Людвиг Млокосевич: От Ленкорани до Бартаза (Заметки натуралиста, ч. 3 из 5)

Умер автор "Старого Лагодехи", Константин Ираклиевич Чикваидзе

Людвиг Млокосевич: От Лагодеха до Ленкорани (Из заметок натуралиста, ч. 2 из 5)

Людвиг Млокосевич: От Воронежа до Лагодех. (Из заметок натуралиста, ч. 1 из 5)

Несколько гостиниц и одно казино. (Новости Лагодехи)

Когда писатель - бог...

Каин нашего времени. О рассказе Насти Родионовой "Куколка"


Посетителей: 1248296
Просмотров: 1535650
Статей в базе: 543
Комментариев: 4239
Человек на сайте: 3







Людвиг Млокосевич: От Лагодеха до Ленкорани (Из заметок натуралиста, ч. 2 из 5)

Автор: Людвиг Млокосевич

Добавлено: 27.10.2018

B-Mlokosevitch-from-Bogdanov`s-book
 Людвиг Млокосевич

Аннотация: Научная экспедиция в южную часть края. Белоканы. Описание тамошних поселений. Злаки и шелководство. Долина Алазани. Элису. Фауна. -Кордут. Гельмец. Трудность коммуникаций. Гостеприимство лезгинов. Лезгинские наречия. Долина Самура. Собирание налогов. Удивительный способ стирки одежды.-Куссары.-

Татарские разбои. - Куба.- Варварский обряд шиитов. Распространенность древних обычаев. - Дорога к Баку. Баядеры в Баку. Животные - пастухи. Плоские крыши. Скудная почва. Климат и ветра. -Суруханы. Огнепоклонник. Горящие нефтяные скважины. От Баку до Ленкорани. Болота. Талыши. Их ненависть к туркам. Сектанты.


В июле 1872 года решил воспользоваться выпадающей возможностью посетить не познанную мною юго-восточную часть Закавказья. Это путешествие облегчила мне договоренность с господином Кашкиным - кандидатом Московского университета, намеревавшимся в научных целях также отправиться в ту сторону. Поэтому легко согласился с предложением того же господина Кашкина осуществить вместе запланированное путешествие. Приготовления к этой нелёгкой дороге также потребовали немало времени.

После осуществления нескольких подготовительных походов по ширазским горам, во время которых пришлось убедиться, что мой товарищ более охотно отдаётся охоте, чем энтмологическим и ботаническим поискам, мы определили срок выхода - 2-м июля.

Первый ночлег нам предстоял в Белоканах, расположенным в 20-и километрах от Лагодех. Но даже при таком отдалении этот аул или лезгинская деревенька был труднодоступен из-за густой растительности, среди которой и скрывались домишки горных жителей.

При приближении к небольшой рощице  слышится лай собак, пение петухов, а иногда и голос муэдзина, принуждающего правоверных к молитве. Посреди густо разросшихся деревьев и садов виднеются довольно привлекательные (построенные из камня, а иногда из дерева) с двускатной крышей домишки. Покрыты они камышом, который намного прочнее, чем соломенные стрехи. Довольно обширное жилье состоит из одной, двух, а иногда и трёх комнат. Изогнутая кверху рама окна состоит чаще всего из одного стекла. Подобного же типа двери закрываются с помощью двух не очень плотно прилегающих половинок.

G-Zakataly
 Закаталы

Полы из искусственного камня, довольно твёрдого и натёртого до блеска. Посреди комнаты – очаг, который горит и днём, и ночью. Впрочем, эти комнаты вовсе не похожи на курные избы. Немало домов оснащены каминами, печей как таковых мы нигде не заметили.

Глиняная посуда (тарелки) тут не применяется (что характерно для всего Закавказья). Кухонные тарелки тут исключительно медные, внутри отбеленные или покрашенные. Содержатся они в чистоте и часто немалое их количество размещается на стенах. С трёх сторон домишко окружен садиком, а четвёртой своей – граничит с улицей. Рядом с садиком – подворье, покрытое ковром всегда свежей травы, несколько деревьев – обычно инжир или шелковица. Большая часть дня проводится на собственном коврике, разостланном под раскидистыми ветвями деревьев, доставляющим жителям свежие плоды. Тут идут разговоры о «домашней политике».

Пожары случаются довольно редко из-за буйной растительности, разделяющей соседские строения. А если и случается нечто подобное, то дело ограничивается одним сгоревшим домишком.

За исключением шелковичных аллей, высаживаемых сверх намеченного плана, остальные части сада, не отмеченные особенной садоводческой заботой и знанием основ этого искусства, кажутся одичавшими.

Помимо фруктов, культивируемых у нас, заметил ещё фиги, гранаты.

Около деревьев вьётся виноградная лоза – тут вызревают грозди, не уступающие по своему качеству винограда кахетинским сортам, на них цепляется и здешняя вьющаяся чёрная малина и другие такого же типа растения. Все это вместе взятое создает привлекательный фон. В садах, которые являются частью усадеб, нередко находят себе пристанище фазаны, олени, дикие кабаны и шакалы.

Жители лезгинских поселений хотя и не очень богаты, но со многих точек зрения опережают другие кавказские племена. Нищих среди них не бывает, хотя в сёлах соседних племён множество побирающихся – они встречаются едва ли не на каждом шагу.

Другие селения, натыканные по дороге аж до Элли-су (Пятьдесят вод), похожи на описанные здесь Белоканы. Кроме земледелия, большую роль здесь играет шелководство. Последнее процветает здесь в немыслимом масштабе. От успешного вскармливания червей зависит благополучие жителей. Поэтому при встрече хозяева спрашивают один другого о состоянии здоровья гусениц. Шёлк доставляется в Марсель. Поэтому тут часто проживают и его поставщики - французы.

G-Ilisu
 Элли- су (Илису)

Население этого края, растянувшегося на семьдесят вёрст в длину по левому берегу Алазани и до двадцати вёрст в ширину, состоит из 70.000 человек. Лесистая поверхность перерезана несколькими водными потоками, климат чрезвычайно благоприятный, множество диких животных. Зимой морозы обычно до – 4 по Реомюру, ртутный столбик редко опускается ниже, чем до –8.

Селение Элли-су распростёрто в глубоком ущелье – на расстоянии до семи вёрст от Алазани. Дома теснятся один возле другого. Большинство не имеет крыш. Редко где можно среди домов рассмотреть сады.

Покинув селение, мы семь вёрст проехали на повозке до следующего – оно называлось Са Рубас. Отсюда крутой тропкой вскарабкались на заснеженные вершины гор. Поскольку взошли мы по безлесному склону, мне трудно было определить, где кончается тут граница трав.

Такие сомнения не желательны для собирателя природных коллекций.

Тут я в первые увидел нашего Апполона (Парнасский Апполо) – в полете, с ним довольно часто можно встретиться в этом крае.

Пожалуй, как и всё в этой полосе, окрестности поражают захватывающей дикостью, прекрасными видами, но не совсем уж романтическими. В этих окрестностях довольно распространены скальные куропатки, французские куропатки-франколины, а от вершин доносился до нас голос и большой горской куропатки, называемой тут индюшкой.

Перед нами неожиданно предстал и лезгин-охотник, нёсший убитого тура (Аэгоцерос кавказский), к сожалению, у животного была отрублена голова. И он не имел ценности для моих сборов - нельзя было его «начинить» как чучело. (Однако автор все упомянутые тут образцы всё же потом добыл и обработал. Они стали украшением зоологического кабинета местного музея). 

Значительно ниже, на северном спуске горы, стояло несколько берёзок, далее виднелся какой-то лесок, у которого паслись стада домашних животных, что свидетельствовало о близости человеческого жилья. Ловкие здешние коровёнки смело ходят по крутым склонам над пропастями и горными реками и, несмотря на малые свои размеры, дают много молока.

После утомительного перехода увидели мы одно из горских поселений, называемое Кордул, расположенном на краю недоступного обрыва. Домишки расположены полукругом – что-то вроде амфитеатра - издалека казались остатками каких-то живописных руин. Над башенками, украшающими домишки, без крыш, - этажи каменных развалин, напоминающих остатки древнего замка. Развалины как бы свешивались над скученными строениями горцев.

Прибывшему сюда с трудом постороннему человеку хочется верить, что это не гнездо горного орла, а человеческое всё же жильё. Не задерживаясь в этом убогом поселении, мы направились прямо к аулу Гельмец, расположенном на расстоянии мили от этих мест над дагестанской горной рекой Самуром. Когда мы вступили в это достаточно обширное и, на первый взгляд, очевидно, богатое селение, нас позвал в собственный дом местный правитель (Юз–Баша) и принял как гостей.

Источники богатства в этих краях весьма ограничены. Тут также домишки возносятся на краю горного обрыва, в глубине которого шумят воды Самура. Ущелье - не шире 30-ти саженей - завалено глыбами камней. На другой стороне речки в небольшом отдалении - каменистые крутые склоны гор над обрывистым берегом. Кое-где виднеется узкая полоска земли, старательно обработанной. Сколько же трудов и ухищрений требует обработка каждой такой пяди земли, пробившейся среди недоступных вершин. Здешние хозяева вынуждены на собственных плечах переносить орудия своего земледельческого труда такими крутыми стежками, что даже мул по ним не может пробиться.

Непривыкшему к хождению по таким крутым кручам трудно обойтись без какого-нибудь снаряжения.

Каждый крохотный кусочек земли, годный для посева, используют под пшеницу, ячмень или просо. Даже на плоской крыше, едва достигающей трех саженей, видел я растущий ячмень. Единственный грецкий орех, выросший в старом, лишенном крыши, строении, никаких орехов не родит, а только требует защиты от холода.

G-apollon-parnassky
 Аполлон Парнасский

Гостеприимство здесь достигает едва ли не рыцарства, что делает честь местным поселенцам и вызывает к ним симпатии. Местный быт тут связан с безопасностью, и сам как бы является ее залогом. Странник может без всякого беспокойства отдыхать в горском доме, не заботясь о целостности своего имущества. В знак того, что заботиться о безопасности гостя должен хозяин, а не наоборот, сразу же после приветствия на пороге он снимает с гостя оружие. Приветливый хозяин, к которому мы забрели, пытался развлекать нас разговором. У меня он спросил о моей семье, о цели нашего путешествия в эти бесплодные и каменистые места, к которым местные жители необыкновенно привязаны и вряд ли хотели бы переселиться в другие, более подходящие и привлекательные для жизни местности.

Здешние женщины отличаются работоспособностью и трудолюбием. Он не только несут на себе все трудности домашнего хозяйства, но и выполняют самую тяжелую работу – по переноске, например, дров или даже деревьев тропками, недоступными для домашних животных.

Мужчины занимаются исключительно скотоводством и пастушеством. Порою все лето они ведут кочевую жизнь среди гор, в местах пригодных для пастбищ. С наступлением зимы они спускаются со стадами овец и коз ниже, в долины рек Алазани и Иоры.

В результате в селениях остаются одни женщины, старики и дети, почти полгода оторванные от всякого иного мира.

Обувь здешних жителей также привлекла моё внимание: она сплетена из волны, толстой шерстяной нитки, потому эластичная, легкая, необычайно долговечная и оберегает ногу от всяких мелких ранений.

В безлесных почти здешних окрестностях заметил сосны и берёзы. Зато зверей – изобилие. Кроме часто встречаемых туров, тут немало скальных коз, медведей и даже леопардов. Из птиц встречалось немало больших куропаток- индюшек, скальных куропаток и тетеревов. И все же охота здесь трудна и опасна - из-за горных потоков.

G-reka-Samur
 Река Самур

От Гельмеца до Ахти шли мы полтора дня над рекой Самуром. Население в тех местах разговаривает тремя совершенно различными наречиями.

В селении, где мы останавливались, говорили на горно-магальском диалекте. В четвертом ауле Ротула племенное наречие – лучек.

Несмотря на то, что эти наречия не имеют ничего общего с лезгинским, все жители здешних мест именуются лезгинами.

Вниз по течению реки Самура окрестности становятся как бы привлекательнее – кое-где вырастают поодиночке или по несколько штук тополя, а также заросли крыжовника или смородины – поречки, рощицы украшают только правый берег. Наибольше растительности отметил я в окрестностях селения Ротулы, дальше уже было меньше деревьев.

Продвигаясь к аулу Лучка, мы замечали у жителей признаки некоторой зажиточности, поля старательно обработаны и политы водой. Само селение Ротула расположено среди многочисленных садов. Для топки выращиваются специально вербы и тополя. Они высаживаются около домов. В селении Ахти еще больше садов.

Долина, по которой мы движемся, постепенно расширяется с течением реки. Около селения Чазров она достигает шести вёрст в ширину, с восточной и южной стороны переходит в лесистую равнину. Однако строения сохраняют свой давний горский характер: домишки тесно лепятся один к другому. Садочки охватывают строения как бы замкнутой цепью, создавая фруктовую рощицу, среди которой и белеют домики. Сады эти убежище для зайцев и фазанов, на которых охотится мой спутник: тут ему невероятно везло, я же занимался коллекционированием насекомых. Тут мне впервые удалось наткнуться на коника манника - разновидность цикады, а также на множество других травяных обитателей.

Поскольку довольно трудные условия передвижения не позволяли использовать повозок или арб, местные жители вынуждены были доставлять себе всё необходимое, в первую очередь провиант, на лошадях, волах, ослах. Это относилось не только к зерну, но и к сену, дровам и т.п. Чужестранцу казалось удивительным вид копны сена, движущейся по тропке, где спереди едва видна голова вьючного животного, высунутая из воза сена или соломы, а ноги и другие части тела укрыты от глаз кого бы то ни было.

Моё внимание, как и моего товарища, привлёк необычный способ стирки белья, увиденный нами в селении Чазры. Тут прачки делали это с помощью ног, танцуя на замоченной одежде. Это наблюдение привело моего товарища в хорошее настроение.

Дальнейшее наше продвижение к селению Куссары, а потом и к Кубе (15 вёрст) было достаточно рискованным по причине частых разбойничьих нападений татар. Поэтому преодолели мы этот путь, наняв арбу.

S-Kussary
 Куссары

Куссары – штаб-квартира Ширванского полка, построенная на европейский манер. Селение можно бы отнести к редким всё еще здесь очагов просвещения, оказывающих благородное влияние на окрестные селения и местечки. Каждая штаб-квартира оснащена библиотекой, театром, клубом, в ней есть русские и заграничные газеты, а также полковой оркестр, иногда играющий на балах, парк для прогулок. Словом, тут есть всякие составляющие приятного времяпрепровождения и улучшения быта. Доложен признать, что моё собственное селение Лагодехи - такого же типа, но оборудовано оно несколько лучше, чем Куссары.

Окрестности Кубы заселены татарами, что опасно для путешествующих, впрочем, как и всякие другие селения этого разбойничьего племени. Кроме того, что их храбрость и отвага являются чересчур характерными их чертами, они ещё склонны чрезвычайно к разбоям. Их нападения не отличаются каким-то особым коварством и дерзостью, но они в этом смысле совершенно подобны диким животным, бросающимся на лёгкую добычу и обильную еду.

За несколько дней до нашего прибытия сюда, были казнены шестеро таких грабителей, при этом их головы на публичное обозрение были выставлены на базаре.

Характер лезгин отличается совершенно противоположными чертами, хотя воинственность их также общеизвестна. Но они очень редко нападают на людей с исключительной целью - лишь грабежа.

Население местечка Кубы состоит из татар, евреев и небольшого числа армян и составляет около 14.000 человек. Татары делятся на две религиозные секты- шииты и суниты. Лидером первых является Али, вторых –Калиф Омар, оба последователи и ученики Мухамеда.

Шииты отмечают каждый год в конце октября годовщину смерти калифа Хусейна. В его честь эти правоверные жители Кубы совершают нечто вроде аутодафе, что нигде уже на Кавказе не практикуется. Во время ознаменования этой даты можно наблюдать проявления темноты и варварства.

Хусейн – сын Али и Фатимы (дочери Магомета) был избран калифом после смерти Моавии в 580 году и вскоре после этого почётного избрания был убит Егидом, сыном Моавии, который с помощью своих сторонников провозгласил себя калифом, а жену Али и его сыновей посадил в темницу. Нападение это было совершено в Меджиде, поэтому место это с тех пор почитается как святое (столица персидской провинции Хорасана) и поэтому весьма посещаемым многочисленными толпами пилигримов-фанатиков ежегодно.

Шииты отмечают эти культовые годовщины процессиями, длящимися по нескольку дней. В них принимают участие исключительно мужчины.

Это уникальное зрелище, в Европе нет ничего подобного ему.

Стройные татарские юноши, обёрнутые простынями, шагают за своим сказом (старшим духовным лицом), оглашая громкими голосами великие заслуги и добродетели Хусейна. После исполнения каждой строфы толпа выражает скорбь громким рычанием, нанося себе раны и причитая: «Шах Хусейн, Джан Хусейн» и т. д. Это значит, что он всеми любим и божественен. Кровь льётся ручьями, выступая не только на простынях, но и обильно смачивая следы их собственных ног. Некоторые среди самых ослеплённых фанатиков следуют за триумфальным походом с острым ножом, торчащим прямо из раненой груди. Другие, вновь прибывшие, замыкают на ногах железные колодки, сковывая ими ещё и друг друга. Немало из них теряет сознание, впадает в беспамятство от потери крови. Таких товарищи несут на руках до окончания процессии. После такого похода участники большой компанией идут в баню обмывать повреждённые члены, затем садятся ужинать. Ужин бывает хорошим и готовится богатыми единоверцами.

Молодёжь таким образом убеждает зрителей в своей готовности к богатырским подвигам, юноши как раз и ранят себя больше других. Среди зрителей удалось мне разглядеть огромное число женщин.

Gg-Kuba
Куба

Куба – местечко весьма неравнодушное к торговле. Тут есть красильная фабрика, которое является основным источником дохода в целом уезде. Обратил моё внимание и странный способ доставки колодезной воды дервишами, угощающих ею жаждущих правоверных своим чистым напитком. Магометанские семьи таким способом пытаются отметить память своих близких родственников, поручая дервишам за плату разносить воду по улицам.

Сами дервиши бывают достойно вознаграждены в зависимости от состояния наследников, пьющие же воды обязаны возносить молитвы за покойников.

Бедняки рассылают обычную колодезную воду, в то время как богатые растворяют в ней сахар или щербет, иногда сок. Таким образом они ещё пытаются завоевать благосклонность Бога в отпущении грехов своих близких.

Распущенность среди мужского населения достигает высокого уровня, как и во всяких восточных городах, одни только женщины остаются под пристальным наблюдением.

От Кубы до Баку около 155 вёрст. Добирались мы туда уже на почтовых лошадях. После первой станции леса заметно поредели. Чем ближе к Баку, тем окрестности становятся более голыми и как бы пустынными. Местами проторенная дорога простирается над морем – на расстоянии пары вёрст, иногда – трёх-пяти, редко – десяти вёрст. Склоны гор постепенно переходят в равнины, создавая приморский перешеек. Долина эта называется прикаспийской. Служила она в давние времена путём перехода оседлых жителей в большую часть европейских стран.

Поиски пищи на почтовых станциях во время смены лошадей редко приводила к удовлетворительным результатам. Окрестности эти довольно убогие, даже насекомых для своей коллекции я здесь набрал всего несколько штук.

G-Baku--Balakhany
Баку. Балаханы

Баку –торговый город, думается, у него большое будущее, это один из лучших портов на Каспийском море. Жителей тут около 20.000 человек. Состоит оно преимущественно из талов - магометан, разговаривающих на испорченном персидском языке. Баку и Шемахи знамениты во всем Закавказье своей проституцией. Убогие родительницы посылают своих дочек (начиная с двенадцатилетнего возраста) в баядерки, где они становятся доступными каждому. Но зарабатывают неплохо, а потому их и уважают. Такого типа баядерок я нигде в ином месте Кавказа ещё не встречал.

Талы не являются ни разбойничьим, ни воинственным даже племенем. Нападения на прохожих или проезжих тут случаются крайне редко.

Под самым городом встречаешь осликов, пасущихся на равнине, окружающей Баку. Неподалёку от них есть и пасущиеся верблюды, выискивающие для себя более грубую и неприхотливую пищу.

Ослики из числа домашних животных самых разных мастей, они считаются породистыми. Поэтому довольно высоки и оцениваются от сорока до ста рублей. Говорили, что за такое породистое животное иногда платят и триста рублей.

Город состоит из больших домов, крыши их покрывают так называемым киром - песком, смешанным с нефтью. Такие крыши отличаются рядом преимуществ: дешевизной, лёгкостью и устойчивостью к пожарам.

После дневных трудов люди ужинают в вечернюю пору на любимых террасах, дыша свежим воздухом и наслаждаясь прекрасным видом моря с его портом, морем, омывающим подножье города, портом, оживляющим этот вид какими-нибудь сценками из городской жизни. Жители город привыкли тут пить чай, отмечать важные в своей жизни события, иногда даже праздновать свадьбы на собственной террасе.

Словом, минуты, проведенные на террасе, считаются наиболее приятным развлечением.

Деревья и кусты украшают городской бульвар, хотя в соответствии с местными условиями поверхность этих листьев далеко не самая привлекательная – сказываются недостатки почвы. Поэтому листья вскоре опадают и ветки торчат наполовину обнажёнными.

Климат здесь весьма благодатный, хотя и достаточно сильные ветра, веющие с моря. По ночам эти вихри похожи на африканский самум. К тому же они буквально засыпают город пылью и песком, заносимым с не столь уж отдаленных пустынь. Это неудобство особенно заметно в самой европейской или западной части города. Поэтому глаза обязательно приходится защищать с помощью очков. Все жители, включая и подростков, ходят по городу в очках.

Вода, предназначаемая для питья, тут более или менее солёная. Единственными употребляемыми местными овощами являются дыни и арбузы. Другие овощи прибывают из Астрахани.

Земля, пригодная для выращивания и комнатных растений, привозится часто из Ленкорани. Воздух перенасыщен вонью нефти, которую очищают в нескольких очистных пунктах - дестилляриях.

Суруханы, городок, расположенный в 12 милях от Баку к Северу, также располагает двумя пунктами по очистке нефти. Здесь дело поставлено очень хорошо. Одним из таких производств владеет Мирзолев, армянин, другим – русский московский купец Кокорев.   У заведения последнего размещается святыня индийского почитателя огня. Возле нее хлопочет один единственный монах, Индус из Брамапутры, гордо стерегущий огонь и совершающий обряды вокруг вечно горящего святого пламени. Каждому дозволено свободно зайти внутрь и получить удовольствие от одиноко молящегося пустынника.

Перед началом молитвы он освящает по кругу вначале внутренность своей святыни, потом извещает о своей начинающейся службе, трогая три небольших колокольчика, издающие разные звуки, потом начинает петь. Его пение напоминает армянские церковные песнопения. Потом умащивает он изваяния своих божков очищенным скальным маслом, потом он разносит гостям на миске нечто вроде мороженого (сахар, застывший в ледяной воде), а взамен собирает подаяния.

G-Surakhany
Суруханы. Храм огнепоклонников 

Около Суруханов земля настолько насыщена нефтью, что, будучи подожжённой, горит до тех пор, пока сильный порыв ветра не загасит пламя. Поэтому каждый вечер можно видеть здесь горящие нефтяные испарения, поблизости которых чувствуешь такой же жар, как при пожаре.

Из Баку двинулись мы к Ленкорани, усевшись в полночь на пароход (место во втором классе стоило тут 7 рублей с человека). На следующий день в три после полудня мы уже были в Ленкорани. Во время нашего путешествия море было удивительно спокойно, что в этих местах бывает довольно редко.

В сравнении с бесплодным Баку, так невыгодно предстающего пред глазами путешествующего, Ленкорань, даже в отдалении, с парохода, приплывающего к берегу, производит милое впечатление. Среди буйной растительности тут везде краснеют крытые домики – в 12 километрах за городом добывают такой камень из отрогов Персидской гряды. И он отличается от кавказского иной структурой и иным цветом даже на глаз. Если ущелья обычно пересекают поперёк горные хребты с юга на север, то тут всё наоборот - долины и луга тянутся вдоль гряды с запада на восток.

Ленкорань, расположенная на самой южной оконечности царства, насчитывает около 6000 жителей. Климат здесь влажный, нездоровый, зато условия жизни весьма подходящие, то есть продукты недорогие. Болотистый грунт, на котором построен город, даже в жару испаряет влагу, которая ощутима в жилищах. Вследствие частых и обильных дождей, нередко ливней, жители оказываются среди неприятного для них болота и вынуждены обеспечивать себя соответствующей обувью - чем-то вроде резиновых галош, но с высокими «бортиками», то есть более глубокими, чем у европейцев.  

Тут уже растут лимоны на грунте. Деревья, правда, иногда болеют, чахнут,-  вследствие неблагоприятного климата. Население состоит из талызов и русских поселенцев.

Как и другие татарские племена, талызы до присоединения их к империи были под властью Талых-Хана, резиденция которого и была столицей ханства. Несколько таких каганатов (ханств) и составляло государство. Талызы принадлежали когда-то к числу поклонников Заратустры, однако с давних пор подпали под воздействие ислама. Как и некоторые другие почитатели пророка, они терпеть не могут турок, в чём имел возможность несколько раз убедиться воочию, пребывая среди здешних горцев. Однажды даже был свидетелем такого разговора: хозяин дома спрашивает своего товарища: «Кто там идёт?» На этот вопрос его собеседник отвечает: «Да не человек, турок».

Талызы спокойны, не воинственные и не грабители; они работящи, в долинах между гор и на равнинных «плоскостях» отдаются земледелию, в частности. возделывают рис или иные зерновые культуры; шелководство тут не распространено...

Здешние поселенцы представляют самые разнообразные религии. Тут нашли себе приют староверы рядом с молоканами, плясунами, субботниками, хлыстунами, а также со множеством других самых разных фанатиков. Всё это ютится в близком соседстве, иногда даже в одной слободе.

Староверы слывут тут за самых ярых фанатиков. У представителей других религий ксенофобия достигает такого уровня, что им запрещено есть и пить из посуды, использованной каким-нибудь другим иноверцем.

Потому в каждом хозяйстве староверов есть посуда, служащая для употребления лишь представителями иных религиозных убеждений, которые они называют поганскими. Посуда соответственно тоже «поганская». Гости и какие бы то ни было иные пришельцы не заслуживают даже звания верующих людей – они мирские. Курение строго возбраняется, оно нетерпимо. Табак именуется здесь колдовским зельем. Помещение обычно горского образца, но только более старательно выметено и окурено благовониями во всех углах.

Молокане не употребляют спиртных напитков и свинины.

Плясуны (трясуны) получили своё прозвище от танцев, которыми сопровождаются их молитвы при большом стечении единоверцев. В выборе супружеской пары они неприхотливы и их не смущает даже близкое родство вступающих в брак.

Самыми почетными сектантами считаются здесь субботники (жидовствующие). Хотя они и одеваются как русские крестьяне, но ходят с пейсами, празднуют день субботний и носят еврейские имена. Как-то идя по улице в Ленкорани, я услышал за мною возглас: «Шева, Шева!». Посмотрел не без любопытства и с удивлением увидел девушку в русском национальном костюме, откликнувшуюся на этот зов. У «еврейских» сектантов есть в Ленкорани даже своя волость.

                                                  Продолжение следует...

 

"Воды Аракса преодолевали мы вброд, хотя в этих местах она разливает свои ручьи на большие расстояния, но река не очень глубокая. На середине вода едва доходит до восьми футов. Таким способом передвигались мы до самого Ордубата, двигаясь по противоположному берегу реки к ее истоку..."  

 Анонс к третьей части воспоминаний Людвига Млокосевича "Из записок натуралиста" о его экспедиции с кандидатом Московского университета Кашкиным по Юго-Восточному Закавказью... 

 

Фото: с помощью Google

Просмотров: 194


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): Эли, Белгород
Дата: 28-10-2018 01:18

Очень насыщенная статья! Огромный объём информации - сразу и не охватишь! Приятно было прочитать об Элли-су - созвучно моему имени))) . Удивлена несказанно баядерками и наличием татарских разбойников, домиками на склонах гор, своеобразной стиркой белья.... да и многим другим - буду изучать-гуглить! Остается сожалеть, что в те времена не было айфонов - такое было бы видео! Или фото хотя бы. Людвиг Млокосевич настоящий герой-путешественник! Описания превосходны. И Вам, Пётр, спасибо, что отыскали и публикуете.

Удалить

Комментарий добавил(а): Седой
Дата: 28-10-2018 20:53

Очень здорово всё описал, рац каргиа- каргиа. Магари хар!!!

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр из Сибири
Дата: 29-10-2018 09:19

Прочитал и как будто на Родине побывал. Население местечка Кубы состоит из татар, евреев (рядом с Кубой - поселок Красная слобода ( в те времена (КУЛГАТ) населенный горскими евреями до сих пор). Куба – местечко весьма неравнодушное к торговле. Тут есть красильная фабрика (в 60-70 е годы двадцатого века в центре Кубы под аркой двух этажного дома стояли чаны с краской разных цветов в которых варилась пряжа и сушилась на вешалах прямо на улице). После первой станции (на этом месте сейчас станция Дивичи, что по русски - верблюд пьет) леса заметно поредели. Чем ближе к Баку, тем окрестности становятся более голыми и как бы пустынным. Город состоит из больших домов, крыши их покрывают так называемым киром - песком, смешанным с нефтью. Такие крыши отличаются рядом преимуществ: дешевизной, лёгкостью и устойчивостью к пожарам.(даже профессия и при советской власти была-кирщик). Деревья и кусты украшают городской бульвар, хотя в соответствии с местными условиями поверхность этих листьев далеко не самая привлекательная – сказываются недостатки почвы. Поэтому листья вскоре опадают и ветки торчат наполовину обнажёнными. После дневных трудов люди ужинают в вечернюю пору на любимых террасах, дыша свежим воздухом и наслаждаясь прекрасным видом моря с его портом, морем, омывающим подножье города, портом, оживляющим этот вид какими-нибудь сценками из городской жизни. Жители город привыкли тут пить чай, отмечать важные в своей жизни события, иногда даже праздновать свадьбы на собственной террасе.(летом вечером весь город идет бульвар пьют чай и любуются морем).

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр из Сибири
Дата: 29-10-2018 09:28

даже насекомых для своей коллекции я здесь набрал всего несколько штук. Млокосевич видимо под воздействием, не описал прибрежную полупустынную часть пути к Баку, где много птиц и животных.

Удалить

Комментарий добавил(а): Паата Нозадзе
Дата: 29-10-2018 10:51

Очень интересно. Напоминает путешествие Дюма по кавказу. Кстати было бы люпопытно узнать через какие села проходила дорога из Закаталы в Царские Колодцы? Если кто знает, поделитесь.

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр из Сибири
Дата: 29-10-2018 13:20

Состоит оно преимущественно из талов - магометан, разговаривающих на испорченном персидском языке. Талы магометане -это таты говорят на фарси и сейчас.К стати язык схож с языком горских евреев.

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр из Сибири
Дата: 29-10-2018 13:35

Млокосевич совершенно не описал прибрежную часть своего путешествия от Кубы до Апшерона. А но видел два комплекса укреплений. Гиль-гиль чайскую стену в доль реки Гиль-гиль чай которую он не мог не заметить и Бешбармакскую у горы Бешбармак.Где жил пророк Хызыр ( святой Георгий), являющийся мифическим существом в зеленых одеждах, в поисках эликсира жизни, побывал в окрестностях горы, где и нашёл источник «живой воды» в подземном царстве. Где выпив из него, обрел бессмертие. Потому-то это место стали называть его именем — Хызыр Зиндей (Хыдыр Зунджа). По одной из версий, Зуль-Карнайн(Александр Македонский в поиске живой воды обратился к Хызыру. Пророк отвел его к двум родникам, где из одного текло молоко, а из другого мутная вода. Искандеру он разрешил выпить только из одного источника. Тот выбрал молоко. Хызыр же выпил мутную, благодаря чему и обрел бессмертие.

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр из Сибири
Дата: 30-10-2018 13:18

О чем не рассказал Млокосевич. Спустившись с предгорий Кавказа на Каспийскую низменность в июле Млокосевич попал в другой мир. С права безлесные выгоревшие без дождей отроги Бокового хребта красноватые (из-за краснозема). С лева Каспийское море и прибрежные пески. Спустившись с предгорий он должен был увидеть озеро Агзыбир (Дивичинский лиман). В лиман впадает 3 реки: Шабранчай, Дивичичай,Тахтакорпючай, которые он миновал двигаясь из Кубы, а из него вытекает только одна речка – Ярадахначай. В этом озере обитает множество водоплавающих птиц от лысухи(кашкалдак) и до пеликанов и фламинго. Далее за 120 километров до самого Баку он пересек 3 реки Гильгильчай, Атачай и Сумгаит. А на подъезде к Баку он встретил озеро Локбатан ( в переводе с местных наречий) верблюд утоп. молоканами в 1834г. Он должен был увидеть две крепости Чираг кала и Бешбармак и сигнальную башню на горе Саадан (сейчас ее уже нет) времен толи Урарту толи Сасанидов

Удалить

Комментарий добавил(а): Александру из Сибири
Дата: 30-10-2018 16:57

Александр, спасибо, видно, что Вы хорошо знаете то, о чем пишите. Подумайте о том, чтобы объединить материал и подать его как статью, одним текстом. Опубликуем. Пишите на адрес info@lagodelhi.net. Название уже, можно считать есть; "О чём не рассказал Млокосевич", можем подумать о другом... Пётр Згонников

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки