მლოკოსევიჩის ბაღი - ნამდვილი საგანძურია

Радослав Кониаж: «Бывший сад Млокосевича в Лагодехи – настоящий клад для города…»

Возвращение к сайту?

Что росло в саду у Людвига Млокосевича?

რა იზრდებოდა მლოკოსევიჩის ბაღში?

В военное время вести сайт не получается

Регги и орехи


Посетителей: 1866669
Просмотров: 2154009
Статей в базе: 718
Комментариев: 4634
Человек на сайте: 1







С приказаниями от Паулуччи. (Из цикла "Другой Корганов" проекта "Офицерская династия Коргановых. Часть 5)

Автор: Пётр Згонников

Добавлено: 05.08.2021

G Zhivoy most by Frantz Rubo 1897
Живой мост. Худ. Франц Рубо, 1897.  Изображён известный эпизод русско-персидской войны 1805 года

Продолжаю рассказывать о «другом Корганове», об Иване Осиповиче Корганове, каким он, его дела, действия и поступки, были в действительности - вне кривотолков, молвы и слухов. Помните, как писалось уже, что историки удивительным образом не видят "другого Корганова"? Ладно, недосуг им было обратиться к архивам, но есть же и доступные каждому источники, те же Акты Кавказской Археографической Комиссии (АКАК), в которых фамилия Корганова множество раз поминается.  Сегодня рассказ об участии и роли Корганова в самом знаменитом сражении русско-персидской войны 1804-1813 годов, сражении при  Ахалкалаки в августе-сентябре 1810 года.   

(Начало цикла здесь: "Предисловие к циклу "Другой Корганов", «Загадочный Корганов», «Документальный" Корганов", «Препроводить царевича», «Щедрое вознаграждение»)

 

                                     С приказаниями от Паулуччи

 

G Paulucci Philip Osipovich from runivers
Генерал-майор Паулуччи, в чьём распоряжении состоял порученцем  Иван Корганов

Август 1810 года, Картли, историческая часть Грузии, район Цалки, Ахалцихе и Ахалкалаки.

Персы и турки, соединившись, полны решимости изгнать русскиха, чтобы вернуть себе утраченное  владычество на Кавказе. Выставляют против  двух тысяч русских десятитысячное отборнейшее войско. С русской стороны сражением командует начальник штаба Кавказского отдельного корпуса, генерал-майор маркиз Паулуччи, порученцем при нём состоит  Иван Корганов.  

Рапорт полк. Печерского ген. Тормасову, от 23 авг. 1810 года, №994. - Лагерь при разорённой кр. Цалка (1) 

“Сего числа, по полуночи в 8 часов, выслан был разъезд, из козаков и Татар составленный, при старшине козачьего линейного полка Воронкине, Грузинских при кн. Тарханове и Корганове и Татарском старшине Элиазе, для обозрения неприятеля и расставления пикетов*; но вдруг нечаянно из балки Персидскими и Карапапахскими войсками, до 1,500 чел. составляющими, был встречен, который, видя такое несоразмерное количество неприятеля, ретировался к лагерю, имея с ними перестрелку…».

Выписка из Указа императора об увольнении Корганова «за ранами»"Был в походах в 1810 году… 26 августа в разъезде для разведения пикетов и при внезапном нападении на лагерь Персидских войск" (2).

Августовские разъезды, пикеты, вылазки, внезапные нападения, перестрелки и погони - всего лишь увертюра к знаменитому сражению с персами под Ахалкалаки, состоявшемуся 4-5 сентября 1810 года. С русской стороны сражением командовал начальник штаба кавказской армии, генерал-майор, маркиз Паулуччи. Корганов, вернувшийся из Санкт-Петербурга, куда в обстановке чрезвычайной секретности препроводил с капитаном Титовым имеретинского царевича Константина, был определён порученцем в прямое подчинение к Паулуччи, во время сражения, отмечает Указ императора, «был употребляем с приказаниями от генерал-майора», и «исполнял оные в точности». Корганов и пяти месяцев не прослужил в армии, взлететь новичку до такого назначения – редкая удача и безусловное признание: не всякому доверят дело, от исполнения которого зависят жизни тысяч людей.  Корганову -  доверили, и не важно, как и почему: было ли это выбором самого Паулуччи, наслышанного о Корганове, решением генерала Тормасова, хорошо знавшего его, или же следствием рекомендации Секретного Департамента, агентом которого, как есть основания считать, Корганов стал. В любом случае причиной высокого доверия к новобранцу был, прежде всего, сам Корганов, его личные и служебные качества.

G gen Tormasov Alexandr Petr
Генерал Тормасов, получивший рапорт полк. Печерского с упоминанием фамилии Корганова

Сражение под Ахалкалаки вошло в историю Кавказской войны как одно из самых знаменитых в персидской войне 1804-1813 годов.  Паулуччи, имея под штыками всего две тысячи человек, обратил в паническое бегство десятитысячное войско Эриванского сардара (сердара) Хусейн (Гуссейн)-Кули-хана. Цвет персидской армии, отборнейшие воины. Бежал и сам хан. Разбуженный первыми выстрелами, он выбрался из палатки и ускакал на лошади. Ускакал вместе с ним пришедший на помощь персам и туркам давний противник русских, грузинский царевич Александр. Турки, союзники персов, находились в это время в крепости Ахалкалаки, на расстоянии пушечного выстрела. Увидев бегущих к ним в поисках спасения персов, поспешили запереть ворота, чем обрекли своих союзников  на верную смерть. Рвы перед крепостью, пишет Потто, были завалены трупами персов.   Александр I высоко оценил ошеломительную победу, издал особый приказ по армии. "Знаменитая победа, - говорилось в нём, -  одержанная на границе Картли пятого сентября [1810 года] над десятитысячным корпусом персиян и турок, едва ли не одним российским воинам была возможна.  Два батальона девятого и пятнадцатого егерских полков с двумя лёгкими орудиями и частью казаков в холодную и ненастную погоду идут трое суток через снеговые горы, которые даже жители тех мест считали непроходимыми, и в самую полночь приближаются в таком порядке и тишине, что неприятельские караулы их открыли только в ста шагах от своего лагеря. Неожиданное появление, залп из ружей и артиллерии и быстрое стремление в штыки распространяют неодолимый ужас между многочисленным неприятелем. Храбрые русские воины пролетают обширный лагерь от одного конца до другого, и устрашённые персияне и турки без оружия и одежды спасаются бегством, бросаясь стремглав в глубокий каменистый ров…» (3).

Корганову за заслуги в этом сражении был пожалован первый офицерский чин – «прапорщик».  «[Корганов] за отличие при разбитии соединенных персидско-турецких войск под начальством Эриванского Сардаря Гуссейн-Кули-Хана с 4-го на 5-е сентября 810 г. и за то, что во время сражения был употребляем с приказаниями от генерал- майора маркиза Паулуччи, исполнял оные в точности и участвовал храбро в поражении неприятеля, произведен в ПРАПОРЩИКИ 810 года октября 26» (2). 

Исполнять «оные приказания в точности» было непросто. Позади трое суток похода, снежные перевалы, 90 вёрст пути, в час боя – кромешная тьма и вдруг разразившаяся буря. Паулуччи разделил отряд на две колонны, одна под командованием полковника Печерскаго должна была атаковать левый фланг, вторая, полковника Лисаневича, - правый.  Приказания отдавались то одному, то другому командиру, Корганову приходилось постоянно курсировать между Паулуччи, Печёрским и Лисаневичем. И как только действия были согласованы, прозвучала команда и обе колонны   с криками "Ура!" бросились в лагерь.  

Командующий персидской армией наследный принц Аббас-Мирза пытался спасти остатки отряда Эриванского сардара, чтобы отвлечь на себя часть сил русских и дать отряду уйти, вступил в Грузию. Манёвр не удался. Аббаса-Мирзу встретили конные татары, повернули отряд обратно, преследовали на протяжении 18 вёрст, а нагнав, изрубили более четырёхсот человек и вернули угнанное Аббас-Мирзой стадо скота.

В будущем судьба прямо или косвенно сведёт Корганова в его секретных делах с именитыми участниками ахалкалакского сражения: с Эриванским сардаром, с Аббас-Мирзой и с царевичем Александром, а Паулуччи, с чьей оценки Корганов заслужил повышение, через год сменит Тормасова и станет Главнокомандующим Кавказской армией.    

В документах сентября имя Корганова всплывёт ещё раз, 13 числа.

Полковник Печёрскай – генералу Тормасову, 13 сентября 1810 года:   «Посланные мною в Ахалкалаки лазутчики из людей, находящегося при мне переводчика дворянина Ивана Корганова, прибыли и объявили нижеследующее» (4).

«Лазутчики из людей Корганова» - как понимать?  Ими могли быть крепостные отца Корганова или самого Корганова, но трудно представить, чтобы вступивший волонёером в свиту Главнокомандующего Корганов привёл за собой «свиту» из своих крепостных, и чтобы были они при этом лазутчиками. Генерал Тормасов уделял много внимания созданию как разведывательной службы (лазутчиков), так и контрразведки*. И в том, что имя Корганова упоминается в контексте разведывательной деятельности сразу по возвращении из Санкт-Петербурга, вкладывается в концепцию о его зачислении в структуры Секретного департамента во время пребывания в Санкт-Петербурге, по доставлении имеретинского царевича Константина.  Речь, собственно, в том, когда началась его работа в разведке, ведь в его принадлежности к секретной службе, как показывает вся его последующая деятельность, сомнений нет.  

В том, что лазутчики «из людей Корганова» были далеко не крепостными, а особами, хорошо знавшими своё дело, говорят доставленные ими сведения.  

«По разбитии Персиян», докладывали они, разбежались наёмные сторонники персов, карапапахи и собравшиеся сильной партией под Ахалцихе лезгины. Персов убито до 300 человек, убит один хан. Большой недостаток в лошадях, не хватает 2100 голов, по «каковым обстоятельствам Хусейн-сердар послал в Эривань к шах-заде (командующий персидской армией Аббас-мирза – П.З.) хана для лошадей и ожидает от него разрешения».  Возвратился правитель Ахалцыха Шериф–паша (Джакели) и с ним грузинский царевич Александр. Бывший правитель Ахалцыха Селим-паша (Химшиашвили), прослышав о поражении персов, движется с войском на Ахалцых, чтобы изгнать Шериф-пашу и занять его место. После поражения под Ахалкалаки персидское войско вернулось в Ахалцых (Ахалцых тогда принадлежал туркам – П. З.)  «расположилось близ Ахалцихской крепости в селениях, а Хусейн-сердар в самой крепости со свитою по квартирам», при этом «провиант и скот у гарнизонных Турок, находящихся в крепости, [персы] отняли и тем они продовольствуются» (4).

Похоже, что Потто, подводивший в «Кавказской войне» последствия ахалкалакского сражения, использовал и донесение лазутчиков Корганова, как одно из подтверждений своего вывода, что важность поражения персов под Ахалкалаки состояла в том, что окончательно рассорило персов и турок: персы обвиняли турок в предательстве, турки персов – в трусости. В результате наступившего разлада военная коалиция двух мусульманских держав развалилась, а их совместные планы очистить от русских к концу года Кавказ рухнули.

На последующие шесть лет Корганов исчезает из поля зрения. В документах об этом периоде не ни слова, настоящая чёрная дыра.  В 1816 году его имя всплывёт в скандальной истории с грузинским царевичем Александром. Главнокомандующий Ртищев будет в ярости от Корганова, напишет письмо императору, в котором не оставит живого места на «самозванном поручике», взявшегося без согласования с ним за дело государственной важности. Не знает прославленный генерал, что Корганов поручиком был всамделишным и чин получил прямо в Санкт-Петербурге, а действия его с царевичем Александром были санкционированы министром иностранных дел Нессельроде.  В строгой секретности. И с устного распоряжения Императора.

----------------------------------

 

Комментарий   В. Г.Карганова   к фрагменту текста "Генерал Тормасов уделял много внимания созданию как разведывательной службы (лазутчиков), так и контрразведки"

 «Конкретикой разведывательной и контрразведывательной направленности командной деятельности Тормасова наполнен весь четвёртый том АКАК в военной его части и в переписке с военным министром. Любые сведения подкрепляются ссылкой на донесения лазутчиков. Основной призыв -"Не жалея денег, иметь верных лазутчиков!"

Так, в документе 1113 на стр. 727 АКАК Тормасов предписывает Полковнику Сталю: "...искусным образом и неприметно старайтесь узнавать о расположении князей и других обывателей Карталинии, примечайте за их поведением - не имеет-ли кто из них тайных сношений с царевичем Александром или другими неприятелями России... Шпионы надёжные должны быть у вас во всех местах. На содержание-же их и на всякие непредвидимые по службе употребления отпускается вам при сём 100 червонцев, в которых в своё время дадите мне полный отчёт." 
Маркиз Паулуччи в своём рапорте от 08.09.1810 г. о сражении под Ахалкалаки 05.09.1810 (док.1168, стр. 768). помимо перечисления потерь противника докладывает - "...Во время сей экспедиции издержал я 36 червонцев, кои заплатил за меня полк. Печерский разным лазутчикам, которых я употреблял..." .

 

Список литературы

1 Акты Кавказской Археографической Комиссии (АКАК), том 4, стр. 731, док.1120.

2.  Указ Его Величества Государя Императора Николая Павловича, данного подполковнику И.О.Корганову 20 мая 1841 года в Санкт-Петербурге из Инспекторского Департамента Военного Министерства (копия).    – ([Дело] № 1042  Министерства Военнаго Департамента Инспекторскаго отделения №1  стола  3  «Об увольнении от службы состоящего по Кавалерии Майора Корганова, здесь же и о снабжении его Указом об отставке (Началось 24 августа 1834. Кончилось 19 февраля 1842 года. На 101 листах). -  РГВИА, ф 395, оп. 23, д. 410, л.л. 86 – 94.

3. Владимир Захаров, Владимир Иванов. Гюлистанский договор 12 (24) октября 1813 г. (цифровая книга).  – Изд-во «Пробел-2000». -  2014.

4. АКАК 4, стр. 769, д.1170. 

 

 

 

Просмотров: 259


Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки