დედოფლის არხი

Дедоплис архи. Полузабытая история о том, как царица Тамара построила в Алазанской долине грандиозный оросительный канал

Опыт культуры джута, сорго, китайской и яванской крапив в Лагодехах Сигнахского уезда

Лагодехи в эпоху ковида

Но не одно же зло от 2020-го года...

Из Лагодехи в Париж, за китайской крапивой...

Польская часовня в Лагодехи


Посетителей: 1600134
Просмотров: 1901214
Статей в базе: 638
Комментариев: 4526
Человек на сайте: 1







Из Лагодехи в Париж, за китайской крапивой...

Автор: Людвиг Млокосевич

Добавлено: 22.12.2020

Незадолго до Рождества 1876 года лагодехский князь Илья Челокаев предложил Людвигу Млокосевичу поехать в Париж, где проживали "главные  европейские плантаторы китайской крапивы",  встретиться  с ними и разузнать все возможные подробности разведения этого высокодоходного  растения, чтобы потом заняться его возделыванием в Лагодехи. И Людвиг Францевич, не менее кн. Челокаева вдохновлённый перспективами разведения китайской крапивы в Лагодехи, отправляется в столицу Франции. 

(Морская часть  путешествия Млокосевича описана им в опубликованной на сайте статье "Из Поти до Константинополя" ).

                                                                                Пётр Згонников, автор сайта

------------------------------------------------------------ 

 

G Ludwik Mlokosiewicz young
 Людвигу Млокосевичу было 45 лет, когда он по предложению кн. Ильи Челокаева отправился в Париж 

Млоксевич Людвиг:

"В № 256 Кавказа за прошлый 1877 г., в статье под заглавием «Крапива - соперница льна», между прочим, сказано: «Было бы весьма интересно узнать, известно ли это растение (Рамэ) нашим фабрикантам и сельским хозяевам и были проведены опыты над его разведением в Крыму и на Кавказе».

Насколько мне известно, китайская крапива Urtica nivea уже давно растет в Тифлисском Ботаническом саду, а в Лагодехах пятый год в саду князя Ильи Челокаева. Он её получил от заведывающего Тифлисским Ботаническим садом г. Шарера, и этот последний, передавая крапиву князю, хвалил её как замечательное растение.

Всё это время Urt. nivea выдерживает отлично наши зимы и можно положительно сказать, она совершенно освоилась с здешними климатическими условиями. Её вышина достигает роста выше человеческого и имеет вид крепкого и здорового растения. Что касается до другого вида крапивы Рамэ (Urtica utilis)*, то в первый раз явилась у нас в феврале 1876 года в виде четырех корней, которые я получил из Парижа из Jardin des Plantes, от заведывающего там садоводством г. Неймана, и из этих четырех корней, два я дал г. Шареру, который очень обрадовался новому растению, а остальные два были посажены в Лагодехском саду кн. Челокаева, но от дурного присмотра садовника они того же лета в бурьяне заглохли.

Главная цель моей поездки в Париж была следующая: покойный князь Илья Челокаев желал заняться в своем большом Алазанском имении Чиаури в больших размерах волокнистыми растениями. Более всего его привлекала китайская крапива, но, не имея положительных данных о ней, он решался взяться за её возделывание. Поэтому он мне предложил, не пожелаю ли я поехать в Париж, где обыкновенно проживают главные европейские плантаторы китайской крапивы, чтобы узнать от них возможные подробности о крапивном вопросе. Я охотно согласился на это предложение и отправился в путь.

По пути, в Константинополе, я расспрашивал, не известно ли там что-нибудь о крапиве, но, оказывается, что ни в Европейской, ни в Азиатской Турции никто ею еще не занимается, только в Египте несколько лет тому назад её начали возделывать, и с большим успехом. По приезде в Париж я обратился к г. Vilmorin-Andrieux, первому marchand grunier, с которым до того бы в переписке. Он много интересного рассказал о крапиве и дал мне адрес ко всем лицам, занимавшимся серьезно этим вопросом. Я у них у всех был и имел счастие всех видеть. 

G Paris cparama com
Париж конца 19-го века

С целью придать значение нижесказанному, привожу имена этих господ, пользующихся  большим авторитетом во всей Франции: Louis Neuman, Chef de Culture au Jardin Des Plantes, Geoffroy Saint Hiliair, заведывающий  Jardin d’Acclimatation, M-r Riviere, Jardinier du Luxembourg, Aubry le Comte, заведывающий колониальным отделом в Palais de I’Industrie. M-r Grisard, секретарь Общества Акклиматизации, Le Comte de Malartie,  имеющий большие плантации крапивы в департаменте Bouches du Rhone,  M-r Roland, изобретатель новой для добывания  волокна из крапивы**  и ещё некоторых других лиц. Всё ими сказанное о крапиве было согласно в главном, что китайская крапива и в особенности Рамэ есть вопрос первой важности в земледелии. Ни одно волокнистое растение, даже шёлк, не будут иметь такой будущности, как Рамэ. Где только оно в состоянии произрастать, там хлопчатник, конопля и лён уступят ему место, как растению во всех отношениях их превосходящему.

На мой вопрос, можно ли заняться на Кавказе разведением крапивы немедленно, не выжидая новой машины и не подвергаясь опасности понести убытки, я получил приблизительно такой общий ответ: «потерять невозможно, и чем скорее ею займётесь, тем вам будет лучше». Г. Нейман мне добавил: «имейте в виду, ваша крапива, раз посаженная, даст хороший урожай с третьего года, с четвёртого – ещё лучший. Не опасайтесь, что нет ещё удовлетворительной машины для добывания её волокна. Много голов трудится над этим вопросом, она не заставит себя долго ждать, и в одно прекрасное утро мы, наконец, её получим. Теперь же, пока её ещё нет, сколько бы у нас ни было крапивы, в каком угодно состоянии, в стеблях ли, в пряже ли, всё-таки всю её у вас охотно купят в Марселе, в Париже, в Бельфильде и в Лондоне по цене от килограмма (немного менее 2,5 фунтов), 1 франк 75 сантимов – до 2 франков.

G Paris. Les_Tramways_miniatures_du_Jardin_d_Acclimatation
Jardin d`Acclimatation (Сад Акклиматасьон). Париж

Действительно, Рамэ заслуживает особенного внимания: в Китае она засеивается раз в 100 лет. По недавности в нашем климате, неизвестно, сколько такая плантация выдержит у нас лет; вероятно, не менее 20-ти. В Индии, в Китае и на Яве она даёт 4 жатвы в год, в Гвиане – даже 5. В южной Франции – две, первую в конце июня, вторую в начале сентября. В Алжире – три. У нас на Алазанской долине она даст непременно две жатвы, но, может быть, даст и три. Ни одно растение не требует за собой так мало ухода, как Рамэ, и ни одно растение не даст такого дохода, как оно. Вот как граф   de Maiartie высчитывает, сколько у него в южной Франции даёт один гектар (около десятины) Рамэ. Обыкновенно один гектар имеет до 12 000 корней Рамэ, каждый корень даёт от 30 до 45 стеблей, таким образом гектар даст 400 000 стеблей. Каждый стебель весит, смотря по его величине, от 50 до 70 граммов. Это вес зелёного стебля без листьев. Итак, один гектар даёт в одну жатву 20 000 килограммов стеблей без листьев, а 20 000 килограммов таковых стеблей дают чистого, выбеленного, вычесанного волокна 800 килограммов. Это он получает у себя, но в Алжире Рамэ даёт 900 кг, даже при благоприятных условиях даст и 1000 кг в одну жатву. Вообще он считает весь годичный расход на гектар Рамэ 389 франков, полагая самую меньшую цену, какая была в 1871 году – 1 фр. 30 сантимов за килогр. волокна Рамэ, две жатвы в одно лето дадут 1, 537 фр., отбросив расход 389 фр. от этой суммы, чистого дохода гектар Рамэ даст 1,148 фр. (около 420 рублей).

По словам г. Vousin, миссионера в Китае, материи из Рамэ так крепки, что по случаю их линяния, их приходится перекрашивать всякие 3 или 4 года. И очень часто одежда из них переходит там по наследству от деда к внуку.   Boyle, делавший опыты над её силой, говорит, что ежели себе представить силу конопли числом 100, то сила Рамэ будет 280. В Лондоне опыты показали, что известной толщины верёвка из Рамэ выдерживала 252 фунта (livres) тяжести, в то время как такой же толщины верёвка из конопли выдерживала только 82 фунта. Ни одно волокно, даже шёлк, не сопротивляется так сырости, как волокно Рамэ, поэтому большая часть рыболовных снастей в Китае приготовляется из Рамэ. Наконец, Рамэ не имеет врагов. Даже человек, говорит Рамон (Ramon de la Sagra), обыкновенно встречавший новые полезные растения с презрением и пренебрежением, встречает везде крапиву охотно, и раз её узнавши, рекомендует её всякому.

G Jardin des plantes
Jardin des Plantes (Сад растений). Париж

Все эти господа в Париже были настолько любезны, что, кроме сообщённых мне сведений о крапиве, они мне надавали всевозможных образчиков из неё, начиная с сухого стебля и кончая самыми красивыми, наподобие шёлка, материями.

Возвратившись в Тифлис, я представил все эти образчики бывшему тогда заседанию Общества Сельского Хозяйства, и вся присутствовавшая публика была от них в восторге. Прибыв в Лагодехи, я передал князю Челокаеву эти образчики и всё слышанное о крапиве, и он решил немедленно выписать 2000 корней из числа которых 1,500 Рамэ и 500 Urtica nivea. Мы её выписали из Алжира, из известного сада Jardin du Hamma; это было в начале марта 1876 года. В апреле мы получили от садовника этого заведения письмо, в котором он нас уведомил, что по случаю позднего времени он опасается, чтобы крапива в дороге не погибла, и потому он не решается её выслать сейчас же, а вышлет её не ранее октября. Действительно, в Поти она была получена в ноябре, но пока прошла все таможенные формальности, она достигла Тифлиса в начале декабря, а тут холодное время её задержало, и только в феврале посылка прибыла в Лагодехи. Когда посылку раскрыли, то оказалось, что из 2000 штук от такого долгого путешествия осталось при жизни только около 600, остальные все погибли.

G Van Gogh. Jardin du Luxembour. 1886
Ван Гог.  Люксембургский сад. 1886

В начале апреля они были окончательно посажены в Чиаурах, но из этого числа я взял несколько корней Рамэ для своего сада в Лагодехах для наблюдения над их развитием. Вот что оказалось: к осени 1877 года эти растения достигли росту выше человеческого, значит, они достигли своего самого сильного роста. Они были при жизни до 4 ноября, то есть, до первого утренника. В тот день в Лагодехах термометр показывал в 7 часов утра 1 ½ градуса ниже нуля. У  Urtica nivea  листья внизу ещё кое-где держались и она просуществовала ещё несколько дней, но Рамэ сразу вся погибла. Однако, главный вопрос был впереди: я ждал, как она выдержит зиму. В этом и причина моего молчания на статью в Кавказе о крапиве. Наконец, 9 марта, мои долгие ожидания окончились полным успехом: вокруг корней Рамэ показалось множество листовых почек. Следовательно, ежели Рамэ выдержала нынешнюю, исключительную по своему холоду зиму, в которую холод 24 декабря доходил в 7 часов утра до 11 ½ градусов, и вообще весь январь был не тёплый, то и все остальные здешние зимы Рамэ наверно выдержит. Я заметил из долгих наблюдений, что ежели у нас бывает более 4 градусов холода, то у нас лежит снег, и чем больше бывает мороз, тем и слои снега бывают толще. Например, 24 декабря прошлого года снег был больше, чем в 0,5 аршина, а под снегом Рамэ выдержит и 15 градусов. Спешу поделиться этим приятным известием и могу поздравить многие местности здешнего края с очень ценным растением. И богатый, а ещё более бедный, все ему будут рады!

 Примечания

* -  В виду значения, которое со временем будет приобретать это растение, считаю не лишним сообщить все его главные названия, какие оно имеет в разных странах. От множества этих названий европейцы часто сбиваются и смешивают один вид крапивы с другим. Вот его разные латинские названия: Ramium mnjus, Rumpphius, Urtica tenacissima, Roxburgh, Boehmeria utilis, Decaisne, Urtica utilis, Banko.    На русском языке она еще не имеет настоящего имени в бывшей статье Кавказа оно выведено под названием довольно правильным – Рамэ. Отчего бы её не назвать у нас другим именем – крапивою полезною, что был бы верный перевод с её справедливого латинского названия “Urtica utilis”.  В особенности на первых порах слово полезная было бы у места; оно бы возбуждало больше любопытства к этому растению. На острове Ява её называют Рамье (Ramie), малайцы – Рамэ (Rame), на Целебее – Гамбэ (Gambe), в Китае в некоторых провинциях – Цынг (Tsing-ma), в других – Юэн-ма (Uuen-ma), в Японии – Карамусси (Kara-moussi), в Ассаме – Рия и Рэя (Rhia et Rhea), в Соедин. Штатах и на Кубе- Рамье (Rhamie, Rhea), в Англии тоже Рамье и Рэа, и некоторые, довольно странно, - Шина –грасс (china-grass), между тем Шина-грасс англичане обыкновенно зовут крапиву Urtica nivea ,  которую не мешало бы назвать в отличие от крапивы полезной, крапивою белолистою: нижняя сторона её листьев совершенно белого цвета).    

** - Господин Roland показывал мне свою новоизобретенную машину, про которую в Париже ещё мало кто знал. Она отличалась от американской машины своей практичностью -  работала скорее, была в несколько раз легче американской, и стоила 1200 фр., тогда как америк[анская  ] - около 6000 фр."                                                        

                                                                                                                     Млокосевичъ

-----------------------------------------------------

Источник: 

Млокосевич.  Лагодехи, 18 марта [1878] //Кавказ. – 1878. - № 65. – 21 марта

Просмотров: 163


Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): Анаида
Дата: 02-01-2021 23:38

Спасибо, интересно... А сейчас в Лагодехи какая крапива растёт?

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки