В военное время вести сайт не получается

Регги и орехи

შალვა დიმიტრის ძე ნუცუბიძე (1902 -?). გმირის ბიოგრ&

Нуцубидзе Шалва Дмитриевич (1902- ?). Биография героя

В гостях у пани Коваль

Белая магия снега

В поисках следов исчезнувшего Dzeli


Посетителей: 1827851
Просмотров: 2093147
Статей в базе: 715
Комментариев: 4622
Человек на сайте: 3







Ещё об эвкалиптах. 1885 (Публикации Л. Ф. Млокосевича)

Автор: Людвиг Млокосевич

Добавлено: 14.06.2021

G Eucalyptus globulus by Forest and Kim Starr
Eucalyptus Globulus в Лагодехи не прижился

Поселившись в 1867 году в Лагодехи, да и в годы службы ещё,  Млокосевич столкнулся с серьезной проблемой: широким распространением  лихорадки (малярии). Лагодехи того времении находился в сильно заболоченной местности, леса простирались от слободки до самой реки Алазани, и это пространство, протяжённостью в 20-30 вёрст, кишело мириадами комаров, переносивших смертельную болезнь.  Эвкалипт осушает болота, и Млокосевич берётся за его разведение.

В 1869 году он, как следует из его публикуемой сегодня статьи, получив от известного бельгийского путешественника и ботаника Ван-Вольксема семена эвкалипта, приступил к опытам по его разведению, поскольку эвкалипт, сказал учёный бельгиец, при условии, что освоится с местным климатом, «уничтожает совершенно болотные лихорадки».

В настоящей статье Млокосевич подытоживает свои многолетние наблюдения  по разведению эвкалипта в Лагодехи, приходя к решительному выводу, что  лагодехский климат, в силу  его эпизодически случающихся   коротких, но морозных зим, не пришёлся по нраву теплолюбивому экзоту.

Попытки избавить Лагодехи от лихорадки с помощью эвкалипта Млокосевичу пришлось оставить, и лихорадка, как и прежде, вплоть до полной над ней победы в советские годы, продолжала уносить жизни поселенцев.

Так, в конце 19-го века через Лагодехи проезжал известный путешественник Василий Сидоров, оставивший сказанному красноречивое подтверждение:

«Мошкары и москитов здесь (в Лагодехи - П. З.) была такая масса, что невозможно было здесь долго оставаться. На одной скамейке в куще жасминов сидел бледный офицер, с которым я разговорился.

 -  О, вы не знаете, что это за места! С виду они хороши. Горы, дивная зелень, домики завиты розами, проезжающие поражаются красотой Лагодех, а вы нас спросите, которые здесь живут. От массы воды здесь вечная сырость, дня не проходит, чтобы лихорадка не сводила в могилу кого-нибудь, мы все больны, все трясёмся, удручённые этой страшной болезнью. Аптеки здесь нет, вода для питья берётся из реки, где купают скот. Мы живём здесь в изгнании и только и мечтаем выбраться отсюда, чтобы не остаться здесь навсегда на кладбище.  

Пока он говорил, он позеленел ещё больше, его зубы стучали, и пароксизм жестокой лихорадки стал трясти и без того совсем уже худое и изнурённое его тело».

«Еще об эвкалиптах» - третья из числа известных мне публикаций Млокосевича о его опытах по разведению в Лагодехи эвкалиптов.  Первая, под названием «Заметка об эвкалиптах»,  была опубликована им 1 июля 1875 года в газете «Тифлисский вестник, вторая – 19 ноября ( 1 декабря)  этого же года, под рубрикой "Из ур. Лагодех нам пишут", в газете «Кавказ» .

Фактически их было не менее пяти.

Самая первая, как указывает ниже Млокосевич, была напечатана им «ещё в 1874 г.». в газете «Кавказ».

Вторая, «Заметка об эвкалиптах»,  в июле 1875 года в упомянутом мной выше «Тифлисском вестнике».

Третья, «Из ур. Лагодех нам пишут»,  в ноябре 1875 года в газете «Кавказ».

Четвёртая, с его же слов (см. ниже), в 1881 или 1882 году:  «года 3 или 4 тому назад в газете же «Кавказ» я опять сделал заявление о продолжении моих опытов».

Пятая,  статья «Ещё об эвкалиптах», 1885 года, представлена ниже.

                                                                                   Пётр Згонников, автор сайта

-------------------------------------------

 


                                               Людвиг Млокосевич. Ещё об эвкалиптах


Уже давно меня интересует вопрос об эвкалиптусе. Ещё в 1874 г[оду]  я сообщал в газете «Кавказ» о результатах, полученных мною при культивировании этого растения. Вторично, года 3 или 4 тому назад в газете же «Кавказ» я опять сделал заявление о продолжении моих опытов.  Но вопрос о пользе и акклиматизации Eucaliptus’a до сих пор остаётся открытым и зачастую возобновляется в периодической литературе, время же диктует новые заметки, а потому я считаю не лишним, в виду появления статьи г. Н. в №254 «Кавказа» настоящего года, возобновить и дополнить в памяти читателей результаты моих многолетних наблюдений по разведению Eucaliptus globulus (эвкалипт шаровидный - П. З.).  

Мало древесных пород, которые в столь короткое время обратили бы на себя почти всеобщее внимание, как Eu. globulus. Учёные европейские, в особенности медицинский мир, довольно продолжительно пропагандировали пользу его разведения, как спасительного средства от малярии. Прейскуранты семенных депо до сих пор печатают громкие рекламы о пользе этого растения. В настоящее время многое выяснилось, вера в целебность  Eucaliptus’a значительно поколеблена, но другие качества этого растения весьма ценны.

Ещё в 1869 году известный бельгийский путешественник и ботаник Ван-Вольксем подарил мне семена   E. globulus и предложил заняться культурой этого растения, сказав, что ежели только  Eucal. освоится с климатическими условиями здешних местностей, то это будет важным приобретением для края, так как, по его мнению, E. globulus уничтожает совершенно болотные лихорадки. Проживая на Алазанской долине, богатой обширными болотами и известной упорством своих разнообразных лихорадок, я обрадовался такому подарку и приложил особенное старание к разведению этого дорогого растения. Семена были тотчас посеяны; дней через 8 они взошли, затем дней через 10 молодые Eucaliptus’ы были пересажены в школу и у меня образовалось более 1000 молодых деревьев. Рост их чрезвычайно быстро продолжался до поздней осени, то есть, до первых утренников, наступивших в том году 18 ноября. С этого времени рост их, достигши у некоторых экземпляров  аршин 4-х и более, приостановился, вершины Eucaliptus’ов  приняли тёмно-малиновый цвет, за следующими утренниками цвет этот постепенно распространялся по всему растению; в феврале и марте растения более всего пострадали, так что к тёплому времени из всего количества уцелело только несколько экземпляров и у этих пострадали вершины и много боковых ветвей. За лето Eucaliptus’ы покрылись новыми листьями, но вверх уже не поднялись. Следующая зима погубила и эти экземпляры.  С тех пор опыты над разведением Eucaliptus’ов не прекращались у меня, но ни разу не привели к желанным результатам: растения не переживали зимы, а в особенности самым пагубным оказывался для них март-месяц. Против холодов я не предпринимал никаких предосторожностей, но я так поступал на том основании, что если окутывать каждый экземпляр – тогда нечего и думать об осушении болот! Столь продолжительные неудачи указывают на то, что климат Алазанской долины не благоприятствует разведению  E. globulus , да вряд ли он может иметь будущность где-либо в здешнем крае, так как в самых тёплых местах периодически выпадают холодные зимы с морозами в 10-12 градусов, а этого холода достаточно, чтобы убить Eucaliptusa’ы, которые могут выдерживать только – 7. Но для медицинской цели можно разводить   Eucaliptus’ы  повсюду, как однолетнее огородное растение, даже и в Архангельской губернии, так как все медицинские препараты получаются только из его листьев.

Желающим же продолжать опыты над Euc. Globulus необходимо иметь в виду, что растение это не любит известковой и солончаковой почвы, не любит местностей слишком сухих, ни слишком сырых, не любит резких колебаний климата – ему необходимы условия самые умеренные. Притом надо заметить,  что очень ранний посев наиболее устойчив против зимнего холода.

Всё вышесказанное относится только к  E. globulus, между тем как другие виды эйкалиптов не менее ценны и пригодны и гораздо более подходящи к условиям нашего климата. Например, Eucaliptus amygdalina, E. globulus, E.coriacea, E. Gunnu.                       

Родина всех этих видов, равно как и E. globulus, провинции южной Австралии – южный Уэльс, Виктория и в особенности Тасмания, но  Euc. Globulus   произрастает на низменных местах, между тем  E. Amygdalina, E. Coriacea и Gunnu растут в горах, в особенности E. Coriacea и Gunnu, которые в Тасмании поднимаются до 5000 ф. н. у. моря, а возвышенности там в 6000 ф. покрыты почти постоянным снегом. Следовательно, виды эти подвержены более суровому климату и более резким колебаниям температуры. Свойства этих видов вообще замечательны: по быстроте роста они превосходят иву и тополь, крепостью древесины превосходят значительно дуб, а по вышине достигают поразительных размеров. Так, E. Amygdalina достигает до 500 ф. Только одна Wellingtonia gigantea из растительного царства может с ним соперничать по росту. Для желающих попробовать разведение указанных видов эйкалиптуса считаю необходимым добавить, что успешные посевы получаются только от свежих семян и что семена, получаемые из наших депо, часто не удовлетворяют этому требованию, а потому лучше всего выписывать семена прямо с места родины этих растений, - и лучше не из южной Австралии, а из более холодной Тасмании.

                                                                                                                        Млокосевич

---------------------------------

Источник:

Млокосевич. Ещё об эвкалиптах// Кавказ. – 1885. - № 309. – 20 ноября

---------------------------------

Фото: Eucaliptus globulus с сайта Forest & Kim Starr

                                                  

Просмотров: 230


Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки