На летние каникулы

Ведомость о церкви Лелиано-Хашатианской в селе Лелиани. 1913 год (История Лагодехи по церковным документам)

Сны и яви Сергея Жадана

Шато "Кирамала"

Ведомость о церкви Святого Георгия в селе Кахи, 1912 год (История Лагодехи по церковным документам)

Первый фотограф Лагодехи

С выжженными глазами... (Из цикла "Стихи Сергея Жадана в переводах Лачина"". Стих 3)


Посетителей: 1425466
Просмотров: 1720545
Статей в базе: 570
Комментариев: 4370
Человек на сайте: 2







История заповедания Лагодехского ущелья. В двух частях. Часть 2

Автор: Пётр Згонников

Добавлено: 26.06.2010

Окончание
Начало см. Часть 1  

 

 

                                                                                                        Последователи

 На смерть Млокосевича  некрологами отозвались «Лесной журнал», «Русское энтомологическое обозрение», издания Зоологического Музея Императорской Академии Наук,  Ботанического сада  Императорского Юрьевского Университета, газета «Закавказье».

Все, кого Млокосевич успел заразить своей тревогой за судьбу Лагодехского ущелья, осознавали недостаточность  слов, пусть самых искренних и трогательных. Лучшим памятником   «маститому старцу из Лагодех» (А.П.Семенов-Тян-Шанский) могло стать  одно - воплощение его идеи, его мечты о заповедании ущелья в жизнь.

 

                                                                      Николай Иванович Кузнецов: Инициатор

B-200px-Botanik-KuznetsovNikolai
Николай Иванович Кузнецов

Дело возглавил профессор Юрьевского университета Николай Кузнєцов, крупнейший исследователь растительного мира Кавказа, знаменитый систематик, фитогеограф и геоботаник. Он знал Млокосевича лично, гостил у него в Лагодехах.  Был знаком с дочерью натуралиста Юлией, которая после смерти отца состояла в переписке с профессором, сообщая ему обо всём, что происходит с ущельем и вокруг него.

Лагодехские старожилы считают, что Кузнецов был  влюблен в Юлию.

В 1898 году  Кузнецов в Лагодехах, у Млокосевичей. Ему тридцать два, ей двадцать шесть. На дворе бушует весна, гремят грозы, рвут на части черное  небо ослепительные молнии. Молодая  женщина тщетно пытается скрыть от гостя блеск своих восторженных глаз. Петербуржанин, ученый, человек из другой жизни, он будто комета, случаем залетевшая в ее скромный дом. А Кузнєцов с восхищением смотрит на Юлю. Она настоящая амазонка: без труда взбирается на горы,  преодолевает бурные речки, лазит по деревьям, стреляет, скачет на лошади, смела, вынослива, и,  вместе с тем, - поражающие познания в ботанике и зоологии, владение несколькими языками, природная аристократичность. Лед и пламя.  Разумность Европы соединилась в Юле  с дикой естественностью Кавказа. У нее с Николаем общая любовь – цветы и растения, о них они могут говорить часами. Днем Юлия отправляется с гостем в самые отдаленные  уголки ущелья, показывая разведанные ею ботанические богатства, а вечерами  гость с замиранием слушает рассказ девушки о том,  как в свои 17 лет она,  первой из женщин в мире, отправилась с отцом и братом на штурм Большого Арарата.

Страсть и настойчивость, с какой Кузнєцов взялся воплощать в жизнь мечту Юлиного отца о заповедании Лагодехского ущелья, могут косвенно подтверждать легенду о его любви к девушке. Как и тот факт, что один из эндемов Лагодехского ущелья он назвал ее именем - Примула Юлии. Но с другой стороны, зажигательным и упорным Кузнецов был во всех своих начинаниях, а называть открытия  именами первооткрывателей – давняя  научная традиция. Да и был Кузнецов в то время женат, а дома его ждали жена и маленькая дочь.

Как бы то ни было, 24 ноября 1910 года Николай Иванович Кузнецов  представил в Императорскую Академию Наук  докладную записку под названием «Лагодехское ущелье, как памятник природы, подлежащий охранению».

В Лагодехском  ущелье, пишет профессор, нашли себе приют некоторые растения, до сих пор только в этой местности земного шара и найденные - пион Млокосевича, Примула Юлии, Леонтица Смирнова, Генциана лагодехская Целый ряд других реликтовых и травянистых растений кавказской флоры изредка встречаются и в других местностях Кавказа, но для большинства для них Лагодехское ущелье – это locus classicus, место классического проживания.

Величественный клен (Acer insigne), почти истребленный на Кавказе, случайно cохранился в Лагодехском ущелье, быстро размножается во влажном климате ущелья и мог бы отсюда  легко распространиться дальше  по лесам Восточного Закавказья. К сожалению, отмечает автор записки, ценные  свойства древесины клена послужили причиной к его беспощадному истреблению и от бывшего довольно широкого его распространения по Кахетии случайно сохранились лишь жалкие остатки в Лагодехском ущелье. Из ценных пород в ущелье еще уцелели  заросли грецкого ореха, тисса и медвежьего ореха, но и они рискуют исчезнуть под топором лесоруба.

 B-razliv-lagodex-rechki
 После ночного дождя. Это ещё не сель, но лей дождь два-три дня, и речка превратится в бурный, злобный и беспощадный поток  

Наступление человека на природу  Лагодехского ущелья таит в себе  опасность потерять его первозданную природу и тем раз и навсегда лишить Кавказ целого ряда редких растений, считает Н.И.Кузнецов. За последние годы вокруг Лагодех возник целый ряд новых селений, увеличившееся население которых вырубает лес в окрестных ущельях и горах,  уничтожая прежде всего ценные породы; усиленная пастьба  скота мешает правильному лесовозобновлению. Если заселение пойдет дальше и будет распространено и на Лагодехское ущелье, то это приведет к гибели первозданной природы.

В период таяния в горах снега и во время обильных дождей не сдерживаемые лесным покровом воды реки Лагодех-ор и других горных речек могут привести к гибели самих Лагодех и окружающих его селений  Ново-Михайловка и Ново-Алексеевка.  Селевые потоки  уже не раз уничтожали окрестные рощи, сады и огороды, а с заселением ущелья и  неизбежно следующей за этим вырубкой лесов в его вершинах  уничтожающее действие Лагодех-ора усилится во много раз.

Лагодехское ущелье, поставленное под охрану и сделанное заповедным, представит собой ценный  национальный парк,  полагает автор, в котором могли бы быть сохранены для грядущих поколений необычайные редкости кавказского растительного мира. Запрет на  рубку и уничтожение лесов привело бы к возобновлению редких древесных  пород Восточного Закавказья, которые отсюда, как из искусственного питомника, могли бы быть  распространяемы в другие местности Кахетии.

Завершая докладную, Н.И. Кузнецов предлагает Академии Наук  своевременно обратиться к Наместнику Его Императорского Величества на Кавказе с представлением о немедленном признании Лагодехского ущелья заповедным и о командировании летом 1911 года  специалиста для определения границ заповедного участка и выработки практических мероприятий по предохранению от истребления его  флоры.

Императорская Академия наук поддержала Кузнецова, пообещав ему всяческую поддержку.

 

                                                             Академик Иван Парфеньевич Бородин: Отец русской экологии

 

B-200px-Ivan_Borodin
Иван Парфеньевич Бородин 

В отличие от Кузнецова академик И.П.Бородин не имел непосредственного отношения к Лагодехскому ущелью, но он сделал то, без чего инициатива Кузнецова могла бы  остаться незамеченной. Заслуга Ивана Парфеньевича Бородина перед Лагодехским ущельем состоит в том, что он изменил Россию, сделал ее такой страной, что не заповедать в ней уголки природы, подобные лагодехскому, стало невозможным.

«Охрана памятников природы» (1910) - его материал, опубликованный в научных изданиях и  разошедшийся отдельной брошюрой  по всей стране, стал программным документом  природоохранного движения в России.

Под влиянием человека, писал Бородин, первобытная природа тает «как воск от лица огня»,  девственные леса и степи отходят в область преданий, а вместе с ними исчезает ряд живых существ, животных и растений. Долг, обязанность людей сохранить в естественной обстановке хотя бы кусочки первобытной природы,  чем либо выдающиеся предметы ее. Это в интересах чистой науки, эстетики, педагогики, это нужно будущим поколениям.   Примкнуть к  движению  в защиту природы, охватившему Америку и Западную Европу,  - «… наш нравственный долг перед родиною, человечеством и наукой. …пора нам проникнуться сознанием, что важнейшими из них (памятников старины России – автор)  являются остатки той природы, среди которой когда-то складывались наша государственная мощь, жили и действовали наши отдаленные предки. Растерять эти остатки было бы преступлением…. Мы являемся обладателями в своем роде единственных сокровищ природы. Это такие же уники, как картины, например, Рафаэля, - уничтожить их легко, но воссоздать нет возможности».

Благодаря Бородину в общественном сознании России утвердилось новое отношение к дикой природе – как к невосполнимой ценности. Право дикой природы на существование  зависит  не от ее практической пользы, а возникает  в силу самого факта ее существования. Не тронь и сохрани данное Богом – таков пафос природоохранной философии академика Бородина. Страна, в которой доселе дело защиты памятников природы держалось на энтузиазме отдельных лиц,  - Фальц-Фейна в Аскании-Нове, Млокосевича в Лагодехах, Шелковникова в Геок-Тапе,  Карамзина в Бугурусланском уезде Самарской губернии – должно стать предметом государственной заботы.

По предложению Бородина в марте 1911 года при Императорском Русском Географическом Обществе была учреждена Постоянная Природоохранительная Комиссия, в которую как из рога изобилия посыпались предложения по учреждению в разных местах страны, в том числе  в Лагодехах,  «защитных участков» природы.

Вся информация стекалась в конечном итоге к  Бородину.

Когда Юлия Млокосевич сообщила профессору Кузнецову  об угрозе Лагодехскому ущелью быть отданным в распоряжение стоявшему в Лагодехах Кубанскому полку, Кузнецов немедленно обратился  с прямой просьбой о помощи к академику И.П.Бородину, а тот – в Кавказский Отдел Императорского Русского Географического Общества   с поручением проверить слухи  и принять необходимые  меры.

Знал академик И.П.Бородин о моей малой родине, знал и делал все от  него зависящее для сохранения ее природных богатств.

В сегодняшнем заповедном статусе Лагодехского ущелья есть и его доля – души, тревог и натуги.

 

                                                                                                       Дмитрий Иванович Сосновский

 

B-480-pxPanorama-of-Bot-garden-tbilisifoto-narod-ru
Тифлисский ботанический сад

В июне 1911 года Николай Кузнецов с сыном Игорем выехал из Юрьева в Санкт-Петербург, откуда 2-го июня направился  скорым поездом в Тифлис, чтобы по поручению Императорской Академии Наук выступить там на заседании Кавказского Отдела, посвященного охране памятников природы Кавказа.

В Тифлисе Кузнецову не нужно никого убеждать – ни относительно охраны памятников природы вообще, ни Лагодехского ущелья, в частности. Вокруг юрьевского профессора собрались  единомышленники:   сенатор Э.А.Ватаци, главный ботаник Тифлисского ботанического сада А.В.Фомин, сотрудник сада Д.И.Сосновский, Юлия Млокосевич,  помощник лесничего в Лагодехах Виктор Млокосевич, родной брат Юлии. Выступление Кузнецова в защиту Лагодехского ущелья вызывает полную поддержку членов Отдела.

Усилия Кузнецова особенно близки сотруднику Тифлисского Ботанического сада Дмитрию Ивановичу Сосновскому. Он давно и тщательно изучает флору ущелья и досконально знает проблемы ущелья. В марте 1911 года по поручению Комиссии по охране памятников природы на Кавказе он отправился в Лагодех, чтобы собрать свежий материал для своего выступления на июньском собрании Кавказского Отдела.  Его доклад  «Лагодехское ущелье, как предмет охраны», прозвучавший на этом собрании, был главным на собрании.

Давая  ботаническую характеристику ущелья, Сосновский напомнил  о  Млокосевиче, который  посадил у входа в ущелье на своей земле Павловнию (Pawlovnia imperialis), и которая там вполне натурализовалась, распространившись на несколько верст вверх по ущелью.

Научное значение Лагодехского ущелья  как памятника природы   несомненно, говорит Сосновский. С одной стороны, ущелье представляет собой типичный участок вымирающей кахетинской растительности, а с другой стороны, это место, где нашли приют угасающие реликтовые формы.

И место это рискует быть потерянным для потомков навсегда.

Альпийские пастбища на склонах Хочал-дага отведены в пользование лезгинам-джурмудцам, а низовые части ущелья приблизительно с

B-Leontitca-Smirnova
Леонтица Смирнова, эндемик Лагодехского ущелья

августа  сдаются лезгинам под зимние пастбища. В местах продолжительного стояния баранты скопляется огромное количество навоза, отчего места эти покрываются буйными зарослями крапивы, а чрезмерное унавоживание почвы влечет за собой уничтожение редкого вида  Leontice Smirnowi.

Из-за незаконных порубок гибнет множество деревьев. Почти всякий отправляющийся в лес за валежником, считает своим долгом попутно срубить дерево. Зачастую огромные, обхвата в два, экземпляры величественного клена вырубаются для изготовления чашечек, причем в дело идет по большей части обрубок ствола аршина на два длиною, остальная же часть дерева остается неиспользованной. Докладчику приходилось видеть гигантские экземпляры липы, срубленные с единственной целью достать гнездо диких пчел.

Зимою во время бескормицы лезгины кормят скот омелой и плющом и, чтоб  достать их, не задумываясь,  валят огромные столетние деревья. Блуждающий по лесу скот обгрызает молодые деревца, вытаптывает и поедает молодые сеянцы.

B-Gentiana-lagodekhiana
Генциана (горечавка) лагодехская,эндемик Лагодехского ущелья 

Громадный ущерб доставляют ежегодные низовые пожары, возникающие из-за того, что  пастухи поджигают мертвый покров в лесу. Кроме того, здесь, как и во многих других местностях Кавказа, существует пагубный обычай разводить костры у подножья деревьев, что также влечет за собой  уничтожение могучих деревьев.

Хищническая рубка и пастьба скота – два главных врага Лагодехского ущелья. Если их не остановить, прекратится естественное лесовозобновление, вымрут эндемичные формы, из-под леса обнажатся каменистые горные склоны, почва смоется дождями, и тогда, не сдерживаемые больше лесом, селевые потоки низринутся со склонов гор, чтобы похоронить под собою все живое.

Угрозу флоре ущелья представляют и вполне цивилизованные садоводы-промышленники.  В погоне за прибылью только один Сад Кессельринга выписывает из Лагодех сотни экземпляров эндемичного Пиона Млокосевича, Примулы Юлии и Генцианы лагодехской, которые затем расходятся по всему миру. Если не принять правил, регулирующих вывоз из ущелья эндемиков, они могут окончательно исчезнуть, заканчивает свое выступление Д.И.Сосновский

Прошло два года.

18 июля 1913 года в соединенном заседании Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества и секции географии ХШ съезда Русских Естествоиспытателей и Врачей в г. Тифлисе снова выступает Дмитрий Сосновский. В зале высокий гость – профессор Конвенц из Германии. Кавказскому отделу  есть  чем  гордиться. Кавказский край  стал полноценным участником мирового природоохранного движения.  Всего лишь за два года  здесь признаны заповедными   роща эльдарской сосны,  сосновая роща в Пицунде, роща итальянской сосны близ с. Наджвия,  Мазитское ущелье в Арешском уезде,  Телетский заказник близ Тифлиса и, конечно же,  главная гордость кавказской природы - Лагодехское ущелье.

   .

                                                                                       Юлия и Виктор Млокосевичи

B-Julia-Mlokosiewitch
Юлия Млокосевич

Сестра и брат, рожденные и выросшие в лесу. Лес защищают не только на уровне убеждений, но и на уровне инстинкта, как среду своего естественного обитания.   Усадьба отца, на которой они продолжают жить после его смерти, расположилась у самого входа в Лагодехское ущелье.  Пройти кому-либо в лес незамеченным почти невозможно.

Раньше они защищали ущелье, как могли: убеждая неразумных поселян, взывая к их совести и жалости. Сейчас, после заповедания ущелья,  они не одиноки, за ними  закон и сила - государственные институты и влиятельные люди в Тифлисе и Санкт-Петербурге.

Виктор состоит в переписке с сотрудником Тифлисского ботанического сада Дмитрием Сосновским и своевременно сообщает ему о состоянии охраняемой территории. У Юлии старая дружба с профессором Николаем Кузнецовым, она отправляет ему ботанические сборы и рассказывает о лагодехских новостях

В октябре 1912 года она отправила Кузнецову письмо, в котором сообщала, что будто бы лагодехским лесничим получено предписание об отдаче Лагодехского ущелья на сруб квартирующему в Лагодехах полку для производства военных учений  и стрельбы. «Будто бы» в письме не случайно: в описываемое время, по словам Юлии, стоит не целый полк, а лишь один 6-ой Кубанский пластунский батальон, имеющий достаточно места для военных упражнений. Да и брат Юлии Виктор, работающий в лесничестве, должен был бы знать о таком предписании,  и  Юлия тогда бы  писала об этом, как о достоверном факте, а не как о слухах.

В данном случае показательна та готовность, с какой Юлия и ее брат бросались в защиту ущелья, при малейших признаках опасности поднимая на ноги своих влиятельных друзей. 

 

                                                                           Кавказская администрация

Движение в защиту памятников природы быстро достигло Кавказа.

Главным органом, сосредоточившем в себе все функции по выбору, учреждению и действительному охранению заказников на Кавказе,  становится Кавказский Отдел Императорского Русского Географического Общества, а душою всего этого дела – сенатор, бывший харьковский губернатор Эммануил Александрович Ватаци. После назначения на Кавказ он получает здесь должность помощника  по

B-350-Pinus-eldarica-from-maggiesgarden-com
Эльдарскую сосну открыл Людвиг Млокосевич, а графиня Прасковья Уварова инициировала её заповедание 

гражданской части Наместника Его Императорского Величества и всячески, не по долгу, а по велению сердца,  способствует любым мерам по защите местной природы. В самой гуще природоохранного движения, он  неоднократно председательствует на собраниях в Кавказском Отделе.

За месяц до того, как Кузнецов подал докладную в Академию наук, в ноябре 1910 года, на Кавказе была объявлена заказником роща Эльдарской сосны. И здесь не обошлось без Людвига Млокосевича.

Лагодехский натуралист, время от времени будоражащий научный мир своими громкими открытиями, заставил вспомнить о себе в очередной раз. В одно из своих путешествий по Закавказью он открыл  рощу неизвестной науке сосны, очень похожей на пицундскую. Сосну, по месту ее обитания – в Эльдарской степи на юго-востоке Закавказья – назвали Эльдарской. Роща, открытая Млокосевичем, насчитывала около двух тысяч деревоьев,  и располагалась  почти на двухкилометровой высоте северного склона огромного массива Эльяр-оуги, возвышавшегося посреди обширных степных пространств на правом берегу реки Иоры.

B-Uvarova-by-K.E.Makovsky-1882
       Графиня П.С.Уварова        Худ. К.Е.Маковский, 1882

Графиня Прасковья Сергеевна Уварова – так звали забытую сегодня энтузиастку зеленого движения на Кавказе, первой подала  мысль  о необходимости сохранения Эльдарской рощи. Наместник Его Императорского Величества на Кавказе  граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков поддержал графиню и объявил рощу заповедной. Администрация края выделила деньги на охрану, для стражников построили  двухэтажный домик, деревья пронумеровали и нанесли на план, саму же  рощу, в наиболее её доступных местах, обнесли забором. Графиня Уварова вошла в историю русского природоохранного дела, как человек, с чьей светлой мысли  начало свое  летоисчисление  заповедное дело на Кавказе.

Э.А.Ватаци и Кавказский Отдел Географического Общества приветствовали возбуждение Н.И.Кузнецовым вопроса об охране Лагодехского ущелья. Как только стало известно о его докладной в  Академию Наук, Отдел  обратился к администрации края с  предложением   о прекращении бесплатного отпуска из него леса  жителям урочища Лагодехи.

Закрутились бюрократическая машина.  При Кавказском отделе  была образована Комиссия по охране памятников природы на Кавказе, в состав которой вошли А.Х.Роллов, Ю.Н.Воронов, А.Н.Казнаков  и Р.Г.Шмидт; кроме того, в Комиссию были приглашены Д.И.Сосновский и помещик Александр Борисович Шелковников из селения Геок-Тапа Арешского уезда Елизаветпольской губернии (неподалеку от нынешнего Евлаха в Азербайджане). Последний был  включен в Комиссию не случайно. Шелковников, подобно Млокосевичу, разбил при своей усадьбе ботанический сад и деятельно заботился о признании заповедными озера Гек-Гель и участка на хребте Боз-даг в своем уезде. Была свежа и память о его отце, образцовом администраторе края, который в бытность свою начальником Закатальского округа, распорядился высадить ореховую аллею от Лагодех до Нухи.

Комиссия признала необходимым выдвинуть вопрос о признании заповедными нескольких участков на Кавказе, в  том числе и Лагодехского ущелья,  и обратиться с ходатайствами в соответствующие инстанции. Распорядительный комитет Отдела одобрил предложения Комиссии,  обращение было расписано на  Уполномоченного Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием на Кавказе. Тот в  свою очередь обратился с докладом за № 3996, в котором просил о прекращении бесплатного отпуска леса поселянам урочища Лагодехи в нагорной части Чиаурской лесной дачи и о возбуждении перед .Главноуправляющим Землеустройством и Земледелием ходатайства о признании в законном порядке нагорной части Чиаурской лесной части в Лагодехском лесничестве заповедной. В состав этой новой заповедной дачи должно было входить Лагодехское ущелье, то есть бассейн реки Лагодех-ор и Анцаль-ор, площадью около 3500 десятин.

30 апреля 1912 года и.д. Наместника Его Императорского Величества на Кавказе генерал от инфантерии Николай Павлович Шатилов одобрил доклад о признании  территории Лагодехского ущелья заповедной.

Что последовало за одобрением доклада? Был ли подписан какой-то официальный документ Наместника об объявлении ущелья заповедным?  В случае с  Эльдарской рощей таким документом было, как пишет Н.И.Кузнецов (1913), Распоряжение Наместника. Было ли аналогичное Распоряжение относительно Лагодехского ущелья? К сожалению, мне удалось разыскать  только  приведенное выше упоминание об одобрении доклада Н.П.Шатиловым.

С определенными оговорками  30 апреля 1912 года   можно считать днем официального рождения Лагодехского заповедника.

 

                                                                                             Анна Млокосевич:  3 года спустя

7 декабря 1915 года в годовом собрании Русского Энтомологического Общества в Петрограде выступает дочь Людвига Млокосевича Анна. Энтомолог, этнограф и художник, она делает сообщение о лесе Лагодехского ущелья и обитающих в нем  насекомых.

 

andrey petrovich semenov-tyan-shanskii, sun of PP
      Андрей Петрович               Семёнов-Тян-Шанский

Члены собрания внимательно и благодарно слушают дочь человека,  тень которого незримо витает над залом.  Каждое слово, что несется с кафедры в зал - Пион Млокосевича, Шмель Млокосевича, Примула Юлии, Лагодех, Лагодех-ор, Лагодехское ущелье – отзывается в памяти научной публики воспоминаниями о яркой жизни и самоотверженной борьбе именитого лагодехца за  сохранение уникального ущелья.

Общее настроение выразил А.П.Семенов-Тян-Шанский, поблагодаривший Анну за ее доклад и напомнивший, что знакомством с Лагодехским ущельем  научный мир должен быть обязан покойному Людвигу Францевичу и его семье. А также позволил выразить надежду, что совсем скоро заповеданное Лагодехское ущелье превратится  в роскошный национальный парк.

Никто из присутствующих в зале не подозревал тогда, что всего через два года  Россия погрузится в кровавый мрак, Грузия утонет в неразберихе гражданской войны, а заповедник, вмиг ставший бесхозным,   подвергнется невиданному разору.

Природа  ущелья начнет  возвращаться  в свое первобытное состояние  с приходом  к власти Сталина. Да и то не сразу.Руки не доходили - то коллективизация, то индустриализация, то война... Лишь в последние годы его правления заповедник обнесут колючей проволокой и будут беспощадно наказывать браконьеров.  Стальной Иосиф сыграет для Лагодехского ущелья ту же роль, что и  Демидов - жесткого, но эффективного охранителя.

Однако  это уже совсем другая история.

 

                                                                                                                         Послесловие

Людвиг Францевич Млокосевич умер 5 августа 1909 года на берегу реки Джурмут-ор неподалеку от села Чорода в Дагестане. В 1989 году на месте его смерти в честь «русского кунака» своего  деда местный житель Омар Сулейманов установил памятный камень.

10 июля  2003 год  Лагодехским районным судом зарегистрировано  «Общество Людвика Млокосевича».

3 августа 2002 года  решением Сакребуло (городской совет народных депутатов – автор) города Лагодехи Людвигу Францевичу Млокосевичу посмертно присвоено  звание «Почетного гражданина Лагодехи».

Юлия Людвиговна Млокосевич долго жила на усадьбе отца, занималась опытами, ботанизировала в окрестностях Лагодех, а затем, по слухам, поселилась где-то под Баку, где занималась научными исследованиями по одомашниванию куроподобных птиц. Дата и место смерти Юлии Млокосевич неизвестно.

Анна Людвиговна Млокосевич после революции жила и работала в Ленинграде. Дата и место смерти неизвестно.

Виктор Людвигович Млокосевич погиб в 30-х годах прошлого века. По официальной версии – сорвался с горной кручи в  ущелье. Родственники уверены, что в смерти виноваты браконьеры,  убившие  бескомпромиссного  лесничего и  сбросившие его в ущелье.

Николай Иванович Кузнецов создал своего рода «общественный институт» изучения флоры Кавказа, важнейшей работой которого явилось издание в 1901-1916 годах 45 выпусков “Flora cаcasiсa critica”.  После революции Н.И.Кузнецов работал профессором Географического института в Ленинграде, был соавтором проекта перспективной сети заповедников  в  СССР.   Умер 22 мая 1932 года в Ленинграде.

Иван Парфеньевич Бородин после революции 1917 года избирался вице-президентом Академии наук, провел подряд три съезда Всесоюзного ботанического общества.  Умер в 1930 году в Ленинграде.

Дмитрий Иванович Сосновский навсегда связал свою судьбу с Кавказом. В советские годы  стал доктором наук, получил звание действительного члена Академии наук Грузинской ССР, был награжден  Орденом Ленина, Знаком Почета и двумя медалями.  Умер  20 апреля 1953 г.

Елим Павлович Демидов принц Сан Донато застал  1917 год в качестве русского посла в Греции, на родину не вернулся. Умер в 1943 году, похоронен в приходе русской православной церкви в Афинах.

Сенатор Эммануил Александрович Ватаци в 1915 году вышел в отставку и поступил на частную службу к нефтепромышленнику Лианозову. Умер в 1920 году.

Николай Павлович Шатилов, помощник по военной части наместника на Кавказе графа Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова, отозван в 1913 году  с Кавказа в связи с новым назначением, но спустя 4 года вышел в отставку и  вернулся в Тифлис, где  умер весной 1919 года.

Илларион Иванович Воронцов–Дашков, Наместник Его Императорского Величества  на Кавказе с 1905 по 1915 год, главнокомандующий войсками  Кавказского военного округа и войсковой наказной атаман Кавказских казачьих войск, умер  15 января 1916 года в Алупке.

Графиня Прасковья Сергеевна Уварова, археолог, профессор, почетный член Петербургской Академии Наук, не приняла революцию и  покинула Россию. Умерла 30 июня 1924 года в югославском местечке Добра.

Лагодехское ущелье продолжает жить своей заповедной жизнью

 

 

                                                                                        Список литературы

1. Бородин И.П. Охрана памятников природы //Труды Ботанического сада Императорского Юрьевского университета. - Юрьев, 1910, т.ХI,  вып.4,  с.297-317

 

2. Гриневецкий Б. Поездка в Кахетию летом 1900 года//Труды Ботанического Сада Императорского Юрьевского Университета.  - Юрьев, 1901, том 2,  с. 217-225.

 

3.  К заповеданию Лагодехского ущелья// Известия Кавказского отдела Императорского Русского Географического Общества, томХХП,  вып.1,  с.74-75.

 

4. Кузнецов Н.И. Лагодехское ущелье, как памятник природы, подлежащий охранению (Приложение к Протоколу Физико-Математического отделения 24 ноября 1910 г.) // Известия Императорской Академии Наук.  - Санкт-Петербург, 1911, №1,  с. 20-23.

 

5. Марков Е.Л. Охотничье-промысловые животные Лагодехского заповедника. - Тбилиси: Издательство Грузинского филиала АН СССР, 1938. - 92 с.

 

6. Материалы для истории научной и прикладной деятельности в Россиии по зоологии и соприкасающимся с нею отраслям занания, преимущественно за последнее тридцатипятилетие (1850-1888 г.), собранные Анатолием  Богдановым, Председателем Зоологического Отделения Общества. Том третий // Известия Императорского Общества Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии, состоящего при Императорском Московском Университете,  т.LXX,  Труды Зоологического Отделения Общества, т.VI. – Москва: Типо-литография Высочайше утвержд .Т-ва Н.Н.Кушнеревъ и К., 1891 ( Автобиография Л.Ф.Млокосевича).

 

7. Материалы к вопросу об охране памятников природы на Кавказе// Вестник Тифлисского Ботанического Сада. -  Тифлис, 1912,  вып. 44, с. 41-58.

 

8. Охрана памятников природы// Труды Ботанического Сада Императорского Юрьевского Университета. - Юрьев, 1912, т. ХШ, с. 272.

 

9.  Сосновский Д.И. Лагодехское ущелье как предмет охраны// Известия Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества. -  Тифлис: Типография Козловского, 1911-1912,  том. ХХ1,  с. 242-247.

 

10. Сосновский Д.И. Охрана памятников природы на Кавказе//Записки Кавказского отдела Императорского русского географического общества. - Тифлис: Типография Козловского, 1913, книжка ХХYШ, выпуск 3-й. - 12 с.

 

11. Элис М.Котс. Охотники за растениями. Истинная история пионеров , их поиски, открытия от Ренессанса до 20-го столетия. – Лондон, Вашингтон, Вена ,без даты (рукописная копия).

 

12.Hryniewiecki B. Ludwik Mlokosiewicz// “Wszechswiat”, Warszawa, 1950, s. 136-139.

 

13 Hryniewiecki B. Ze wspomnien podroznikov. -  Warszawa, 1958, s.168-182.

 

 

     

 

 

      

                                                                                                   

Просмотров: 4367


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки