Русский плен генерала Ихсан-паши (Из цикла "Сарыкамыш. Турки". Ч. 2 из 3)

Ихсан-паша и его солдаты в Тифлисе (Из цикла "Сарыкамыш. Турки". Ч. 1 из 3)

В ночь Cвятого Рождества

Что там на часах?

Дело о Святом Георгии капитана Вашакидзе (Из цикла "Сарыкамыш. Шайтан-капитан Вашакидзе", ч. 3 из 3)

"Как я пленил генерала Ихсан-пашу": Доклад капитана Вашакидзе полковнику Эсадзе. (Из цикла "Сарыкамыш." Шайтан-капитан Вашакидзе")

Звёздный час капитана Вашакидзе. (Из цикла «Сарыкамыш. Шайтан-капитан Вашакидзе". Часть 1 из 3)


Посетителей: 1091191
Просмотров: 1335790
Статей в базе: 508
Комментариев: 4028
Человек на сайте: 4







Негритянский бог

Автор: Александр Левковский

Добавлено: 10.10.2016

Я давно думал о том, как попросить Александра Левковского  о публикации  на сайте  "Негритянского бога", моего любимого рассказа. И вдруг приходит от него письмо:  "Пётр, реакция  читателей твоего сайта на появление моих двух рассказов  ["Царица Тамара" и "Гори, гори, моя звезда..."  ]  меня, честно признаться, обрадовала. Я хотел бы подарить твоим замечательным читателям  мой рассказ "Негритянский бог".  

Литератор и администратор сайта "Новая литература" Фёдор Избушкин, где рассказ впервые был напечатан, назвал "Негритянского бога" "шикарной прозой" и "маленьким шедевром", наполненным вкусным бытовым юмором, теплом, любовью и неподдельностью к слову. Публикацией "Негритянского бога" на сайте я подписываюсь под каждым словом Избушкина.

                                                                                                                   Пётр Згонников 

                                                 ---------------------------------------------- 

 

                                                  НЕГРИТЯНСКИЙ БОГ

 

Чёрный и белый проходят тропой,
Глядя друг другу в очи.
Один – ослепительный день, другой –
Скорбная гордость ночи. 
 

            Редьярд Киплинг

 

 

B Kelly Moreira
- Hello, sir! - услышал я и обернулся.

Ни в Ташкенте, ни в Америке мой отец не имел машины.

В Ташкенте машина была ему не по карману, а в Америке он не купил её из чистого скупердяйства. И кроме того, в Бруклине, где мы живём, ходят автобусы и работает метро – и значит, считает отец, можно худо-бедно обойтись без машины.

Когда я сказал ему, что мне стыдно быть без автомобиля, в то время как все мои друзья в Нью-Йоркском университете уже имеют Тойоты, Корветы, Форды и Мазды, а некоторые – даже Мерседесы и Ауди, – он отреагировал так:

– Зачем тебе нужна машина? Чтобы возить девочек лёгкого поведения?

– Папа, – возразил я, – девочек лёгкого поведения не существует. Если она лёгкого поведения, то она не девочка. А если она девочка, то она, как правило, тяжёлого поведения. Во всяком случае, для меня.

– Миша, – вмешалась мама, – перестань мучить ребёнка! Купи ему какую-нибудь подержанную колымагу!

– Боря, – произнёс папа, не обращая на маму внимания, – тебе уже восемнадцать лет, и я хочу поговорить с тобой как мужчина с мужчиной...

Отец начал говорить со мной «как мужчина с мужчиной» приблизительно с того далёкого времени, когда мне было восемь, и эти разговоры обычно сводились к запретам курить, сквернословить и драться, а также к призывам никогда не лгать маме и папе.

Но этот разговор был иным.

– Знаешь ли ты, – сказал папа, тыча пальцем в русскую газету, – что вот здесь написано, что двадцать восемь процентов американцев было зачато на заднем сиденье автомобиля? Того самого автомобиля, который ты хочешь, чтобы я тебе купил...

– Миша, – возмущённо вскричала мама, – ты что? Хочешь говорить с ребёнком о зачатии!? Ты совсем тронулся рассудком!

– Рая, – сказал папа, – ты бы лучше пошла на кухню. Мне кажется, у тебя опять подгорает жаркое.

Мама повернулась и открыла кухонную дверь, бормоча:

– Тоже мне специалист по зачатию!..

Когда дверь за мамой закрылась, папа сказал:

– По последней статистике, три процента женщин в Америке имеют СПИД. А у чёрных эта цифра равна восьми!

Я обречённо вздохнул. Какое отношение имеет эта бредовая статистика к моему будущему автомобилю?

– Я хочу тебя ещё раз предупредить, – продолжал папа, – будь осторожен с женщинами в твоём университете! Это тебе не мусульманский Ташкент; это развратная Америка! И особенно избегай негритянок!.. Они вполне могут оказаться в этих гиблых восьми процентах.

Он помолчал и затем произнёс нерешительно:

– Может, купить тебе двухместную машину?

– Почему двухместную? – удивился я.

– У двухместных, – сказал папа, – нет заднего сиденья...

  

 

*   *   *

 

Проржавевшая вывеска над воротами гласила: THE AUTOMOBILE PARADISE, что в переводе означает: «АВТОМОБИЛЬНЫЙ РАЙ».

Сам одноэтажный рай представлял собой побитое временем бетонное здание с грязными дождевыми подтёками на стенах.

Я вошёл и неуверенно огляделся.

Вокруг меня теснились поношенные Бьюики десятилетней давности, Форд-Эскорты, знавшие лучшие дни, и Понтиаки, давно вышедшие из моды... Такое же стадо потрёпанных машин заполняло двор.

– Hello, sir! – услышал я и обернулся.

Навстречу мне, улыбаясь, шла молодая негритянка. На её груди – очень, кстати, соблазнительной! – висел жетон клерка по продаже машин…

Я тут же вспомнил папино предупреждение об опасности интимного общения с представительницами чёрной расы. Впрочем, было маловероятно, что мне тут светит какое-либо общение, тем более, интимное. Девушка была весьма привлекательна, а моя внешность оставляет желать лучшего, и к тому же я очень стеснителен с женским полом.

– How can I help you? – произнесла она стандартную фразу, которую вы постоянно слышите от продавцов в любом американском магазине.

– Я бы хотел купить... какую-нибудь машину... попроще и...

– ...подешевле? Верно? – закончила она и рассмеялась.

Я как зачарованный смотрел на её смеющийся рот, полный таких ровных и белоснежных зубов, какие бывают только у голливудских звёзд, – да и то не у всех.

– Сэр, – сказала она, – могу предложить вам прекрасную Меркури-Марки. Это весьма экономная и надёжная машина, которая прошла всего сто шестьдесят тысяч миль и никогда не была в аварии...

– Меркури очень большая для меня, – сказал я. – Мне бы что-нибудь поменьше.

– У меня есть очень комфортабельная югославская Юго – маленькая и простая в управлении. Вам как славянину эта машина будет по сердцу.

– Откуда вы знаете, что я славянин?! – поразился я.

– О, это легко! По вашему произношению – по вашему раскатистому «р». Вы из Польши, правда?

– Нет, – сказал я. – Я из России.

– О! – воскликнула она. – Так вы русский?!

Она вдруг схватила меня за рукав.

– Идёмте, – сказала она.

Pushkin by Kiprensky
Портрет А.С.Пушкина. Худ. О.Кипренский, 1827

Быстро лавируя между машинами, мы прошли в дальний конец зала, и она открыла дверь в крошечный офис.

Мы вошли – и первое, что я увидел, был большой, занявший полстены, портрет Пушкина!

Тот самый знаменитый портрет работы Кипренского, где поэт изображён в «наполеоновской» позе – со скрещёнными на груди руками и с шотландским клетчатым плащом, перекинутым через плечо. Точно такой же портрет висел в кабинете моего отца, преподавателя русской литературы в Ташкенте. Отец, помню, процитировал мне однажды благодарственное послание Пушкина Кипренскому:

 

Любимец моды легкокрылой,
Хоть не британец, не француз,
Ты вновь создал, волшебник милый,
Меня, питомца чистых муз...

 

И вот я вижу портрет «питомца чистых муз» – притом, российских муз! – висящий в тесном офисе задрипанного заведения по продаже подержанных машин в американском штате Нью-Джерси.

– Пушкин!? – воскликнул я в недоумении, показывая пальцем на портрет.

– Да! – сказала она. – Александр Сергеевич Пушкин! Негритянский бог!

– Я что-то не понимаю, – сказал я. – Пушкин – не бог, а даже если он и бог, то не негритянский, а русский.

– Как вас зовут? – неожиданно спросила она.

– Борис.

– О! Борис!.. Вы знаете пьесу «Борис Годунов»?

Я кивнул, чувствуя лёгкое раздражение. Уж не хочет ли эта мулатка, продавщица потрепанных американских автомобилей, устроить мне, выходцу из России, экзамен по русской литературе?

– Меня зовут Таня, – добавила она, – То есть, по-пушкински – Татьяна.

– Из «Евгения Онегина»?

Она рассмеялась, и я вновь поразился белоснежному блеску её зубов.

 

Тут я хотел бы сделать небольшое отступление и объяснить наличие русского имени Таня у американской негритянки.

Не знаю причин, но факт остаётся фактом – русские имена Таня, Ольга, Тоня и Наташа широко распространены в чернокожей Америке.

Я даже видел однажды в нью-йоркском супермаркете двух продавщиц-мулаток, у которых на груди красовались жетоны, гласящие, что их владелицы имеют экзотические имена Люба и Маша...

 

...В тот день я не купил машину – ни якобы «экономную и надёжную» Меркури-Марки, ни маленькую Юго, которая должна была покорить моё «славянское сердце».

Таня сказала, что ничего стоящего в их сомнительном заведении нет, и пообещала за пару дней, пользуясь своими связями в этом скользком бизнесе, найти мне хорошую и недорогую машину.

Мы сидели с ней в итальянском кафе и ели вкуснейшую пиццу, истекающую расплавленным сыром. Я, при моей стеснительности, ни за что бы не осмелился пригласить её, но Таня на неплохом русском языке сказала, что она «берёт быка за рога» и приглашает меня в отличную пиццерию.

Быстро выяснилось, что она учится на факультете славянских языков Принстонского университета – и отсюда её знание русского; а старые машины она продаёт вечерами по субботам и воскресеньям для пополнения своего бюджета...

– ...и для помощи больной маме, – добавила она. – У меня отца нет, и я даже не знаю, кто он, – и, кстати, я не уверена, что мама знает, – а оба брата сидят в тюрьме.

– Братья в тюрьме, а ты в Принстонском университете! – воскликнул я в недоумении. – Как ты умудрилась попасть в Принстон? Там ведь чудовищный конкурс! Я пробовал, но не прошёл.

– Потому что у тебя слишком лёгкая жизнь, и тебе не надо упорно учиться, – уверенно заявила она. – Ты, небось, живёшь в тёплой семейной обстановке, в комфортабельной квартире. Мама тебя любит, папа тобой гордится, соседи с тобой приветливо здороваются... Ты бы посмотрел, где я живу!.. Представь себе десятиэтажный кирпичный дом в негритянском Ньюарке – с выбитыми окнами, со следами пожаров на каждом этаже, с двором, заваленным чудовищным мусором, с полутёмными коридорами, где валяются пьяные и наркоманы, где днём и ночью слышны крики избиваемых женщин, где двенадцатилетние девочки за десятку готовы совокупляться с любым незнакомцем в любой позе на тёмной лестничной клетке...

– Почему же ты не переедешь в общежитие в Принстон?

– Потому что я не могу бросить больную мать. Она почти парализована, и без моей помощи ей не выжить. Я живу сейчас в другом доме, всего в двух кварталах от неё... Ты спросил, как я попала в университет? Так вот, запомни – я была лучшей ученицей в школе. Не просто лучшей, а самой лучшей за всю историю школы! У меня были сплошные «А» по всем предметам!

– Ты, наверное, не вылезала из библиотеки?

– Моей библиотекой были десять ступенек задней лестницы – как раз под фонарём. Там я раскладывала свои учебники и делала уроки – изо дня в день, двенадцать лет подряд...

– А почему не дома?

Она вздохнула.

– Потому что дома с нами, в трёх пропахших кокаином комнатах, жили оба брата-наркомана с их безработными girlfriends и пятью чумазыми, постоянно орущими детьми...

Я молча жевал пиццу, которая уже не казалась мне такой вкусной.

– И вот однажды, – продолжала Таня, – я, сидя на грязных ступеньках задней лестницы, готовила сочинение о европейских поэтах – и тут я впервые прочитала стих Пушкина... Вот этот:

 

A captive, alone in a dungeon I dwell,
Entombed in the stillness and murk of a cell.
Outside, in the courtyard, in wild, frenzied play,
My comrade, an eagle, has pounced on his prey.

 

Она тут же повторила стих по-русски, делая смешные неправильные ударения и безуспешно пытаясь имитировать раскатистое русское «р»:

 

Сижу за решёткой в темнице сырой,
Вскормлённый в неволе орёл молодой.
Мой грустный товарищ, махая крылом,
Кровавую пищу клюёт под окном.

 

– И – поверь мне! – я сразу почувствовала всем своим существом, что эти строки мог написать только негр!

– Таня, – промолвил я, осторожно подбирая слова, – Пушкин – величайший русский поэтТот факт, что его мать была внучкой негра, ещё не делает его негром.

 

Здесь я должен сделать ещё одно отступление, чтобы объяснить читателям, что в Америке нельзя употреблять слово «негр». За его громкое произношение можно свободно, как говорят в России, «схлопотать по морде». Слово «nigger» считается в высшей степени оскорбительным, и темнокожие американцы предпочитают называть себя «blacks», что значит «чёрные». Но я ведь пишу для русскоязычного читателя, привыкшего к слову «негр» и не считающего это слово оскорбительным.

 

– ...Ты ошибаешься! – воскликнула она в волнении. – Вдумайся в это четверостишие! Это мы, негры, сидим в процветающей Америке «за решёткой в темнице сырой» вот уже четыреста с лишним лет! Это мы, негры, были вывезены из Африки и «вскормлены в неволе» на плантациях американского Юга! Это мы, негры, «клевали кровавую пищу», которую мы зарабатывали изнурительным трудом, собирая хлопок в Луизиане и Алабаме!.. Так как же ты можешь утверждать, что Пушкин, написавший эти строки, не был негром?!

Я подавил желание напомнить ей, что она не сидит «за решёткой в темнице сырой», а учится в самом престижном американском университете, – но понял, что я здесь имею дело с настолько глубоко выстраданным убеждением, что никакие мои доводы её не переубедят.

– И с тех пор я «заболела» Пушкиным! – добавила Таня.

– И поэтому ты поступила на славянский факультет, верно?

Она кивнула.

– Помимо всего прочего, – сказала она, – меня покорила необыкновенная красота его стихов! Это просто какая-то неземная красота! У англоязычных поэтов такой прелести нет!

 

На свете счастья нет, но есть покой и воля.
Давно завидная мечтается мне доля –
Давно, усталый раб, замыслил я побег
В обитель дальную трудов и чистых нег.

 

– Он чувствовал себя «усталым рабом», – сказала она с горечью, – точь-в-точь как мои предки, увезённые с берегов Африки в Новый Свет!

Она повторила тихим голосом:

 

Though joy forever flees, peace stays and concentration.
For long now has it been my consolation,
Hard-driven slave, to plan rebellious flight
To some far sanctuary of work and chaste delight.

 

Внезапно она встала и приветственно помахала рукой кому-то у входа. Я обернулся и увидел молодого высокого негра, приближающегося к нам.

– Боря, познакомься, – сказала Таня, широко улыбаясь, – это Джон, мой муж. Он мой преподаватель.

Её муж? Так она замужем!?

– Мы с Таней – молодожёны, – сказал Джон, крепко пожимая мне руку.

– Мы поженились всего месяц тому назад, – добавила Таня, приобняв мужа и целуя его в щёку.

– У нас даже не было ещё свадебного путешествия! – произнёс он.

Мне трудно – почти невозможно! – описать, что я чувствовал в эти мгновения... Тут была и странная боль в сердце, и какая-то необъяснимая тоска, и зависть к этому красивому парню, который владел душой и телом Тани, – красавицы Тани, душой и телом которой я не буду владеть никогда...

 

...Я сидел в машине Джона на заднем сиденье.

Мы приближались к Принстону.

– Сегодня суббота, – говорил Джон, – как раз тот день, когда собирается наш принстонский кружок под названием «Негритянские боги». На прошлой неделе мы говорили об Александре Дюма, а сегодня Таня расскажет нам об эфиопских корнях другого негритянского бога, великого Александра Пушкина. Она пишет книгу об этом и прочитает нам пару глав оттуда.

– А потом, – сказала Таня, обернувшись ко мне, – мы посмотрим старый советский фильм – самый лучший фильм изо всех, что я видела за двадцать лет моей жизни!..

 

 

*   *   *

 

Весь экран был занят красочной картой Эфиопии, под которой помещалась надпись:

 

Воспоминания – сильнейшая способность души нашей. Я чрезвычайно дорожу именем моих предков – единственным наследством, доставшимся мне от них.

Александр Пушкин.

 

B General-Anshef-Gannibal
Ганнибал Абрам Петрович, прадед А.С. Пушкина

Таня стояла перед экраном, водя по карте указкой и говоря:

– ...Прадед Пушкина, самый младший из девятнадцати братьев и сестёр, родился по преданию где-то здесь, на берегу Красного моря...

Её слушала смешанная чёрно-белая аудитория, разместившаяся на скамьях амфитеатра в здании факультета славянских языков. Нас было человек двадцать.

– Но в последнее время, – продолжала она, – появились исследования антропологов, которые, изучив черты лица прадеда Пушкина, Абрама Петровича Ганнибала, пришли к выводу, что он, возможно, происходит из долины Омо – вот тут, где расстилается равнина Тама и холмистый Маго-Парк... Так или иначе, мы с Джоном через девять дней, в следующий понедельник, отправляемся в свадебное путешествие через Рим в Эфиопию и посетим эти места. Нам сказали в посольстве Эфиопии, что население этих мест очень дружественное и окажет нам всяческую помощь.

Аудитория зааплодировала. Кто-то крикнул: «Счастливого медового месяца!»

А затем взволнованная Таня прочитала главу из своей рукописи и завершила чтение объявлением:

– Я приглашаю вас посмотреть сейчас жемчужину старой советской кинематографии... Сейчас принято ругать всё советское – и часто заслуженно ругать! – но вот посмотрите, как бережно и гуманно русское кино показало трагедию белой американки, родившей чёрного ребёнка и вынужденной бежать из Америки! Фильм называется «Цирк»...

 

...Я сидел рядом с Таней и искоса наблюдал, как она реагировала на самую трогательную сцену фильма, где несчастная Марион Диксон (чью роль исполняла знаменитая Любовь Орлова) поёт в московской гостинице колыбельную своему чёрнокожему малышу:

 

Баю-баю, сон стучит в окошечко,
Баю-баю, спи, моя ты крошечка...
Баю-баю, баю-ба-а-а-ю, бай... бай... бай...

 

Дрожащими пальцами обеих рук Таня вытирала слёзы, обильно бегущие по её щекам...

 

 

*   *   *

 

Я не мог дождаться следующей субботы. Я не мог думать ни о ком и ни о чём – только о Тане!

Вечером в субботу я сел в мою новоприобретённую машину и поехал к ней в Нью-Джерси.

Зачем?.. Чего я ожидал?.. Что я скажу ей?..

Таня встретила меня тревожным восклицанием:

– Боря, что-то случилось с машиной?

Она стояла посреди демонстрационного зала и, нахмурясь, глядела на меня.

– Боря, – повторила она, – что с тобой?

Я молчал.

Она взяла меня за руку и повела в свой офис. Налила мне чашку кофе и села напротив меня.

– Ты не должен сюда приходить, – сказала она.

– Я знаю, – прошептал я.

– Боря, – сказала она, – выбрось меня из головы, прошу тебя.

– Я не могу...

Она подошла к окну и тихо промолвила, стоя спиной ко мне:

– Ты меня любишь, правда?

– Ты послезавтра уезжаешь от меня, – сказал я, не отвечая на её вопрос. – И я не могу к тебе приходить. И я не смогу тебя больше видеть... Никогда...

Она повернулась ко мне.

– Пойдём, – сказала она и вышла из комнаты.

Я покорно последовал за ней.

Она села за руль моей машины и отвела её в самый дальний тёмный закуток двора, заставленный горами покалеченных машин.

Выбралась из-за руля и открыла заднюю дверь.

С колотящимся сердцем я видел в зеркале, как она быстро раздевалась на заднем сиденье.

– Боря, – тихо сказала она, – иди ко мне. Ты ведь любишь меня, милый.

Я вышел из машины и отворил заднюю дверь. Полураздетая Таня – моя первая женщина! – смотрела на меня и нежно улыбалась.

С сердцем, бешено бьющимся где-то в глубине моего пересохшего горла, я ступил в машину и захлопнул за собой дверь...

 

 

*   *   *

 

В течение двух последующих недель я регулярно получал от Тани и Джона короткие электронные весточки – сначала из Рима, а потом из Эфиопии.

Они писали об изумительном Риме – о фонтане Треви, о площади Венеции, о чудесах Ватикана, о статуе Моисея, о Сикстинских фресках...

А у меня перед глазами представали картины их ночей... Ведь у них был медовый месяц! Я видел Таню, лежащую в постели и зовущую мужа, как она звала меня:

– Джон, – тихо говорила она, нежно улыбаясь, – иди ко мне. Ты ведь любишь меня, милый...

 

B Voiny-plemeni-mursi turbina ru
Воины племени Мурси. Автор: Роман Кашигин

...Из Эфиопии они писали о невообразимых красотах страны и о том, что двадцать первый век не коснулся многих здешних племён, живущих практически в каменном веке.

«Мы покидаем завтра побережье Красного моря в Эритрее, – писали они через несколько дней, – и отправляемся, в сопровождении здешних скаутов, в долину Омо, где обитает племя Мурси и где, возможно, жили предки Пушкина...»

«Ты не представляешь себе, в какой дикости живёт племя Мурси! – писали они через четыре дня. – Невозможно вообразить, что гены этих примитивов участвовали в создании гения Пушкина!..»

Это была последняя весточка, которую я получил от них...

Я потратил неделю, мотаясь в отчаянии между посольством Эфиопии в Вашингтоне и их нью-йоркским представительством в ООН.

Никто не мог сообщить мне ничего утешительного о Таниной судьбе...

 

 

*   *   *

 

B dolina reki Omo
В долине реки Омо

Через неделю в газетах и в Интернете появилось короткое сообщение агентства Ассошиэйтед Пресс:

 

Наш корреспондент сообщает из столицы Эфиопии, Аддис-Абеба:

Вчера эфиопская полиция обнаружила в долине Омо место преступного захоронения двух американских туристов, супругов Джона и Тани Пикеринг, исчезнувших неделю тому назад.

По подозрению в убийстве с целью грабежа арестованы три человека из племени Мурси.

В могиле обнаружена брезентовая сумка с несколькими книгами и папка с рукописью под заголовком – «Негритянский бог».

 

 

                                                     ----------------------------------------------------------------------------------------

В качествe иллюстрации к образу Тани использовано изображение французской фотомодели Kelly Moreira

Источник публикации:  литературно-художествнный журнал Новая литература 

фото долины реки Омо  с сайта outdoors.ru. Автор фото неизестен

Просмотров: 1984


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): Эли из Белгорода
Дата: 10-10-2016 00:00

Жалею, что быстро прочитала рассказ! Сначала смешно, потом захватывающе интересно, и внезапно: бабах!!! По голове! Трагедией! Уже успела прочитать и про племя Мурси. Как же Таня и Джон могли к ним поехать, они должны были знать о диких кровожадных нравах тех людей!

Удалить

Комментарий добавил(а): Эли - ведущий
Дата: 11-10-2016 00:00

Конечно же, знали. Но Таня хотела увидеть места, где, возможно,родился один из её негритянских богов, любимейший, - Пушкин. Сильное желание склонно не замечать опасностей, снижать их вероятность. Таня погибла во имя своей любви к поэту, приблизив таким образом свою встречу с ним на том свете. Такой подтекст, второй-третий уровень смыслов, заложенный автором, увидел я в трагическом финале. Не говоря о законах художественности - если не следовать им, рассказ не имел бы того эмоционального воздействия, что, помимо хорошего слова и реалистичности, и сделало его собственно художественным произведением.

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр из Сибири для ЛКН
Дата: 11-10-2016 00:00

Застой! Жара! Харьков! 1974 год! Последний день в Харькове! Сажусь в троллейбус №2 последний раз до Вокзала южного, на остановке Маяковского! Одиннадцатый час вечера! Народ из парка выезжает! В троллейбусе 3 негра, две девушки и мужик. Одна негритянка пополнее и пьяная поет катюшу на русском, троллейбус подпевает. Которая по стройнее говорит ей на русском «Маша» ка тебе на стыдно! Может онибыли из племени Пушкина А.С. из Мурси.

Удалить

Комментарий добавил(а): Татьяна Романюк
Дата: 11-10-2016 00:00

Уважаемый Александр из Сибири, прадед А.С.Пушкина-Ганнибал,арап Петра Великого происходил из царского рода и, возможно, даже был родственником семьи последнего эфиопского императора Хайле Селассие.

Удалить

Комментарий добавил(а): Татьяне Романюк - ведущий
Дата: 11-10-2016 00:00

Татьяна, что-то мне подсказывает, что Александр пошутил! От Вас, откровенно, жду критического очерка. Помню, Левковский советовал Вам попробовать себя в этом жанре. Согласен с ним: критика - Ваше. Ошибочно думать, что писатели любят, когда их хвалят, напротив, им нужно знать, в чём их несовершенство, чтобы стать ещё лучше, расти... Пишите, что и как думаете. Объём -от 2 строчек до двухтомного труда. Пётр Згонников

Удалить

Комментарий добавил(а): Александру из Сибири
Дата: 11-10-2016 00:00

Ну да, Александр, скажите ещё что тем мужиком в компании негритянок был я! Пётр Згонников

Удалить

Комментарий добавил(а): Елена К.
Дата: 12-10-2016 00:00

Как и Эли, я быстро прочитала "негритянского бога" - сюжет захватывающий, не оторваться; как и Эли, досадовала на себя - нужно бы как вино хорошее: неспешно, маленькими глоточками... но этот коротенький рассказ, зёрнышком угнездившийся в душе, с течением времени (а впервые я прочла его на "НЛ" год назад), обернулся прекрасным цветком. Многое ранее с интересом прочитанное у других современных писателей забылось, слилось в один многословный клубок смутных ассоциаций в отличие от чётких, сдержанных и в то же время нежных и лиричных рассказов Александра Левковского. И главный герой рассказа, на мой взгляд, не рефлексирующий влюблённый юноша, а решительная гордая девушка Таня.

Удалить

Комментарий добавил(а): Татьяна Романюк
Дата: 12-10-2016 00:00

Чаcть I. Петр, ну какой же из меня критик, если я даже юмор Александра из Сибири не поняла и, давай, его информировать… Да еще рассказ читала пристрастно, сквозь призму своей давней, заочной любви к Эфиопии, в которой ни разу не была. В списке стран, которые хотела бы немедленно посетить(Грузия всегда вне конкурса)-на первом месте стоит именно Эфиопия. Потому что, это единственная в Африке христианская страна, особая во всех смыслах. Это касается и совершенно не африканских пейзажей , и необыкновенно изящных, красивых людей,умеющих довольствоваться малым, и храмовых комплексов, вырубленных в скалах, и предания(или правды?) о том, что именно в одной из эфиопских церквей находится Ковчег Завета из храма Соломона. Но главное, что меня, как любителя наивного искусства, восхищает- это эфиопская наивная иконопись. Начиная с XVвека и до наших времен эта манера сохраняется. Примитивный, наивный, лубочный, яркий, даже с перебором, избыточный, но необыкновенно трогательный, детский стиль. Так могли и могут писать только свободные, простые, живущие крестьянским трудом, малообразованные, но глубоко верующие люди. А воинственное, мистическое племя Мурси, о котором упоминается в рассказе-автономно проживают на юге Эфиопии, в дельте реки Омо. Сюда не добираются христианские миссионеры, а туристам нужно быть черезвычайно осторожными. Это два разных мира в одной стране, различающиеся даже внешне. Одни поклоняются Богу Жизни, а другие- Богу Смерти.

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр из Сибири.
Дата: 12-10-2016 00:00

Петр Тимофеевич! Не могу ни подтвердить ни отрицать Вашего нахождения в этом троллейбусе! Дело давнее. Но! В те времена харьковчане имели привычку летом по вечерам, гулять по аллеям парка Горького: каштановым, липовым, с белыми акациями и даже абрикосовым! И пить в киосках из бумажных стаканчиков Ркацители закусывая песочным печеньем! А когда парк затихал любители слушали соловьев, причем с одного места можно было услышать до трех соловьев одновременно. Негры как правило учились в мединституте.

Удалить

Комментарий добавил(а): Валерия , Харьков
Дата: 12-10-2016 00:00

Александр Левковский необычный автор, из тех, которые не забываются, очень интересный, а сам рассказ, как гениально просто написанная история. Не менее интересно читать комментарии. Особенно Татьяны Романюк, из которых узнаю много нового. Спасибо Вам, Татьяна. Александра из Сибири уверяю, что парк Горького на прежнем месте, стал ещё красивее, соловьев так же много ещё и в ботаническом саду, а в мед институте и по сей день много учится людей уже привычного нам чёрного цвета.

Удалить

Комментарий добавил(а): Владимир, Саратов
Дата: 13-10-2016 00:00

Скажите мне о чём этот рассказ? Какова главная мысль?

Удалить

Комментарий добавил(а): Елена К. - Владимиру
Дата: 13-10-2016 00:00

Cильный, глубокий рассказ о любви, сострадании... Можно разложить по полочкам, можно бесконечно анализировать текст, а можно просто чувствовать, чувствовать и переживать, и не стыдиться своих слёз, как в опере при исполнении арии Канио: "Смейся, паяц, над разбитой любовью..." , даже если кто- то рядом спит.

Удалить

Комментарий добавил(а): Владимир, Саратов для Елены
Дата: 13-10-2016 00:00

Елена, а вы замужем?

Удалить

Комментарий добавил(а): Елена К. Владимиру
Дата: 13-10-2016 00:00

Владимир, а каким образом факт моего замужества может влиять на моё отношение к произведениям Александра Левковского? Не хотелось бы превращать общение на сайте в болтовню на лавочке.

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр Левковский
Дата: 13-10-2016 00:00

Владимиру из Саратова. Будучи автором рассказа, я искренне хотел бы помочь Вам понять мой рассказ. Но сначала помогите мне определить Вашу степень понимания художественной прозы -- и тогда моё пояснение будет более целенаправленным. С этой целью ответьте мне, пожалуйста, на простой вопрос, аналогичный Вашему вопросу: какова, по Вашему мнению, главная мысль знаменитого рассказа Чехова "Каштанка"? И заодно: как Вы думаете, почему этот рассказ с такой главной мыслью стал таким знаменитым?

Удалить

Комментарий добавил(а): Владимир, Саратов
Дата: 13-10-2016 00:00

Александр, "Каштанка" о верности.

Удалить

Комментарий добавил(а): Владимир, Саратов для Елены
Дата: 13-10-2016 00:00

Каждая мелочь имеет значение.

Удалить

Комментарий добавил(а): Татьяна Романюк
Дата: 13-10-2016 00:00

По просьбе Романюк публикую новую версию её комментария. Прежняя содержала много механических ошибок, допущенных Татьяной из-за вынужденной поспешности при написании комментария (ведущий). Часть II. Не помню, были ли ранее комментарии автора «Негритянского бога» Александра Левковского относительно подоплеки сюжета и существования прототипов героев рассказа, но у меня, как у читателя, нет ощущения «придуманности» и «выстроенности» текста (настоящие портные говорят, что изнанка тоже должна быть безупречной…). Рассказ держит в напряжении, рвет сердце и, одновременно, оставляет ощущение легкости и света. Это, наверное, какой-то особый авторский прием, умение из обрывков информации и известных слов сложить цельный образ и убедить читателя в его реальности, а значит, и заставить по-настоящему сопереживать. Мое любимое стихотворение Окуджавы, « Музыкант», тоже об этом: « Музыкант играл на скрипке - я в глаза его глядел,/ Я не то, чтоб любопытствовал - я по небу летел,/Я не то, чтобы от скуки - я надеялся понять,/Как умеют эти руки-эти звуки извлекать…» При чтении включаешься в ход повествования так глубоко, что возникает непреодолимое желание уберечь, предупредить героев об опасности, направить их по другому маршруту. Мне вспомнились «Иллюзии» Ричарда Баха, где будущее многовариантно и всегда возможен лучший исход. Нужно только чуточку удачи или мелкое препятствие. И тогда не оборвутся так трагично и бесповоротно две молодые жизни. Хочется вытолкнуть героев в другую, счастливую реальность… Казалось бы, практичный и опытный ум не может не заметить, что сюжет весьма кинематографичен, и сомнителен тот факт, что бедная негритянская девушка, живущая в адских, нечеловеческих условиях может поступить в Принстонский университет… Но, опять же! Та самая сила воздействия! И никуда от этого не денешься. Все нутро переворачивается. Что это? Преображающая сила искусства? Искусство манипулирования читательским сознанием? Я не знаю! Но хочу обманываться и дальше… Оживляют текст и делают его теплым узнаваемые семейные диалоги, старые, как мир, только в новом, американском контексте. Благодарна автору, что заставил ещё раз испытать гордость за «наше всё» - Александра Сергеевича Пушкина. Потому что, на самом деле, он - «общечеловеческое все»… Возвращаясь к трагической концовке рассказа, хочу воспроизвести один из парадоксов «Иллюзий» Баха: « Как узнать, выполнено ли твое предназначение?» - « Если ты жив, то нет!». Именно это как-то помогает смириться с ранним уходом Тани. Она оставила после себя рукопись о Пушкине и, тем самым, выполнила свое предназначение. Хочется, чтобы так и было. Глубокая признательность Александру Левковскому, соорудившему «из души моей костер».

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр Левковский
Дата: 13-10-2016 00:00

Владимиру из Саратова. Если Вы правильно ощутили мотив верности в рассказе Чехова, то неужели трудно было ощутить мотив внезапной первой любви Бориса и сострадания Тани (как справедливо заметила Елена)-- вплоть до неожиданной для него громоподобной прощальной сцены в автомобиле? И всё это на фоне гордости Тани за негритянские корни Пушкина. А её смерть -- это синоним неоправданности этой её гордости, так как воображаемые ею предки Пушкина -- это, увы, просто предки нынешних дикарей, а он был и остаётся великим РУССКИМ, а не негритянским поэтом! Вот Вам одна главная мысль... Владимир, художественное произведение -- это не статья, холодно констатирующая факты, а повествование, взывающее к сердцу читателя, говорящее языком эмоций, а не рассудка, развивающееся часто окольными путями, а не напролом... Именно поэтому "Каштанка", взывающая к сердцу читателя, стала такой знаменитой, хотя произведений о верности -- тьма-тьмущая! Или вот возьмите повесть Тургенева "Ася". Девушка полюбила героя повести, и её любовь кончилась ничем. Какую "главную мысль" преследовал Тургенев в этом ПРОСТЕЙШЕМ сюжете? Да никакую! Казалось бы, это -- ещё одно повествование о любви, каких миллионы! Но КАК великолепно, с КАКИМ волнением и сочувствием проследил прекрасный писатель Тургенев развитие этой любви! Как он заставил читателей сопереживать Асе! Как он исподволь воззвал к любовному опыту читателей! Вот что такое -- художественное произведение! Вот почему быть писателем намного труднее и часто мучительнее, чем быть репортёром, корреспондентом или журналистом! Желаю Вам, Владимир, всего хорошего!

Удалить

Комментарий добавил(а): Дед Лужанский - Левковскому
Дата: 13-10-2016 00:00

Главное, что Владимир задумался. Зачем на небе звёзды? Чем они отличаются от своего отражения в луже? О чём шуршит растущая трава? Спрашивающий человек- Человек! Как у всякого пожившего мужчины, мои руки носят те или иные следы когда-то пережитых событий. Бывало, я выкладывал руки на стол перед внуками - мальчишками и объяснял какому именно нарушению правил техники безопасности соответствует тот или иной шрам. Прошло время, мальчишки стали мужчинами - у них свои шрамы. Есть шрамы - просто отметины, ну было и было. Но когда нож электрического фуганка стёсывает часть фаланги пальцев мало что не до кости, обнажая нервы, такой шрам, даже заросший толстенным рубцом, продолжает жить собственной жизнью, остро ощущая каждое прикосновение. Так и Ваша проза, Александр. Только эти обнажающиеся при чтении нервы - не на руках, в душе. При всей прозрачной открытости "Негритянского бога" острой болью в душе отдаётся эзотеричность, непостижимость веры Татьяны в созданного ею собственного бога, бога, для которого она совершает ритуальное таинство (пусть ступенями храма становится заднее сидение машины), бога, которому она, в конце-концов, приносит свою жизнь. А "Каштанка", она тоже отметина в душе, но только отметина.

Удалить

Комментарий добавил(а): Владимир, Саратов
Дата: 14-10-2016 00:00

Александр, теперь понятно. Спасибо.

Удалить

Комментарий добавил(а): Пётр Згонников
Дата: 14-10-2016 00:00

ДЕДУ ЛУЖАНСКОМУ. Вы написали:"...эзотеричность, непостижимость веры Татьяны в созданного ею собственного бога, бога, для которого она совершает ритуальное таинство (пусть ступенями храма становится заднее сидение машины)..." Действительно так! Вы усмотрели, а мне - не открылось, зря что всю жизнь с интересом к бессознательному. Посрамили! успокаивает то, что и сам писатель этого, похоже, не углядел. Но ему простительно. Писательство - эдакий время от времени взрывающийся словоизвержением глубинный вулкан, превращающий писателя в стучащего по клавишам робота. Они и сами не всегда понимают, какие смыслы заложены в их произведениях, функция их - не мысли нести в народ, не воспитателями и нравоучителями прослыть, нет, - будоражить засыпающие и умирающие души. Левковский, на мой взгляд, делает это lege artis... Пётр Згоннико

Удалить

Комментарий добавил(а): Згонников Пётр
Дата: 14-10-2016 00:00

ОБЪЯВЛЕНИЕ.Программа сортировки комментариев работает некорректно, порядок их размещения на странице не соответствует последовательности поступлений. В поисках новых комментариев просматривайте всю страниц, последнее сообщение может обнаружиться в любой части страницы. Поставил в известность программиста сайта, Сергея Михайловского, надеюсь, что этот досадный недостаток удастся устранить.

Удалить

Комментарий добавил(а): Елена К.
Дата: 14-10-2016 00:00

Можно продолжить тему алтаря рассуждениями о том, что их души соединились в одну большую любовь и преклонение перед гением поэта и слияние тел явилось естественным продолжением слияния душ - закреплением этого горнего союза... можно и в другом аспекте: девушка, выросшая в трущобах, где был естественен продажный секс, предполагала, что мужчинам "только одного надо" ( Цитата из фильма " Письма к Эльзе"), и, как благодарность за любовь и трепетное к себе отношение, принесла в дар своё тело на короткое время... или просто - пожалела мальчика, который восторженно принял подарок не задумываясь о том, что такие "подарки" в принципе унизительны для мужчины. И именно эта часть рассказа - сценка в машине - была воспринята мною как дань автора современному читателю, как необходимая обывателю "клубничка".

Удалить

Комментарий добавил(а): Александру Левковскому
Дата: 14-10-2016 00:00

Александр! Две диаметральные точки зрения. Елена К: " И именно эта часть рассказа - сценка в машине - была воспринята мною как дань автора современному читателю, как необходимая обывателю "клубничка". Дед Лужанский: "...эзотеричность, непостижимость веры Татьяны в созданного ею собственного бога, бога, для которого она совершает ритуальное таинство (пусть ступенями храма становится заднее сидение машины)". К Вам вопрос: сцена на заднем сидении автомобиля - "клубничка для обывателя" или "ритуальное таинство". Пётр Згонников

Удалить

Комментарий добавил(а): Дед Лужанский
Дата: 14-10-2016 00:00

Вот перед Вами три ПЛОСКИХ картинки: круг, квадрат и равносторонний треугольник. Что это? Три разных ПРАВДЫ, каждая соответствует своей точке зрения - откуда смотреть - сверху, сбоку или спереди. А ИСТИНА в том, что это три проекции на три взаимно перпендикулярные плоскости некоего ОБЪЁМНОГО тела, образованного сечением цилиндра, высота которого равна диаметру, двумя плоскостями, которые пересекаются по линии диаметра верхнего основания цилиндра и имеют по одной точке касания с окружностью его нижнего основания. Нужно ли безжалостно заставлять автора великолепной, сильной именно своей целостностью вещи, препарировать своё творение?

Удалить

Комментарий добавил(а): Згонников Пётр - Деду Луж.
Дата: 14-10-2016 00:00

Дед Лужанский: "Нужно ли безжалостно заставлять автора великолепной, сильной именно своей целостностью вещи, препарировать своё творение?". Принял на свой счёт, отвечаю: Пусть автор и решит, нужно препарировать или нет. Д.Л., я бы не стал его просить об этом, - Вы правы - красота в цельности -да уж больно упрощённым, предельно приземлённым представляется мотивация поступка Тани Еленой.К. :"... девушка[Таня], выросшая в трущобах, где был естественен продажный секс, предполагала, что мужчинам "только одного надо". У Левковского во всей его малой прозе нет работы "на потребы публики", нет проходных, ради внимания читателя читателя, эпизодов. Всё у него работает на определённую художественную задачу, но никогда - на коммерческую или иные. От того и рассказ обладает целостностью, что в нём нет ничего лишнего, и эпизод на заднем сидении органично вписывается в создаваемый автором образ самоотверженной влюблённости Тани в своего кумира, Пушкина. Близость с Борей не женская жалость к влюблённому и страждущему юноше, а ассоициативная волна,захватывающая всё, что как-то связано с кумиром, эффект ореола, окрашивающего в цвета любви людей, случайно оказавающихся в его нестерпимом сиянии.

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр из Сибири.
Дата: 14-10-2016 00:00

Я далек от литературоведения! Но есть стиль писателей, которых я читаю просто, погружаясь в книгу, а потом, когда выхожу либо доволен, тем что прочел и готов читать снова и снова, либо просто больше не притронусь. Так вот стиль Александра Левковского такой. В сюжете просто эпизод жизни молодого человека, первая машина, первая женщина и трагическая потеря ее. Хотя есть вопросы по сюжету откуда средства на путешествие у молодых афроамериканцев? Достигли американской мечты на подержанных машинах! Или грант от некой организации для изучения африканских наречий! В тех районах Африки в 80-е годы можно было изучать и русский язык на деньги какого ни будь корпуса мира.

Удалить

Комментарий добавил(а): Татьяна Романюк
Дата: 14-10-2016 00:00

Как ни странно, сцена в машине мне показалась даже целомудренной, хотя и ошеломляющей! Дед Лужанский рассматривает происходящее, как внутреннее событие, действия героини-практически ритуал и здесь не утоление страсти, а неосознанное принесение жертвы на алтарь своему Идолу. Взгляд Елены- взгляд Наблюдателя, обусловленного представлениями морали. Наблюдатель всегда обусловлен… Продолжая геометрические ассоциации Д.Л., рискну вспомнить теорию относительности, согласно которой наблюдаемая картина физического(а в данном случае-психического) явления не всегда совпадает с тем, как это явление протекает в действительности. В известном примере –мальчик, сидящий в движущемся поезде и подбрасывающий вверх мяч, видит его вертикальную траекторию. Его отец, стоя снаружи, на земле-видит параболу, а микроб , сидящий на мяче считает мяч неподвижным. Какова действительная траектория? Неизвестно… Все зависит от Наблюдателя. Парадоксальность в действиях героини- только для Наблюдателя. И в этом- глубина образа и «изюминка» сюжета…

Удалить

Комментарий добавил(а): Елена К.
Дата: 14-10-2016 00:00

Не осуждаю ни в коей мере действия героини рассказа в машине, это её желание женщины хоть как- то утешить близкого по духу человека единственным, представляющимся в её воображении, достойным образом. В ранее высказанных своих впечатлениях о рассказе я не коснулась этой темы, хотя при первом чтении этот эпизод не срезонировал с общей эйфорией от читаемого, автору рассказа, думала, виднее. Меня же совершенно огорошил тот смысл, который придал этому эпизоду Дед Лужанский и автор сайта Пётр. Всё во мне протестует против такой интерпретации. Но это моё личное мнение и я посчитала возможным его высказать.

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр из Сибири
Дата: 15-10-2016 00:00

А если это не страсть и утешение, а просто сотрудница Американского корпуса мира. Обрабатывала русскоязычного, как это принято в штатах! А потом отправилась в зону конфликта между Эфиопией и Эритреей где также можно встретить русскоязычных инструкторов и советников заодно и за Пушкина А.С. поговорить!

Удалить

Комментарий добавил(а): Александру из Сибири
Дата: 15-10-2016 00:00

Александр, на сайте нет литературоведов. Каждый высказывает своё мнение. Задаёт вопросы. Спорит. Рассуждает. Рассказывает о своих чувствах. Вам и не нужно быть близко к литературоведению, вам нужно оставаться самим собой, что Вы и делаете. Уверен, Левковский ответит всем, в том числе и Вам. Задавайте, задавайте, господа, вопросы... Мои вопросы А.Левковскому. В каком возрасте начали писать? Название первого рассказа? О чём он?

Удалить

Комментарий добавил(а): Татьяна Романюк-А.Левковскому
Дата: 15-10-2016 00:00

Уважаемый Александр,меня интересует вопрос-действительно ли были некие исследования, утверждающие, что предок Пушкина Абрам Ганнибал был рожден в районе озера Омо, где обитает племя Мурси? Или так нужно было по сюжету рассказа? Известно, что по вопросу родословной поэта существует много версий. Некоторые исследователи утверждают,что предок Пушкина был не негром или арабом, а абиссинцем. Исследования российских и эфиопских пушкинистов позволяют считать , что доказанным местом рождения прадеда Пушкина является северо-восток, район города Асмара (Эфиопия).Сам Пушкин утверждал, что дед матери был негром, сыном влиятельного князька. Другие серьезные исследования прослеживают иудейские корни происхождения Ганнибала. Явленное подтверждение этому- звезда Давида на усыпальнице Ганнибалов. Исследователи также предполагают, что Пушкин мог знать о своих иудейских корнях из рассказов матери. Знал и боялся правды. Боялся, как и его прадед. Поскольку, приступая к написанию "Арапа" поэт не мог не ознакомиться с приказами Екатерины Первой 1727 года и приказами Елизаветы Петровны 1742 года, где предписывались гонения на евреев…

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр из Сибири
Дата: 16-10-2016 00:00

Хочу напомнить работу М. Вагнера "Предки Пушкина" в сборнике "Род и предки А. С. Пушкина" (Москва, 1995 г.). Здесь с уверенностью и доказательствами даются географические точки в Эфиопии, откуда мог быть родом Ибрагим-Ганнибал: "После исследований Анучина загадочное происшествие Ганнибала представляется вполне разъяснимым. Это был не негр и не араб (житель Аравии, аравитянин), а абиссинец. Отец Ганнибала был владетельным князем в северной Абиссинии (т.е. в восточной Африке, к югу от Египта, в той части Абиссинии, которая еще в конце ХIХ века отошла к Италии, образовав ее колонию Эритрею) и имел резиденцию на абиссинском плоскогорье, в Логоне, на берегу реки Мареба. Есть даже основание думать, что это был князь приморской области, имевший своею столицею, в конце ХVII века, Добарву или Дебароу, которая могла называться также по имени всего округа и Логон" [Ростов-на-Дону - Москва - Аддис-Абеба (Эфиопия) Газета "Дар",1997,№7]

Удалить

Комментарий добавил(а): Дед Лужанский
Дата: 16-10-2016 00:00

Ну не безнадёжно ли судить о художественном творчестве, основываясь лишь на рациональном начале, исключая таким образом и чувства, и бессознательное… Помните, у Александра Сергеевича: - «Звуки умертвив, музЫку я разъял, как труп. Поверил я алгеброй гармонию» (в моём случае, каюсь, - геометрией! –ДЛ). Доверимся же собственным чувствам! Читая «Негритянского бога», не могу отделаться от Шелли, от его <Песни Луны> : «Когда фиалка сквозь траву глядится в неба синеву, её глаза от этого синеют… [и] …Когда же в тьму и пустоту я погружаю красоту, то в них сама любовь сияньем блещет.». Ни на что не претендую, это просто неконтролируемая сознанием ассоциация, уж извините.

Удалить

Комментарий добавил(а): Софья. Тбилиси
Дата: 16-10-2016 00:00

"....я не могу бросить больную мать. Она парализована и без моей помощи ей не выжить..." Это слова Тани. Можно было бы в самом конце рассказа добавить, что юноша, любивший Таню, навестил её мать, нанял сиделку... Это был бы поступок достойный его чувства. Поэтому мне кажется этот интересный рассказ ещё не завершён.

Удалить

Комментарий добавил(а): Всем - ведущий
Дата: 16-10-2016 23:51

Фазиль Искандер, чудо как хороший абхазский писатель, писал об одной милой особенности поведения советских туристов за рубежом.(Чуть поясню, молодые, возможно, уже и не знают, что за границу могли поехать единицы, тщательно проверенные и проинструктированные о правилах поведения, все группы - с обязательным присутствием сотрудника госбезопасности). Поужинав в ресторане, туристы вставали и громко благодарили: "Спа-си-бо! Спас-си-бо!". Иностранцы бледнели, пишет Искандер, и в страхе думали, что именно так русские начинают революцию. На сайте новый сортировщик комментариев! Показывает время размещения отзыва и, что ещё более важно, расставляет письма строго хронологически. Хаос прежней комментаторской жизни сгинул. По Искандеру мы сейчас должны дружно поблагодарить Сергея Михайловского, системного администратора сайта:"Спа-си-бо! Спа-си-бо!" Он не испугается - не иностранец, с военной биографией и c ножами собственного ручного производства (www.knife.com.ua). Спасибо, уважаемый Сергей Николаевич. Пётр Згонников

Удалить

Комментарий добавил(а): Ведущий
Дата: 17-10-2016 14:43

Друзья! Ответ Левковского читателям я перенёс на главную страницу сайта. Называется публикация "Александр Левковский отвечает читателям". Пётр Згонников

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки