მლოკოსევიჩის ბაღი - ნამდვილი საგანძურია

Радослав Кониаж: «Бывший сад Млокосевича в Лагодехи – настоящий клад для города…»

Возвращение к сайту?

Что росло в саду у Людвига Млокосевича?

რა იზრდებოდა მლოკოსევიჩის ბაღში?

В военное время вести сайт не получается

Регги и орехи


Посетителей: 1866669
Просмотров: 2154085
Статей в базе: 718
Комментариев: 4634
Человек на сайте: 1







Усадьба Франциска Млокосевича в деревне Омиенчин в Польше

Автор: Пётр Згонников

Добавлено: 26.04.2021

G house of Mlokosevitch family in Omiencin Poland
 Дворец Франциска Млокосевича в д. Омиенчин, Польша

Людвиг Млокосевич: «Я не мог дождаться того счастливого дня, когда   родители мои покидали город на лето и брали меня с собой в деревню, где у нас было так хорошо: замечательные сады, оранжереи, теплицы, а вокруг красивые леса, луга и озёра». 

Более 30 лет назад я прочёл эти строки из автобиографии Людвига Млокосевича и очень захотел побывать в   деревне, где он был так счастлив в свои юные годы.

"Родители мои» означает, что жив был ещё отец -  он умрёт в 1845 году; что Людвигу, родившемуся в 1831 году, в то время не было и 14 лет, и он смотрит на мир глазами ребенка, и глаза его, пленённые красотой природы, сияют неподдельным восторгом. Мне захотелось оказаться в Польше, и бегом, только ступив на польскую землю, без замедления ехать в ту сказочно-красивую деревню, откуда берут корни неимоверной любви Людвига Францевича к природе, в полной мере проявившей себя в Лагодехах.

Моей несбыточной по советским временам мечте придавало колорит то обстоятельство, что я даже не знал названия того места, где стояла  усадьба, из стен которой вырвала 10-летнего  Людвига непреклонная воля его отца, насильно отдавшего ребёнка на обучение в закрытое кадетское училище.

«Я страстно любил природу. Варшава или правильные города мне не нравились. Я не мог дождаться того счастливого дня, когда родители мои покидали город на лето и брали меня с собой в деревню, где у нас было так хорошо: замечательные сады, оранжереи, теплицы, а вокруг красивые леса, луга и озера.  Помню отлично, как я брал из разных муравейников, несмотря на боль от укусов, горстями разных муравьев и переносил их в свои кадушки, для наблюдения за их жизнью. Я им готов был сделать все возможное, чтобы им было хорошо у меня. Но мне нравились   не одни только муравьи, а вообще все животные и растения.  У меня был свой маленький зверинец, птичник, были прудики с рыбами и свой садик с цветами.Как только оканчивались мои уроки, я находил самый приятный отдых предаваться своему природному хозяйству».

G palace of Mlokosiewisz in Omiecin
 Дворец Франциска Млокосевича в д. Омиенчин

Эти слова написаны в 1891 году 60-летним Млокосевичем.  Судя по тому, как ярки воспоминания, как много места, почти четверть (!) автобиографии,  они занимают, как много в них малозначащих для биографии, но важных для пищущего деталей, усадьба была для юного Людвига раем, изгнание из которого привело к незаживающей десятилетиями душевной ране. 

Я смотрел глазами юного Людвика на окружающие поместье поля и луга, бродил по тенистому лесу, чувствовал на коже тепло озёрной воды, срывал с ветвей деревьев  наливающиеся мёдом яблоки и груши.

О том, что деревня называется Омиенчин и находится недалеко от города Шидловца, я узнал от Кристины Ковальской, автора биографической статьи о Млокосевиче в «Польском биографическом словаре». Мечта стала превращаться в реальность.   Я знал, куда ехать, где искать, много раз мысленно выходил на вокзале в Варшаве, спрашивал, как добраться до Омиенчина, и уяснив, садился в старый автобус, который вёз меня в детство Людвига.

Фантазии, порадовав душу, быстро истаивали, оставляя жгучее желание – разыскать хотя бы фотографии дома. Начал искать, кто бы мне смог их выслать, но и здесь меня ждало разочарование.  Житель Шидловца, отозвавшийся на мою публикацию о Млокосевиче в журнале  «Вокруг свет, с которым у меня завязалась переписка, огорчил, сообщив, что усадьбы Млокосевичей давно нет, а на том месте, где она стояла,  не осталось и руин.

Ничего, ничего не осталось, одно чисто поле...

Так мои надежды увидеть своими глазами загородный дом Млокосевичей или хотя бы его фото были окончательно и навсегда похоронены.  

А потом пришло письмо из Польши от Патрисии Розлуцкой. К нему был прикреплён файл, фотография старого  двухэтажного дома, полуразрушенного, с печальной, поросшей деревьями и кустарникамикрышей.  Это тот самый дом, писала Патрисия, дворец семьи Млоксевичей в деревне Омиенчин, в 130  километрах от Варшавы и в 12 километрах  от   Шидловца.

G ruines of Mlokosiewisz house in Omiecin
 Руины дворца Франциска Млокосевича в д. Омиенчин

Фотографию нашла подруга Патрисии, школьный учитель культурологии Марта Любецка. Семья Марты живёт в Омиенчине, и её давно занимал вопрос о дворце Млокосевичей. Однажды она организовала поездку с детьми в Радом, некогда уездный город, в подчинении которого в прежние времена находился Омиенчин, и получила там в местном архиве дело об Омиенчине. Открыла дело, а в нём -  фотографии дворца.

Друг отца Патрисии, родом из Омиенчина, рассказывал ей, что помнит сад, росший на усадьбе Млокосевичей, помнит, как в саду красиво пели птицы и как росли фисташковые деревья.

Во дворце в годы социалистической Польши некоторое время находилась школа. В 60-годах прошлого века школу перевели в другое место, после чего, оставшись без присмотра, дворец начал разрушаться. В 1973 году местные жители взялись разбирать дом на кирпичи, случилась трагедия: обрушилась  стена и убила одного мужчину. Это людей не остановило, они продолжали разбирать, пока не разобрали до последнего кирпича. Сегодня от усадьбы Млокосевичей не сталось и следа. Видите зелёное поле в центре фото, комментировала Патрисия Розлуцка, фото сделано с  дрона, на месте этого поля стоял когда-то дворец Млокосевичей.

Немногим позже Патрисия сделала мне ещё подарок: прислала ссылку на  электронный архив газеты «Gazeta Radomska», я раскрыл газету, а там бесценная, на всю страницу, статья Яцека Ломбарского  об усадьбе Млокосевичей. 

 

                                     

                                    Яцек Ломбарски. Что  мы потеряли, или Дворец в Омиенчине 

                                                                                    (Перевод с польского)

 

G Gazeta Radomska - Omięcin
 Gaeta Radomska со статьёй о дворце Франциска Млоксевича в Омиенчине

Деревня Омиенчин никогда не была большой, в ней насчитывалось 152 жителя. В «Географическом словаре Королевства Польского и других славянских стран» указано 25 дымов и 194 жителя.

Намного большим был лежавший неподалёку Зигмунтов, получивший 8 мая 1775 года статус города, разрешение на проведение 12 ярмарок в год и еженедельные торги по субботам.   Несмотря на такие благоприятные условия город просуществовал лишь до 1808 года, а в 1816 году, когда владельцем омиенчинской недвижимости стал майор Корпуса Инвалидов Франциск Млокосевич (в будущем отец Людвика Млокосевича - П. З.), города Зигмунтова уже не существовало.  Причиной умирания Зигмунтова стала эпидемия холеры, поразившей эти районы. Сейчас здесь пахотные земли, принадлежащие деревне Омиенчин, а тут и там стоящие липы указывают на места, на которых когда-то росли сады, читаем в «Описании Радомского повята» Франциска Старчинского.

 

 

Что мы потеряли

Точное описание омиенчинского дворца содержится в инвентаризации, проведённой в 1845-м году после смерти его владельца Францишека Млокосевича. Благодаря ей мы можем сегодня представить,  как выглядел в то время   дворец. И не только это.

«Имущество Земства Омиенчин с прилегающими Вильча Воля, Зигмунтовым,  мельницей Сошин и корчмой, располагавшиеся в Шидловецком уезде, а в настоящее время находящиеся в Шидловецком округе Опочинского уезда Радомского повята» было оценено на момент его купли-продажи на сумму 375 тысяч польских злотых или 56 тыс 250 рублей в серебре. Францишек Млокосевич инвестировал значительные средства в развитие хозяйства, включая мелиорацию,  и в 1845 усадьба стоила уже  61 тыс 350 рублей в серебре или 409 тыс злотых.

В состав усадьбы входили дворец, оражереи, холендерня,  овчарня, дворовые сараи, пять крестьянских изб, молотилка, столярная мастерская, кузня,  много деревянных строений и фруктовый сад.

Украшением оранжереи было пять десятилетних алоэ, достигавших пятиметровой высоты ценой по 6 рублей, что было равноценно месячной зарплате двух батраков. Росли тут также японские аукубы, каталонские бегонии, 64 лимонных дерева в вазонах и апельсиновое дерево. Было здесь также гранатовое дерево и несчётное число сортов разных цветов и кустарников, свезённых сюда со всех концов света.

Здесь, в Омиенчине, получил, наверное, у садовода Петра Клещинского свои первые уроки  Людвик Млокосевич, создатель существующего до сих пор в грузинском городе Лагодехи ботанического  сада.

В холендерне, модного для того времени декоративно оформленного помещения для лошадей и коров, содержались животные со всей Европы.

G Judith_BeheadingHolofernes by Caravaggio 1599
 Юдифь и Олоферн. 1599. Худ. Караваджо  

Сам дворец был настоящей жемчужиной. Кирпичное, оштукатуренное здание с каменными, со сводчатым потолком подвалами.  На прямоугольной проекции видно, что дом девятиосный, с фронтонами спереди и сзади треугольной формы; плоскость передней стены под фронтоном разделена четырьмя тосканскими колоннами.

Крыша двухскатная. Этажи разделены карнизом, фасады ниже карниза рустованные, обложены четурехугольными, плотно пригнанными друг к другу грубо отёсанными камнями, по периметру камни окантованы неширокой гладкой полосой.

Внутренняя планировка обеих этажей одинаковая, двухбалочная.  По оси здания находится двухэтажный холл с лестницей и верандой наверху, поддерживаемой двумя тосканскими колоннами. В гостиной на первом этаже мраморный камин в классическом стиле, на стенах гостиной остатки классической живописи: в прямоугольных рамках пейзажи, чересчур гротескные, медальоны и прочее – так был описан интерьер  в «Каталоге памятников искусства в Польше» в 1861 году.

На стенах картины с пейзажами и со сценами охоты; огромных размеров полотно, с изображением восхода солнца; Юдифь с головой Олоферна; Хор Капуцинов и другие. Был здесь также холст Франца Бартоломео «Матка Боска», подписанный художником.

Дальнейшая судьба дворца

G  Omientchin Place of Mlokosevitch palace
На месте, где стоял дворец Франциска Млокосевича, сейчас пахотное поле. Омиенчин, Польша

Со смертью Францишека Млокосевича всё его омиенчинское имущество, включая дворец, было выставлено на торги. Купил его за  50 тысяч 100 злотых Феликс Лерхенфельд.

Тремя годами позже собственником стал Чоэль Кафтал, продавший в 1885 году дворец Войцеху Домарадзкому.

Перед первой мировой войной сильно разрушенный дворец в Омиенчине вместе со всеми принадлежностями купил у нового владельца ксёндз ааЯкуб 

Гоздко, Ян Луневский. Отремонтировал дворец, накрыл крышу и спас тем самым здание от разрушения. Полностью были отремонтированы цоколь и первый этаж; второй этаж,  самый красивый, с хорошенькими плафонами, информации в «Каталоге памятников» о нём мало, в удовлетворительном, безопасном [в смысле угрозы разрушения]состоянии.

Вторая мировая война отнеслась к дворцу благосклонно. «Почти» в прежнем, нетронутом состоянии он был инвентаризован и вписан в «Каталог памятников искусства в Польше» в 1961 году. Фотографии, представленные в настоящей статье, взяты из материалов экспертизы 1963-го и 1967-го годов, когда дворец был уже практически разобран «на кирпичи» окрестными жителями, - через 20 лет после войны, которую он пережил фактически без потерь.

Сегодня на месте, где стоял дворец и оранжереи, пахотное поле.

От былой славы не осталось ни малейшего следа.

-----------------------------

Источник: Lombarski, Jacek.  Co utracilismy, czyli palac w Omiecinie//Gazeta Radomska. -  2013. -  № 23, maj

-----------------------------

Фото:

Дворец Млокосевича -  Gazeta Radomska

Юдифь и Олоферн - Википедия

Место, где стоял дворец Франциска Млокосевича -  прислала Патрисия Розлуцка 

>lbamL

Просмотров: 377


Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки