მლოკოსევიჩის ბაღი - ნამდვილი საგანძურია

Радослав Кониаж: «Бывший сад Млокосевича в Лагодехи – настоящий клад для города…»

Возвращение к сайту?

Что росло в саду у Людвига Млокосевича?

რა იზრდებოდა მლოკოსევიჩის ბაღში?

В военное время вести сайт не получается

Регги и орехи


Посетителей: 1866669
Просмотров: 2153999
Статей в базе: 718
Комментариев: 4634
Человек на сайте: 1







Парижские следы Людвика Млокосевича

Автор: Проф. Пётр Дашкевич

Добавлено: 13.04.2021

G Piotr Daszkiewicz
 Пётр Дашкевич, профессор Польской Академии Наук, доктор биологических наук, автор статьи 

1867 год. Людвик Млокосевич, вернувшись из воронежской ссылки, поселился в Лагодехи. Работу лесничего получил в 1879 году.  12 лет без работы, в семье пятеро детей. На что они жили? Земля? Нет, не она - нет и года, чтобы Млокосевич не отправился в какое-либо путешествие, и, как правило, весной-летом, когда земля, лишённая заботы земледельца, не даст осенью ни колоска, ни земляной груши. Тогда на какие средства?  Я давно задавался этим вопросом, но ответа не находил.  Ответ пришёл из Польши, от профессора Петра Дашкевича.   

Не прошло и полугода после публикации на сайте статьи Млокосевича о его поездке в 1876 году в Париж с целью изучить опыт французских плантаторов по разведению китайской и яванской крапив («В Париж, за китайской крапивой»), как электронная почта принесла мне письмо от Патрисии Розлуцкой со статьёй «Парижские следы исследователя природы Кавказа Людвика Млокосевича». Автор – польский профессор Пётр Дашкевич. Читаю статью и нахожу для себя нечто неожиданное о той поездке Млокосевича: не только, оказывается, опытом разведения промышленных сортов крапивы интересовался   он в Париже.  Были у него и другие интересы, и другие задачи, и другие встречи, о них-то и рассказывает в работе «Парижские следы…» профессор Польской академии наук,   естествоиспытатель и историк науки, доктор биологических наук,  профессор Института истории науки имени Биркенмайеров Польской академии наук в Варшаве Пётр Дашкевич. Кроме того, Пётр Дашкевич является сотрудником Agence Française pour la Biodiversité (Французское   агентство по биоразнообразию), многолетним сотрудником Muséum national d'histoire naturelle (Национальный музей естественной истории в Париже), партнёром  эмигрантского польского литературно-политического журнала во Франции Kultura и Литературного института (польское издательство) в городе  Мезон-Лаффит (Institut Littéraire, Maison Laffite, France). 

Интересуется историей естественных наук, историей изучения Беловежской пущи и исследованиями зубров, историей коллекций и естественной музеографией, а также историей польско-французского научного сотрудничества.

Прочитав «Парижские следы…», я тут же написал профессору Дашкевичу, и получил в тот же день ответ, письмо ещё с двумя опубликованными им статьями о Людвике Млокосевиче, одна о его сотрудничестве с польским учёным Антоном Вагой (Antoni Waga; 1799-1890), другая – с испанским энтомологом Игнацио Боливаром (Ignacio Bolivar; 1850-1944).

Материалами для всех трёх статей явились   письма   Млокосевича, соответственно,  к Антону Ваге, Игнацио Боливару и Ежи Вандалину Мнишеху (Jerzy Wandalin Mniszech; 1824–1881). Последний - польский коллекционер насекомых, обладатель самой крупной коллекции жуков в Европе, меценат и покровитель наук и искусств.  Жил в Париже. О нём и его отношениях с Млокосевичем, поставлявшим ему насекомых, как раз и рассказывается в статье о парижских следах известного лагодехского натуралиста.

Ценность исследований проф. Дашкевича заключается во введении в научный оборот около двух десятков писем Млокосевича, хранящихся в архивах Польской Академии Наук (письма Антону Ваге), Национального Музея Естественных Наук в Мадриде (письма Игнацио Боливару) и Института Франции (Institute de France) - письмо Ежи Вандалину Мнишеху.

Письма содержат не публиковавшиеся прежде сведения из жизни и деятельности Млокосевича, как, например, планы его   путешествия в Среднюю Азию и подготовки им визита Игнацио Боливара в Лагодехи. Кроме того, письма дают представление о самом Млокосевиче, показывают круг его интересов и волновавшие его проблемы и дают ответ на некоторые загадочные, необъяснимые до последнего времени -  для меня, во всяком случае, - стороны его жизни.   

Так, я давно задумывался, на какие средства жил Млокосевич до того, как получил в 1879 году должность лесничего.  На какие деньги существовала в Лагодехи с 1867-го его семья, если он, вернувшись из воронежской ссылки, нигде не работал?  Семеро человек: он, жена и  пятеро детей, один другого меньше, – на что жили?

Из каких доходов построил дом безработный Млокосевич? Да, он не чурался сельского труда, имел сад, огород, но никакие   «произведения земли», какими бы щедрыми они ни были,  не могут прокормить огромную семью, где работников – один глава семьи,  дети - мал мала, жена - в домашних хлопотах и беременна шестым. Будь ему земля кормилицей, он сидел бы на ней безвылазно, а он не сидел, отправлялся в новые и новые путешествия и, как правило, весной-летом, когда земля, как никогда в другое время года требует постоянного присутствия земледельца.

Так, летом 1874 года он отправляется с доцентом Московского университета Кашкиным в более чем тысячевёрстное путешествие   по юго-восточному Закавказью.

В 1875 году   совершает восхождение на вершину горы Ала-гёз (4 090 м) и на другие высочайшие вершины Южного Кавказа и Малой Армении. 

В 1876 году едет в Париж.

Летом 1878 года путешествует по Персии, где взбирается на гору Демавенд и доходит до Тегерана. 

В письме об этом путешествии, опубликованном журналом “Przyroda I przemysl” (Warsawa, 1878) пишет о том, что благодаря его «частой (выделено мной – П.З.) практике восхождения на горы»    у него выработалась способность без барометра определять высоту.

В статье «Заметки о распространении куриных птиц (турача) в Закавказье» (1879) прямо пишет, что его наблюдения над распространением этих птиц стали возможными в результате   «многолетних  (выделено мной - П.З.) экскурсий по Закавказью».

Таким образом, до 1879 года Млокосевич беспрестанно путешествует, он обошел всё Закавказье и территорию Малой Армении, побывал в Персии, покорил ряд высочайших вершин, Малого Кавказа, посетил Париж. Человеку, ведущему такой образ жизни, не остаётся времени для полноценного земледельческого труда, в силу чего можно заключить, что земля не могла являться для Млокосевича источником материального обеспечения его семьи. Было нечто другое, составлявшее основной источник его доходов. 

Но что именно?

Статья «Парижские следы…» профессора Дашкевича даёт ответ на этот вопрос. 

В резюме-предисловии к статье, написанном на английском языке, автор отмечает, что ЛМ являлся сотрудником Зоологического кабинета Варшавы, исследовал природу Кавказа, и собранные им образцы кавказской фауны хранятся в нескольких   коллекциях по всей Европе. Причин, побудивших автора к изучению следов пребывания Людвика Млокосевича  в Париже, было две: во-первых, из-за отношений, существовавших между Национальным музеем естественной истории Франции (National Museum of Natural History - MNHN) и Зоологическим кабинетом Варшавы; во-вторых, в связи с визитом, предпринятым Людвиком Млокосевичем в Париж в 1875 году.

Помимо образцов кавказской фауны, хранящихся в коллекции Млокосевича в MNHN (включая голотип кавказской саламандры), автор нашёл также письмо Людвика Млокосевича к Ежи Вандалину Мнишеху, меценату энтомологии, обладателю самой крупной коллекции жуков в Еврпопе. Нет сомнений, что Млокосевич был одним из тех натуралистов, что снабжали Мнишеха образцами насекомых из разных концов света. Тема письма Млокосевича к Мнишеху - торговля жуками и планы      экспедиции Млокосевича по  Грузии и Армению.         

                                                                                 Пётр Згонников, автор сайта

 

----------------------------------------         

 

Пётр Дашкевич

Парижские следы исследователя природы Кавказа Людвика Млокосевича 

 

G Jerzy Wandalin Mniszech
Ежи Вандалин Мнишех (1824–1881), меценат энтомологии, Париж
G Ludwik Mlokosiewicz young
Людвик Млокосевич (1831-1909), натуралист, Лагодехи

Жизнь и иисследовательская деятельность Людвика Млокосевича относительно хорошо известны, ему посвящено несколько биографических публикаций1. Учитывая значение тогдашней столицы Франции для польских натуралистов, сотрудничавших с Варшавским зоологическим кабинетом, автор счёл интересным проверить, сохранились ли в Париже какие-либо следы деятельности Млокосевича. [Польские зоологи] Владислав Тачановский и Антон Вага описывали образцы, присланные Млокосевичем, и публиковали сведения о фауне Кавказа, в основном -  во французских журналах.  

Так, в журнале Revue et Magasin de Zoologie Pure et Appliquée, основанном корреспондентом и другом польских естествоиспытателей Феликсом Эдуардом Герен-Менвилем (1799–1874), Антон Вага следующим образом приводит описание нового, неизвестного вида саламандры 2 с Кавказа:

«Представленное мной в описании животное известно только по двум экземплярам, ​​найденным г-ном Млокосевичем в районе самых высоких возвышенностей Кавказа, над границей леса, в травяной зоне (саламандра была поймана Млокосевичем на Зекарском перевале в Западной Грузии, расположеннм на высоте 2128 метров в горах Малого Кавказа – П.З.). Один экземпляр особенно примечателен шестью пальцами на задних лапах, а другой - всего пятью. Первую я отдаю Jardin des Plantes (Парижскому саду растений), а вторую - Зоологическому музею в Варшаве.3

В 1875 году Млокосевич посетил в Париже Константина Браницкого (крупный польский землевладелец, натуралист, коллекционер, путешественник и меценат натуралистов; по прилашению Млокосевича совершил поездку на Кавказ – П.З.) и получил у него деньги, причитавшиеся за присланные им с Кавказа образцы.     

Тачановский, довольно строго оценивавший в своих письмах кавказского натуралиста, 5 февраля 1876 года писал об этом визите 4:

«Очень интересное впечатление произвёл Млокосевич. Это оригинал, каких мало, представляющий собой сочетание контрастов: с одной стороны, благих намерений, с другой, - непрактичности. Например, деньги, полученные в Париже, он растратил на покупку инструментов для препарирования, в то время, как ему нужны были всего карманный ножик и две пары пинцетов.  Прочие инструменты никак не повлияют ни на качество, ни количество сборов [насекомых] 5

В 1868 году (по другим данным, в 1867 году - П.З.) Млокосевич, вернувшись на Кавказ из ссылки [ в Воронежскую губернию], куда он был отправлен по подозрению  в участии в «)польском заговоре» с целью спровоцировать антироссийское восстание кавказских народов (жителей Закатальского округа – П.З.), Млокосевич начал сотрудничество с Антоном Вагой. Отправлял образцы кавказской фауны Ваге как для его частной коллекции, так и для Варшавского зоологического кабинета 6. Также при посредничестве этого  учёного он продавал экземпляры насекомых с Кавказа французским энтомологам.   Следы этого сотрудничества можно найти не только в различных европейских энтомологических коллекциях, но и в современной зоологической номенклатуре. Виктор Антуан Синьоре (1816–1889), к примеру, посвятил описанный им вид клопа Hyalesthes польскому исследователю Кавказа - Hyalesthes mlokosiewiczi, а в 1880 году Жак Мари Франджиль Биго (1818–1893) также назвал новый вид слепней из семейства Whistler его именем - Chrysops mlokosiewiczi. 

Владисав Тачановский в письме Антону Ваге от 2 июня 1870 г. писал: 

«Получил сегодня письмо от Млокосевича с Кавказа, он сообщает, что у него есть красивая шкура дикого козла и несколько птиц, но я сомневаюсь, чтобы последние были хорошо обработаны. Он рассказывает мне о множестве рептилий в той местности, о двуногих змеях, но это дело не из легких, так как у него нет ни  достаточных финансов, ни достаточного опыта, чтобы их правильно обработать и упаковать.  С насекомыми дело может обстоять лучше, поскольку они требуют меньших усилий» 7

 G Chrysops mlokosiewiczi   Bigot 1880 by Anatoly Ozernoy
 Слепень Chrysops mlokosiewiczi  Bigot (1880)

Неизвестно, был ли сбор насекомых, начатый Млокосевичем, результатом предложения Тачановского, следствием его собственных интересов, пожеланий энтомологов из сотрудничающих с ним российских учреждений, таких как Октавиуш Радошковский (1820–1895), или же дело состояло в том, что насекомые были самым простым и самым продаваемым «товаром» на европейском рынке образцов дикой природы. Несомненно, что заняться ловлей насекомых было очень удачным решением. Образцы насекомых, пойманных Млокосевичем, сыграли важную роль в понимании энтомофауны Кавказа.  

Поиски, произведенные автором в Париже, привели к обнаружению письма Млокосевича Ежи Мнишеку (1824–1881). Это письмо хранится во Французском институте (Institut de France)8 вместе с многочисленными документами, касающимися этого польского аристократа, его свекрови, г-жи Ханьской, и Бальзака. Мнишек, энтузиаст энтомологии, собрал одну из крупнейших в мире коллекций жуков.9  

 Содержание письма было следующим:  

 

G Jerzy Wandalin Mniszech 2
Ежи Вандалин Мнишех

Лагодехи, 12 февраля 1875 

Уважаемый господин Граф, 

Вскоре после Нового года я получил от Вас письмо и 100 рублей.   Как высланные Вами деньги, так и цена на насекомых, определённая любителями, меня полностью устроили, более того, господин Граф еще и округлил сумму до 100 рублей. Поэтому считаю своей обязанностью сейчас же, максимально быстро, приступить к сборам и как можно больше их разнообразить, чтобы максимально возможно удовлетворить интересы госполина Графа.  

Постараюсь использовать все свои возможности для того, чтобы моя поездка в Армению, Аббаз-Туман и Имеретию увенчалась успехом. Ожидаю там богатых сборов и поимки видов, отвечающих желаниям господина Графа. 

В приятной надежде и с искренним уважением к господину Графу, его покорный слуга   Людвик Млокосевич/  

Это письмо представляет собой ценный вклад в историю зоологии XIX века. С одной стороны, оно свидетельствует о неизвестном до сих пор сотрудничестве двух натуралистов. Можно предположить, что Млокосевич познакомился с Мнишехом благодаря Ваге, Браницкому или Тачановскому. Можно также предположить, что они познакомились во время визита Млокосевича в Париж. Знакомство с Мнишехом, одним из самых известных и богатых коллекционеров жуков в Европе, открыло, вероятно, для Млокосевича новые перспективы продаж его энтомологических сборов. 100 рублей было немалой суммой для того времени, учитывая, что за 1000 рублей можно было купить маленькую ферму в Конгресовке*,   а дневная заработная плата рабочего в Варшаве составляла около 60 копеек.  

Материальная сторона функционирования естественных коллекций в XIX веке до сих пор плохо изучена, хотя историки науки указывают на важность частных коллекций и рынка образцов для развития энтомологии XIX века10. С этой точки зрения письмо ЛМ к Мнишеху также является источником ценной информации. Письмо, хранящееся в Institute de France, на настоящее время единственное из числа известных. Несомненно, переписка была более обширной, и, возможно, дальнейшие поиски в архивах дадут новые документы об отношениях между Млокосевичем и Мнишехом.

---------------

* Конгресовка - просторечное название Польши после венского Конгресса 1814 года, одним из результатов которого стало вхождение созданного Наполеоном герцогства Варшавского в состав Российской Империи под названием Царство Польское - .

--------------

Примечания автора: 

1. B. Hryniewiecki, Ludwik Młokosiewiczmiłośnik i badacz przyrody Kaukazu (1831–1909), „Wszechświat” 1950, s. 136–139; A. Chodubski, Ludwik Młokosiewicz (1831–1909) – pionier badań flory i fauny Kaukazu,

„Kwartalnik Historii Nauki i Techniki” t. 27, 1982, nr 2, s. 421–428; W. Gil, Ludwik Młokosiewiczpolski badacz na Kaukazie, „Sylwan” 2013, s. 158–160.

2. Mertensiella caucasica (Waga, 1876); Antoni Waga opisał gatunek pod nazwą Exaeretus Caucasicus.

3. A. Waga, Nouvelle espèce de Salamandride, „Revue et Magasin de Zoologie Pure et Appliquée” seria 3, t. 4, 1876, s. 326-328 (tłumaczenie P.D.).

4. K. Kowalska, A. Mroczkowska, B. Zielińska, Władysław Taczanowski. Listy do Antoniego Wagi, Konstantego Bra- nickiego i Benedykta Dybowskiego, Wrocław-Warszawa-Kraków 1964 („Memorabilia Zoologica”, t. 12), s. 129.

5. Тачановский весьма критично относился к препараторским навыкам и организаторским способностям Млокосевича. В письме к Антону Ваге от 28 марта 1877 года он писал: «Млокосевич, очень плохой коллекционер, только благодаря Игнацу [Игнацию Весоловскому] он научился правильно обрабатывать шкурки. Этого вообще-то вы не заметите, шкурки его последней отправки ничуть не лучше, с той лишь разницей, что внутрь их [вставлена] палка. Общение с ним приносит больше неприятностей, чем пользы, потому что он рассчитывает на хороший доход, но присылает при этом такие плохие шкуры, что многие из них приходится выбрасывать. Между тем, как известно, фауна Кавказа недостаточно известна. Недавно он прислал мне очень интересную сову, но с плохо обработанной шкурой» (K. Kowalska, A. Mroczkowska, B. Zielińska, op. cit. s. 120). Оглядываясь назад, можно увидеть, что комментарии Тачановского были очень предвзятыми. Многие экземпляры, присланные Млокосевичем, по сей день хранятся в европейских зоологических коллекциях. В переписке Тачановского содержится много информации, например: «Млокосевич прислал с Кавказа новую партию, в которой, помимо прочего, должны быть три шкуры местных муфлонов, скальная антилопа, черный кот и еще несколько други млекопитающих» (K. Kowalska, A. Mroczkowska, B. Zielińska, op. cit. s. 120). Сам Тачановский неоднократно использовал экземпляры, присланные Млокосевичем, в своих работах, не ограничиваясь только кавказским тетеревом (L.Taczanowski, Contributions à la Faune Ornithologique du Caucase, „Bulletin de la Société Zoologique de France” t. 12, 1887, s. 618–626).

6. Вага купил для своей коллекции несколько экземпляров, присланных Млокосевичем. В письме от 28 марта 1877 г. Тачановский сообщил Ваге: «Я отдал эти 50 рублей Дембовскому, который немедленно отправил их обратно Млокосевичу вместе с другими своими средствами. Упомянул ли он ему в письме, что деньги поступили от профессора, Дембовски не помнит. Во всяком случае, он их брал, а в своих письмах он беспорядочно и часто не сообщает о денежных интересах» (K. Kowalska, A. Mroczkowska, B. Zielińska, op. cit., s. 133). Вага также помогал французским торговцам натуральными образцами отправлять деньги Млокосевичу.  

7. K. Kowalska, A. Mroczkowska, B. Zielińska, op. cit., s. 111-112.

8. Instiut de France, zespół Lettres autographes adressées au comte et à la comtesse Georges Mniszech, gendre et fille de Mme de Balzac, sygn. Ms Lov. A  383 bis.

9. P.  Daszkiewicz, Paryska sprzedaż entomologicznej kolekcji Jerzego Wandalina Mniszcha (1824–1881) – jedno   z najważniejszych wydarzeń dziewiętnastowiecznej zoologii, „Kwartalnik Historii Nauki i Techniki” t. 58, 2013  nr 4, s. 61–70.

10.  P. Moret, Entomologistes et chasszeurs d’insectes en Amérique du Sud au XIXe siècle, [w:] 118e Congrès natio- nal des sociétés historiques et scientifiques, Section d’histoire des sciences, CTHS, Pau 1993, s. 395–408.

----------

Библиография 

1. Chodubski A., Ludwik Młokosiewicz (1831–1909) – pionier badań flory i fauny Kaukazu,

„Kwartalnik Historii Nauki i Techniki” t. 27, 1982, nr 2, s. 421–428.

2. Daszkiewicz P., Paryska sprzedaż entomologicznej kolekcji Jerzego Wandalina Mniszcha (1824–1881) – jedno z najważniejszych wydarzeń dziewiętnastowiecznej zoologii,

„Kwartalnik Historii Nauki i Techniki” t. 58, 2013 nr 4, s. 61–70.

3. Gil W., Ludwik Młokosiewicz- Polski badacz na Kaukazie, „Sylwan” 2013, s. 158–160. Hryniewiecki B., Ludwik Młokosiewicz – miłośnik i badacz przyrody Kaukazu (1831–1909),

„Wszechświat” 1950, s. 136–139.

4. Kowalska K., Mroczkowska A., Zielińska B., Władysław Taczanowski Listy do Antoniego Wagi Konstantego Branickiego i Benedykta Dybowskiego, Wrocław-Warszawa-Kra- ków 1964 („Memorabilia Zoologica”, t. 12).

5. Moret P., Entomologistes et chasszeurs d’insectes en Amérique du Sud au XIXe siècle, [w:] 118e Congrès national des sociétés historiques et scientifiques, Section d’histoire des sciences, CTHS, Pau 1993, s. 395–408

6. Taczanowski L., Contributions à la Faune Ornithologique du Caucase, „Bulletin de la Soci- été Zoologique de France” t. 12, 1887, s. 618–626.

7. Waga A., Nouvelle espèce de Salamandride, „Revue et Magasin de Zoologie Pure et Appli- quée” seria 3, t. 4, 1876, s. 326–328.

----------

Источник:  Daszkiewicz, Piotr. Paryskie ślady przyrodniczych badań Kaukazu Ludwika Młokosiewicza (1831-1909)//Kwartalnik historii nauki I techniki. - 2019. – T. 64. – No. 3. – S. 75-79.

-------------------------------------------

Перевод с польского: Пётр Згонников

--------------------------------------------

Фото:

Ежи Вандалин Мнишех - из статьи Петра Дашкевича о Мнишехе отсюда

Фото слепня Chrysops mlokosiewiczi Bigot 1880 - автор Анатолий Озерной 


Просмотров: 431


Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки