Заметки о распространении в Закавказье куриных птиц. Турач (Francolinus Vulgaris Steph) (Публикации Л. Ф. Млокосевича)

Табачные фабрики (Стих Сергея Жадана "Тютюновi фабрики" в русском переводе)

Как были репрессированы Владимир и Леонид, сыновья Людвига Млокосевича

Леонид Млокосевич в воспоминаниях профессора Верещагина

История Царских Колодцев (Дедоплис-Цкаро). Часть 2 из 2. (Из цикла "Памяти Петра Леснова")

История Царских Колодцев (Дедоплис-Цкаро). Ч. 1 из 2-х. (Из цикла "Памяти Петра Леснова)

Новь и старь улицы Zet


Посетителей: 1554802
Просмотров: 1851471
Статей в базе: 616
Комментариев: 4480
Человек на сайте: 1







История Царских Колодцев (Дедоплис-Цкаро). Ч. 1 из 2-х. (Из цикла "Памяти Петра Леснова)

Автор: Пётр Леснов, краевед-писатель

Добавлено: 14.08.2020

                                                                                                                                                                               Часть 1 из 2-х                                               

 

                                                                    ПЁТР ЛЕСНОВ

                                                     ИСТОРИЯ ЦАРСКИХ КОЛОДЦЕВ  

 

 

Основание Царских Колодцев

G Lesnov Petr Alexandrovich 1934-2001
 

В 1803 году, вскоре после присоединения Восточной Грузии к России, русский генерал Василий Семенович основал в юго-восточной части Кахетии первое военное укрепление -  Царские Колодцы. Что же привело сюда русских людей, покинувших далёкую родину?

В разгар весны 1803 года воинственные лезгины, жившие по левую сторону Алазани, спустились с гор и опустошили кахетинские сёла, расположенные вдоль Алазанской долины. Перед командованием Кавказских войск остро встал вопрос об организации надёжной защиты Кахетии.  Вскоре после случившегося по приказу Главнокомандующего Кавказским корпусом генерала Цицианова в Кахетию двинулись два батальона Кабардинского мушкетёрского полка, возглавляемых Гуляковым.

Верстах в тридцати от города Сигнаха, на возвышенном плато, Гуляков остановил полк. Это место привлекло генерала дикой красотой, а главное, оно было удобно для защиты кахетинских границ от нападения. Как ни тяжела была судьба русских людей, основавшихся в Царских Колодцах, ничто не подавило в них стремления к жизни, труду, восхищению сказочной природой. Русские солдаты, мастера на все руки, преобразились в каменщиков, плотников, столяров. Вскоре выросли военные постройки, жилые дома, зацвели сады, зазеленели огороды. Шло время, и Царские Колодцы постепенно превратились в настоящий посёлок, населённый гражданами русского происхождения. Они разводили скот, занимались охотой и земледелием.

Население Царских Колодцев жило в тесной дружбе с кахетинцами прилегавших деревень, а также с русскими поселенцами из соседнего Караагача. Обычно летом в этом урочище, поскольку оно расположено в низине, стоит сильная жара, поэтому караагачские поселенцы на лето переселялись в Царские Колодцы, где гораздо прохладнее, так как местность расположена на высоте 800-900 метров над уровнем моря.

 

Легенды и предания

G Tcarskie Kolodcy Potto 9
Царские Колодцы. 19 век

Живописная возвышенность, на которой возникли Царские Колодцы, ещё в древние времена привлекала внимание людей. Многие иноземцы приходили туда с оружием в руках, и как раз там встречали наиболее сильное сопротивление со стороны кахетинцев. Эта возвышенность служила как бы воротами иноземцам, вторгавшимся с юга и востока. Некогда там звенели мечи арабов, греков, персов. Приходил туда с войсками в 65 году до нашей эры легендарный римский полководец Помпей.

Персы называли эту «заколдованную» возвышенность «качакаяк». Это слово в народе переводят как «каменные столбы» и связывают его с тем, что на подступах к возвышенности с востока перед глазами пришельцев вырастала вереница вздымающихся к небу огромных скал. Слева возвышалась над холмами скала Святого Ильи (Ильинская скала или просто Илья), прямо на запад вздымались к небесам прижавшиеся одна к другой скалы – Два брата. Справа виднелась вереница громадин с торчащими пиками, самыми примечательными из которых был Острый шпиль и скала с замком царицы Тамары.

Однако путешественник И. Сливицкий, посетивший Царские Колодцы в 1848 году, писал, будто, не доезжая до этой возвышенности со стороны Караагача, он видел огромный каменный столб, построенный якобы неким персидским шахом, долгое время безуспешно воевавшим с царицей Тамарой. О существовании такого столба больше никто не упоминает. Бытует в народе и другое предание, связанное с персидским названием местности (качакаяк), которое гласит, что это персидское слово означает не «каменные столбы», а «шагающие ноги». Это уже более правильный перевод. Возвышенность была так названа по той причине, что многие венчающие её скалы двуглавы, и издали создаётся впечатление, будто шагает огромного роста человек, туловище его скрыто в облаках, а видны только ноги.

Сохранились исторические сведения, что в 11 веке грузинский царь Давид Строитель выставлял на этой возвышенности военные посты, а сама возвышенность именовалась Дедоплис Цкаро – по-русски Царские Колодцы. Располагались грузинские воины вокруг Царицына колодца, который, по всей вероятности, был назван так позже, уже в честь царицы Тамары. Предположение подтверждается тем, что слова «дедоплис цкаро» в переводе на русский язык означают не «царские колодцы», а «царицын колодец» или даже родник. Однако среди русских поселенцев всё-таки утвердилось первое название посёлка, и вовсе не случайно, так как там было множество родников, которые, по преданию, посещали грузинские цари, а сам царицын колодец якобы находился на Голом бугре, расположенном рядом с замком царицы Тамары. Есть по этому поводу и другие предания, о них будет рассказано позднее.

Горные родники, которых в Царских Колодцах насчитывалось много, пробиваясь из-под каменистого грунта, образовывали неглубокие колодцы, в которых отстаивалась вода и становилась настолько прозрачной, что на дне колодца можно было рассмотреть даже мельчайшие песчинки. По преданию, вода этих источников считалась целебной. Теперь такие родники сохранились только в окрестностях, в самом же населённом пункте на их месте сооружены трубопроводы и длинные бетонные «колодцы» для водопоя.

Живописная возвышенность, на которой возникли Царские Колодцы, в старое время носила и другое название – Тукурмиша. По преданию, оно происходит от имени кахетинского национального воина-героя.

 

Заселение Царских Колодцев

G Tcarskie Kolodcy from Potto 44 polk
 Царские Колодцы. 19 век

Гражданское население Царские Колодцы заселяло постепенно. Отдельные районы возникали возле родников. В дальнейшем и родники, и районы получили определённые местные названия. Так, самое первое поселение возле Царского родника получило название Мазовка. Как рассказывают старожилы, поселенцы тогда строили небольшие дома, стены которых сплетали из турлука и обмазывали их сверху глиной. В народе бытует и другое предание по этому поводу. Земля на Мазовке жирная, чернозёмная. Раньше ни на улицах, ни во дворах не было твёрдого покрытия, поэтому во время дождей люди в полном смысле слова утопали в грязи, «мазались». Кстати, это слово там употребляется до сих пор. Никто из старожилов не скажет «измазались», а непременно «мазались».

Мазовку пересекает глубокая балка, тянущаяся до Аннушкиного ущелья. В верховьях этой балки находится Юрицын родник. Вокруг этого источника в прошлом веке образовались ещё два поселения: по правому берегу балки – Слободка, а по левому – Интерель, или Интерелия (от слова «артиллерия). Район получил такое название потому, что там располагались артиллерийские части. Так бесцеремонно «расправлялись» первооснователи Царских Колодцев с труднопроизносимыми для них словами иноязычного происхождения.

Центральный район Царских Колодцев образовался вокруг Драгунского родника. Там были возведены существующие до сего времени огромные каменные казармы, а вокруг них выросли жилые дома. Выходцы из офицерских фамилий селились на Трубачевской горке. Там было мало плодородной земли для разведения садов и огородов, но зато на возвышенном месте не так ощущалась летняя жара.

От центра Царских Колодцев по направлению к Караагачу вёл древний путь через широкую балку. В ней находился Дальний родник. Вокруг него люди поселились в более позднее время, уже в начале нашего века.

 Все перечисленные родники с традиционными названиями существуют до сего времени, и районы вокруг них в народе до сих пор называют по-старинному. Интересно, что коренных жителей Мазовки называют жаранами. Это связано с искажением слова «джейран», которое мазовчане произносят на свой лад, поэтому за ними закрепилось прозвище «жараны».

Интересна история создания одного густонаселённого района. В 1837 году для осмотра русских войск на Кавказ прибыл Николай 1. Путешествуя по Кахетии, царь посетил древний грузинский монастырь святой Нины, после чего он изъявил желание проехать до Царских Колодцев. Посёлок и его окрестности произвели на Николая 1 хорошее впечатление, и он велел как можно гуще заселить эти места русскими. Но для этого явно не хватало представителей женского пола. Поэтому вскоре из России было прислано 300 (а по некоторым сведениям -  800) молодых девушек, которых, можно сказать, насильственно выдали замуж за отставных солдат квартировавших там русских полков. Молодые семьи селились на плодородной равнине между Драгунским и Юрицыным родниками. Этот район Царских Колодцев получил название Поселение.   

Вскоре после этого в Царских Колодцах была открыта первая школа, в которой обучали грамоте молодых рекрутов и детей переселенцев. Основателем и попечителем этой школы был полковник Н. И. Кашкаров. в то же время в Царских Колодцах неподалёку от Юрицына родника начали возводить огромные каменные казармы, сохранившиеся до наших дней. Об их строительстве упоминает в своих записках путешественник Д. Зубарев, посетивший Царские Колодцы в 1838 году.

 

Девушки-сектантки

Среди наших современников, плохо знающих историю русских поселений в Грузии, распространено мнение, что все эти поселения были основаны сектантами. На территории Кахетии есть населённые пункты, основанные духоборами, молоканами, однако это никакого отношения к Царским колодцам не имеет. Правда, в 1857 году в Царских Колодцах появилась группа девушек-сектанток, их было около 150. Они принадлежали к религиозной секте скопцов – одной из самых фанатических сект, которые только помнит история религии. Эта секта зародилась на Руси, точнее, во Владимирской губернии в 70-х годах 18 века. Основатель секты некий Кондратий Селиванов по приказу Екатерины 2 был предан суду и сослан в Сибирь. Другие представители секты были высланы на юг России, поэтому многие из них попадали в Закавказье, где, кстати, не прекращали свою деятельность, и к тому же постоянно расселялись, проникая в Алахцихскую, Карсскую, Арзрумскую провинции и даже в Румынию.

Поселившись в Царских Колодцах, молодые сектантки развернули активную деятельность по оскоплению парней. Они разделились на группы и нанимались работать по обслуживанию военных – в лазареты, прачечные, пекарни. Появление хорошеньких девушек вызывало не только у солдат, но и у офицеров большое оживление. Воспользовавшись этим, девушки завлекали молодцев. Каждая из них избирала себе жертву.

Вскоре о деятельности молодых сектанток узнало полковое начальство, однако отнеслось к этому хладнокровно, как к забавному случаю. Но когда их жертвами стали несколько молодых офицеров, эти вести дошли до главнокомандующего Кавказскими войсками генерала Барятинского. Он был потрясён происшедшим, но спокойно и разумно ликвидировал этот сектантский очаг. По законам Российской империи, скопцов, занимающихся злодеянием, непременно предавали суду, но генерал вместо этого велел полковым начальникам не принимать никаких насильственных мер по отношению к девушкам, а подослать к ним молодых людей, которые смогли бы убедить сектанток в счастье человеческой любви и материнства. Это дало благоприятные результаты. Лишь некоторые сектантки покинули посёлок, остальные вышли замуж и поселились в Царских Колодцах. В скором времени они приняли христианскую веру. Эта церемония проходила в торжественной обстановке. Она состоялась в одно из воскресений 1857 года в Военном храме, находившимся возле Драгунского родника.

 

Неудачное переселение в Азербайджан

В начале нашего века был случай переселения местных жителей из Царских Колодцев в Азербайджан, которое, однако, закончилось неудачей. Примерно в 1913-1915 годах в Царские Колодцы прибыла группа азербайджанских татар из-под Нухи. Они обратились к жителям с предложением переселиться на азербайджанскую территорию. Они сообщили, что у берегов реки Алазани, неподалёку от Нухи, пустуют богатые земли. Татары уверяли, что, агитируя жителей переселяться, они не преследуют корыстной цели, а просто хотят иметь хороших соседей, от которых можно было бы перенять опыт обработки земли, разведения скота, а также обучиться ремёслам. На зов откликнулось более 20 семей. Эти люди забрали свой скот, погрузили на фургоны и повозки домашнюю утварь и двинулись в путь.

Переселенцы остановились в местности под названием Аджибулах. Действительно, здесь было необыкновенно красиво. Вереница лесистых холмов тянулась вдоль берега Алазани, встречались впадины с богатыми почвами и хорошим травостоем. По многочисленным балкам и оврагам к реке сбегали ручьи. Всё это способствовало хорошему настроению людей, попавших впервые в этот край. Они с воодушевлением приступили к постройке домов, начали распахивать земли и разводить сады. Вскоре вдоль небольшого хребта протянулась улица с выстроенными в ряд уютными домами. Однако радость переселенцев продолжалась недолго – местность оказалась малярийной. И они были вынуждены возвратиться на родину. Земляки не оставили этих людей в беде, выехали навстречу на фургонах и доставили «блудных сынов» домой в Царские Колодцы.

Сенатским указом Российской империи от 4 октября 1857 года было решено преобразовать на Кавказе русские военные поселения в гражданские посёлки. Однако Царские Колодцы не были переведены в гражданское ведомство, так как ещё существовала опасность со стороны воинственных горцев. Каждый гражданин был вынужден защищать свой очаг собственными силами, каждому взрослому поселенцу, умевшему носить оружие, выдавались за счёт казны ружьё, шашка, пистолет, а также фунт пороху и три фунта свинца в год. 

 

Мекка для путешественников

G Julius_Klaproth
Генрих Юлиус Клапрот (1783-1835), учёный-востоковед

Царские Колодцы после своего основания стали пристанищем для многих путешественников, странствовавших по Кахетии. Первой известной личностью, которая посетила этот гостеприимный посёлок, был немецкий учёный-востоковед Генрих Юлий Клапрот, переселившийся затем из Германии в Россию. В 1805 году его пригласили в Санкт-Петербургскую академию наук, где Клапрот получил должность адъюнкт-профессора. Вскоре по поручению учёного совета академии в 1807 году он направился на Кавказ с целью изучения этого малоизведанного края. Около двух лет продолжалась экспедиция Клапрота по Кавказскому краю. Учёного интересовали не только вопросы лингвистики, но и природа, и история Кавказа. По возвращении в Петербург Клапрот написал книгу «Reise in dem Kaukasus und Georgien in J. 1807-1808». («Путешествие по Кавказу и Грузии в 1807-1808 годах»). Книга была опубликована в Германии. В ней Клапрот приводит исторические и этнографические материалы о Грузии, в частности, о Кахетии. О пребывании Клапрота в Царских Колодцах до нас дошли очень скудные устные сведения, поскольку учёный посетил этот посёлок в период его основания.

Сохранились подробные сведения о пребывании в Царских Колодцах видного испанского военного деятеля Ван-Галена. Этот человек был изгнан из Испании королём Фердинандом 7 за прогрессивные взгляды; прибыв в Россию, он попросил здесь политическое убежище. Русское правительство, конечно, не могло ему симпатизировать, и вскоре он был направлен в беспокойную Кахетию. В 1820 году испанец попал в Нижегородский драгунский полк, квартировавший в Царских Колодцах и Караагаче, в котором прослужил около двух лет и состоял в тесной дружбе с будущим декабристом А. И. Якубовичем. Но после вступления на королевский престол королевы Кристины Ван-Гален возвратился на родину, где занял видный военный пост при дворе. Ван-Гален не был ни учёным, ни исследователем, но он оставил после себя подробные записки, в которых имеются исторические и этнографические подробности, интересные сведения об образе жизни кахетинцев, русских поселенцев, а также горцев.

Спустя несколько лет, во время путешествия по Грузии, в Царские Колодцы прибыл крупный немецкий натуралист-энтомолог Вильгельм Иегер. Его вояж начался из Петербурга и дал богатый материал для создания ряда научных трудов, которые позднее были опубликованы как в Германии, так и в России.

G Juan Van Halen
Хуан Ван Гален (1788-1864), испанский офицер на русской службе, автор этнографических записок о Кавказе

В сентябрьский полдень Иегер прибыл в город Сигнах, осмотрел его и под вечер направился к Царским Колодцам. Солнце ещё не успело спрятаться за горами, когда путешественник перевалил через хребет, и посёлок предстал перед его глазами. Иегер остановился на подступах к Царским Колодцам и молча любовался уютными усадьбами, утопавшими в зелени. Повсюду стояли низкие деревянные дома с узорчатыми ставнями, совершенно не похожими на те, которые путешественник видел в кахетинских селениях.

Иегер въехал на двор командира артиллерийской бригады графа Зенича. Там гостя уже ожидали собравшиеся офицеры. Состоялся ужин с нескончаемыми разговорами. Особенно запомнился Иегеру эпизод о героическом подвиге штабс-капитана П. Е. Овечкина, присутствовавшего среди офицеров, который проявил неслыханный героизм при защите крепости Чирах. Этот эпизод в дальнейшем Иегер включил в книгу «Reise von St. Peterburg in die Krim und in das Kaukasus in Jahre 1825» («Путешествие из Петербурга в Крым и в Кавказский край в 1825 году»). Книга вышла в Лейпциге в 1830 году.

Вполне естественно, что прибывшего в Царские Колодцы Иегера первым делом интересовала фауна окрестностей этого посёлка. Исследователь собрал богатую коллекцию насекомых, многие из них тогда ещё не были известны науке.

Спустя несколько месяцев в Царских Колодцах начали готовиться к встрече с учёным-естествоиспытателем Эдуардом Ивановичем Эйхвальдом, которого в своё время называли учёным-энциклопедистом. Немец по происхождению, он признал Россию своей второй родиной, где и стал известным учёным.

Эйхвальд родился в Германии в 1795 году. Он получил хорошее образование сначала в Берлине, затем в Париже, Лондоне, Женеве. Его интересовала медицина и естественные науки. В 1823 году Эйхвальд переехал в город Вильну и там при университете получил звание доктора медицины. Позднее учёный переехал в Казань, где возглавил кафедру зоологии при Казанском университете. В этот период он написал ряд научных трудов по различным отраслям естествознания.

G Eikhvald Ed Ivan
Эйхвальд Эдуард Иванович (1795-1876) , естествоиспытатель, палеонтолог

В 1826 году Эйхвальд совершил путешествие по Кавказу. Он останавливался почти во всех населённых пунктах, имевших военные посты и где ему назначали новых сопровождающих. По пути следования Эйхвальд вёл этнографические записи. Его интересовали образ жизни кахетинцев, их занятия, нравы, религия.

По прибытии в Нижегородский полк Эйхвальда встретил командир полковник Пётр Иванович Шабальский – герой Отечественной войны 1812 года. Гостю отвели отдельную комнату в Царских Колодцах в доме полковника. Войдя в неё, Эйхвальд обратил внимание на внутреннее убранство – всюду стояла самодельная мебель, создававшая ощущение уюта. Такая обстановка пришлась ему по душе, он с удовольствием расположился в необычном рабочем кабинете. После беглого знакомства с местностью, внимание учёного привлекли солёные озёра, располагавшиеся под Царскими Колодцами. Сначала он посетил нижнее озеро, находящееся ближе к Караагачу,  которое существует и теперь и называется Караагачским. Этот водоём поразил Эйхвальда. Когда в летнюю пору вода начинала испаряться и уровень её значительно снижался, на прибрежной полосе оставалась серебристая пелена – высохшая корка соли. Учёный ещё тогда предположил, что грязи этого озера должны обладать целебными свойствами, и он не ошибся.

На расстоянии 2-3 вёрст к югу от Караагачского озера находится другое озеро – Мирзаанское. Грязи Мирзаанского озера показались учёному не менее целебными, чем предыдущего. Однако здесь внимание исследователя привлекло иное – он обнаружил в воде присутствие следов нефти, это означало, что где-то поблизости должны залегать нефтеносные слои. И на этот раз учёный не ошибся.

Эйхвальда заинтересовали также холмы, прилегавшие к Ширакской степи. На их склонах он обнаружил обширные участки чёрной безжизненной земли. Это выступала на поверхность нефть. Как только появлялась чернота, почва теряла плодородие, все растения погибали, земля превращалась в рыхлую сыпучую массу, почти не пропускавшую влагу в нижележащие слои. Многие видели и прежде эти тёмные участки, но никто до Эйхвальда не придавал им никакого значения.

Местные жители рассказали учёному, что видели участки с чёрной землёй и у берегов реки Иори. Вскоре Эйхвальд отправился и туда. На самом деле, в зоне Иорского плоскогорья обнаружилось много следов, оставленных выступившей на поверхность земли высококачественной нефтью. Спустя много лет благодарные потомки обратили внимание на описанные когда-то Эйхвальдом нефтеносные участки. Теперь в этих местах ведётся добыча нефти.

Эйхвальда не в меньшей мере интересовал и животный мир окрестностей Царских Колодцев. Среди крупных представителей фауны тогда ещё встречались неизвестные виды. Учёный обратил внимание на необычных ящериц, которые жили в трещинах скал. Ими оказались неизвестные в то время науке агамы. В дальнейшем новый вид пресмыкающихся так и был назван зоологами – кавказская агама Эйхвальда.

Гостеприимные старожилы Царских Колодцев не лишили Эйхвальда возможности полюбоваться дикой природой и исключительно ради отдыха. Ему показали охоту на джейранов в Алазанской долине. Рыбная ловля на реке Алазани оказалась не менее интересной.

После пребывания в Царских Колодцах Эйхвальд направился в Закатальский округ, расположенный по соседству. Путешествие по Кавказу дало учёному богатый материал для научных трудов. Спустя несколько лет он опубликовал в Берлине книгу «Alte  Geographie des Kaspischen Meere und das Kaukasus» («Старая география Каспийского моря и Кавказа»). В 1837 году в Штутгарте вышла другая его книга – «Reise auf dem Kaspischen Meere und in dem Kaukasus in J. 1825-1826» («Путешествие по Каспию и Кавказу в 1825-1826 годах»). Во второй названной книге автор подробно описывает посещение Царских Колодцев, а также приводит обширный материал по истории, этнографии, фауне, флоре и недрам Кахетии.

Предположительно  в 1836 году, путешествуя по Кахетии, Царские Колодцы посетил известный немецкий ботаник-дендролог, профессор Иенского университета Карл Генрих Кох.

 

Продолжение следует...

---------------------------

Фото Царских Колодцев - из книги:  Потто В. А.  История 44-го драгунского Нижегородского полка. - СПб. - 1892-1908.

Остальные фото - с помощью Google

Просмотров: 120


Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки