Кто помог Лермонтову создать образы Печорина и Грушницкого? (Из цикла "Памяти Петра Леснова")

На сайте новое меню

Ведомость о Молитвенном доме в селе Ново-Воронцовка Сигнахского уезда Грузинской епархии за 1913 год (История Лагодехи по церковным документам)

С днём Победы, отец!

На сайте работы

Сайту "Лагодехи" - 10 лет

Путешествие Пушкина на Кавказ (Из цикла "Памяти Петра Леснова")


Посетителей: 1507299
Просмотров: 1800540
Статей в базе: 607
Комментариев: 4443
Человек на сайте: 5







А женщина с чёрными, как земля, волосами (Из цикла "Стихи Сергея Жадана в переводах Лачина". Стих 7)

Автор: Сергей Жадан

Добавлено: 05.04.2020

           Сергей Жадан о своём стихотворении "А женщина с чёрными, как земля, волосами"       

G Zhadan
Сергей Жадан

"Она ходит на рынки и на стадионы,/пряча в куртке своей телефон и флягу./Я готов поджигать всех соседей районы,/чтоб она оглянулась на меня, бедолагу".

 - Сергей,  этот стих завораживает. Герой ради женщины готов разрушать мир, чувствует в себе готовность творить чудеса… А строки последние - от них дрожь по телу, герой просит женщину как о великой милости, - не ответить на его любовь, это для него несбыточная мечта, - он просит о совсем малом: чтобы она, забыла весь этот мир, а забывая, забыла о нём последним…  Такие строки невозможно написать в холодном рассудке.  Мощнейшая лирика, современная интерпретация «Кармен», по-моему. Был влюблён, когда писал?  Как Хосе, сильно и безнадежно?  

- «Женщину…» я написал лет 9-10 назад. Влюблённым не был.

 -  Удивил. Сильно удивил. А я, знаешь, нисколько не сомневался, и другие, читал в комментариях, так же думали.

 -  Нет, это была какая-то такая общая, абстрактная идея... Меня занимало, как что-то очень личное переходит в общественное, политическое.  На самом деле «сжигать соседские дома», чтобы обратить на себя внимание женщиы, которая тебя не замечает, - это своего рода маяковщина, ранний Маяковский с его «Облаком в штанах», причём маяковщина сознательная, когда интимное, внутреннее приравнивается к общественному, и политикой становится любой твой жест. У Маяковского лирический герой страдает от неразделённой любви, его чувства выносятся наружу, он готов свергать и рушить – строй, религию, старое искусство… Тема единства внутреннего и внешнего в поэзии мне очень интересна. Такие неожиданные и незаметные переходы, отсутствие чёткой границы между чувствами и действиями… Мне всегда «немного смешно», когда кто-то из поэтов говорит, что он «ушёл в интимную лирику".  Нельзя делить поэзию на гражданскую и лирическую.  В действительности вся лирика интимна, не так ли?

- Не задумывался.  Твоя «Женщина» так поразила меня своей чувственной стороной, что всё другое прошло мимо, и я был уверен, что она от первого до последнего слова – о любви. Был уверен, что сжигать соседские дома и свергать власть, творить другие безрассудства тебе нужны были исключительно для того, чтобы подчеркнуть запредельность любовного чувства твоего героя. Поэтому и услышал лишь мотивы «Кармен». В «Женщине», как и в этом классическом сюжете, царит настоящая империя чувств, страстная и безрассудная любовь заполняет собой всё, любовь в её первородном, лишённом всякой социальности виде, - так я увидел, и мне нелегко, признаюсь, принять, что тобой руководил не чувственный, а социальный аспект устройства человеческой природы.

 -  Несомненно.  Я согласен с тобой, что «Женщина» про сильные чувства, но для меня более важным было показать позицию лирического героя. Он ведь не только признаётся в любви, он собирается выносить её вовне. Вот почему я говорю о Маяковском – это как раз такая позиция, модернистская позиция, когда ты полностью раскрываешься и делаешь из любви плакат, то есть что-то очень интимное, очень личное не боишься вынести на публичное обозрение.  Как видишь, меня волновали другие аспекты.  «Женщина»  это не просто признание в любви, это не просто рассказ о любви, это не просто стих о мужчине и женщине, это уже совсем другая сторона любви, ее социальная грань. Я хотел показать, как расширяется любовный контекст, показать, что ареной чувственности становится весь свет.

-   Любовь правит миром?

- Можно и так понимать, хотя мои акценты расставлены на другом. «Женщина», несмотря на интимность темы, прежде всего своеобразный манифест, афиша, площадная поэзия, в ней любовь предстаёт как явление, как процесс, любовь в «Женщине» самодостаточна, она всё оправдывает, ею руководствуется мой герой, ею движется наш мир.

- Почему у твоей героини волосы чёрные, как земля? И почему ты в качестве сравнения взял именно землю? У тебя часто, -  в других стихах, в прозе, - встречается этот образ, образ земли…

- Чёрный наиболее насыщенный из всех цветов, чисто психологический по своей гамме. Абсолютный цвет, своего рода универсал, он вмещает в себя всё сущее. Чёрная - ночь, всмотрись в неё и увидишь, что в ней есть всё.  Сравнил чёрный цвет волос своей героини с землёй не случайно. Земля тоже универсальный образ, он очень ёмкий, вмещает в себя всё: и хорошее, и плохое, и прошлое, и настоящее. «Женщину» перевели на несколько языков, и если происходили смысловые потери, то чаще всего с лексемой «земля». В некоторых русских переводах, например, вместо «земли» появлялся «чернозём»...

 -  У тебя «земля» в значении «космос», действительно, куда здесь "чернозёму"…

- Даже «космос» не настолько универсальная лексема, как «земля».  В этом смысле показателен фильм Довженко «Земля»: он вроде бы о коллективизации и о земле, на деле же в нём говорится о более глобальных вещах.

-  Как ты воспринимаешь «Женщину» сегодня? 

- Я много пишу о войне.  Писать о войне, когда пропускаешь через себя каждое слово, чувствуешь сердцами погибших и страдаешь их душами, это одно, там проникаешься настолько, будто становишься одним из тех, о ком пишешь. С «Женщиной» такой погружённости не было. С одной стороны, стих вышел декларативным, с другой, как-то так случилось, что он живёт своей жизнью, его часто цитируют, много переводят, пишут на стенах. Стих оторвался от меня, вышел из-под моего контроля. Я его и дальше люблю, потому что он для меня, как живой человек, личность, мой ребёнок, ставший самостоятельным. 

                                                                                                                                                                        Беседовал Пётр Згонников

--------------------------------------------------------------

А женщина с чёрными, как земля, волосами 

 

А женщина с черными, как земля, волосами  

живёт себе, и ей всё нипочём

– я-то знаю её годами –  

И в ночные прохлады, и слепительным днём.

 

Среди железа и листвы раскалённой,

среди стен и птичьих криков,

средь каналов, под землёй переплетённых,

среди всех своих снов и своих фриков.

 

Она ходит на рынки и на стадионы,

пряча в куртке своей телефон и флягу.

Я готов поджигать всех соседей районы,  

чтоб она оглянулась на меня, бедолагу.

 

Я готов анархистом города обезвластить,

и в портвейн превращать озерную воду,

чтоб она, вспоминая меня хоть отчасти,

писала мне письма про жизнь и погоду.

 

Я готов устраивать на ее улице стачки,

лишь бы поближе к её нежности и злости,

слышать, видеть побасенки её и подначки –  

с кем она спит, кому перемывает кости.

 

Я сменю начертания букв, препинанья,  

я убью всех поэтов с их девизом «пиши»,

чтоб она утеряла последние знанья,

чтоб она пребывала во мраке, в тиши.

 

Небо, будь для неё холодней, зеленее.

Утопи её память бездонну ливнем летним.

Пусть забудет про всех – и меня - поскорее.

Только меня пусть забудет последним.

                                               (Лачин, перевод на русский, 2019)

-------------------------------------------------------------------

Сергей Жадан. I жiнка з чорним, як земля, волоссям

                 (Оригинал стихотворения)

І жінка з чорним, як земля, волоссям,

 яку я знаю вже стільки років,

 живе собі, не переймаючись зовсім,

 поміж ранкового світла й вечірніх мороків.


Поміж заліза й гарячого листя,

 поміж стін і пташиних криків,

 поміж підземних русел, що переплелися,

 поміж усіх своїх снів і фріків.


Вона ходить собі на стадіони й ринки,

 ховаючи в куртці телефон і флягу.

 І я готовий палити сусідські будинки,

 щоби вона звернула на мене увагу.


Я готовий позбавити міста керування

 і на портвейн перетворювати озерну воду,

 лише б вона, згадуючи про моє існування,

 писала мені листи про життя і погоду.


Я готовий влаштовувати на її вулиці страйки,

лише б бути ближче до її ніжності й люті

 і слухати її постійні байки

про те, з ким вона спить і кого вона любить.


Я вигадаю нові літери та розділові знаки,

я вб’ю всіх старих поетів, які ще щось пишуть,

щоби вона забувала про те, що могла знати,

щоби вона дивилася в темряву й слухала тишу.


Небо за її вікнами буде холодне й зелене.

Дощ буде заливати пам’ять її невичерпну.

Хай забуває про все.

Хай забуває навіть про мене.

Лише про мене хай забуває в останню чергу. 

--------------------------------------------------------

 

Просмотров: 82


Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): Валерия
Дата: 08-04-2020 12:58

Спасибо

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки