Кто помог Лермонтову создать образы Печорина и Грушницкого? (Из цикла "Памяти Петра Леснова")

На сайте новое меню

Ведомость о Молитвенном доме в селе Ново-Воронцовка Сигнахского уезда Грузинской епархии за 1913 год (История Лагодехи по церковным документам)

С днём Победы, отец!

На сайте работы

Сайту "Лагодехи" - 10 лет

Путешествие Пушкина на Кавказ (Из цикла "Памяти Петра Леснова")


Посетителей: 1505925
Просмотров: 1799337
Статей в базе: 607
Комментариев: 4443
Человек на сайте: 4







С днём Победы, отец!

Автор: Пётр Згонников

Добавлено: 09.05.2020

G Zgonnikov Timofej
Згонников Тимофей Иосифович. Отец

Сегодня, в день великой Победы моему отцу было бы 105 лет. Он был бы слаб, и большую часть сидел в инвалидном кресле во дворике нашего лагодехского дома.  Утоляя жажду, попивал бы смешанное с водой вино, а я следил бы, чтобы вино всегда было прохладным и никогда не заканчивалось. Отец смотрел бы, как распускаются виноградные лозы, как кружат в прозрачном небе свободные птицы, как приходит на землю, омытый грозовыми дождями, девятый день Мая.

До Мемориала от нашего дома далеко. Отец устанет. Я вызову такси и усажу отца на переднее сиденье, у нас оно считается почётнее заднего. Так я делал всегда, в прежние годы, когда отец был жив и молод, а я юн и вечен. Так сделаю и в этот раз - на переднее, только на переднее.

Нет, не сделаю. Я уже не юн и не вечен, и каждая минута с отцом может стать последней.  Я посажу его на заднее сиденье, сяду рядом, и все бесконечные мгновения, что мы будем ехать, я  буду чувствовать тепло отцовского плеча.

Перед тем, как выходить из дому, я помогу отцу надеть пиджак.  Он носит его редко, на особые случаи, как сегодня. К пиджаку отец прикрепил свои награды, орденские и юбилейные ленточки и никогда их не снимал. Пиджак всегда висел на одном месте, в двухстворчатом шкафу на втором этаже дома, слепленного отцом из глины, соломы и речного камня. От пиджака исходил легкий запах нафталина, и, казалось мне,  пороховой гари.

Мы шумной пацанской гурьбой в летние вечера бегали к окнам солдатской столовой. Они выходили на городской стадион, мы прилипали к решёткам, и повара отвешивали нам горячую, с кусками разваренной тушёнки кашу. И я думал, орудуя алюминиевой ложкой, что я – мой отец, на фронте, сейчас раздастся команда, и мы подхватим автоматы, и закричим "ура", и пойдём в атаку. 

Мама, как обычно, пройдётся  горячим утюгом по лацканам и полам пиджака, выгладит белого цвета отцовскую сорочку, наведёт на брюках стрелки, а я до блеска начищу чёрные отцовские туфли.   Перед выходом из дому я протяну отцу его любимый «Шипр»,  знакомый  запах разлетится по комнате,  отец кивнёт головой,  и мы поедем.

Нет, я не буду вызывать такси,  мы не поедем. Я усажу отца в инвалидную коляску и повезу. Мы поплывём  двумя седыми кораблями, стопятилетний  отец и семидесятилетний сын, здороваясь с соседями и улыбаясь прохожим, принимая цветы и вслушиваясь в музыку далёкого  оркестра.   

Отец никогда не рассказывал о войне. Я несколько раз пытался разговорить его и не смог. Отец был немногословен, да что там рассказывать, говорил, война как война: стреляют, убивают…  Как-то раз открылся.

Ранило в ногу под Таганрогом. Наши ушли вперёд, отец остался далеко позади, лежал, истекая кровью, и никого рядом не было. Потихоньку умирал. Пришёл в себя от того, что кто-то тащил его по земле. Раскрыл глаза и увидел сестричку, девчонку, совсем молоденькую, тонкую и прозрачную. Удивился, как, как она могла тащить его,  бесчувственного, умирающего парня? Она спасла его, была тем ангелом, что спускаются с небес в нужную минуту, спасают и улетают навсегда. Окончательно пришёл в себя в госпитале, спрашивал, как её звали, но никто не знал её имени.   

Вернулся в Лагодехи на костылях. Мать, Евдокия Ивановна, отправила на войну двоих сыновей, дождалась одного, второй, дядя Петя, не вернулся. Пропал без вести, меня назвали Петром в память о нём.   

Моя мама  ждала с войны своего первого мужа, Андрея Симоняна. Дождалась похоронки, осталсь без мужа и с малолетней дочкой. И тогда они,  Тимофей и Надежда, мои будущие родители, стали жить вместе. 

Отца ранило в первые месяцы войны, годы шли, раны давно затянулись, но полного покоя ни в душе, ни в теле не наступило.  Временами нога начинала болеть, тогда отец мрачнел и пил таблетки, мама жалела его, вздыхала, вот она война, говорила, зараза, столько воды утекло, а она всё кусается. 

Отца признали инвалидом войны.

Он умер, когда ему было за 80.

Сегодня он бы в 75-ый раз сел за праздничный стол, сбитый его руками,  налил бы по сто грамм обжигающей чачи, выгнанной им из своего винограда, поднял рюмку и сказал бы: «С  праздником, с  Победой!».  

Просмотров: 141


Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): Роланд/Седой/
Дата: 09-05-2020 13:11

Гаихаре Петре! Эта статья, как вино, сначала горчит воспоминаниями, а потом дурманит голову счастьем от того, что такие как Тимофей Иосифович смогли всё преодолеть и одержать эту победу! А показатель победы-это память потомков. Читая вижу две победы-победу Отца и победу сына! Воистину, С днём Победы Отец! Вечная Память и Слава!

Удалить

Комментарий добавил(а): Татьяна Романюк
Дата: 09-05-2020 17:42

Как всегда, Петр доводит до слез... Всех лагодехских ветеранов-с Праздником Победы!

Удалить

Комментарий добавил(а): Пётр Згонников
Дата: 09-05-2020 20:34

Спасибо, друзья, Татьяна и Роланд! И лагодехских, и всех ветеранов наших стран с Праздником! И нас всех - с Праздником! Были сегодня на Мемориале в селе, недалеко от которого отсиживаемся на карантине, основание памятника завалено свежими цветами

Удалить

Комментарий добавил(а): Валерия
Дата: 10-05-2020 16:57

Если бы наши мечты могли сбываться!!! Но праздник Победы навсегда с нами

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки