Людвиг Млокосевич: От Ленкорани до Бартаза (Заметки натуралиста, ч. 3 из 5)

Умер автор "Старого Лагодехи", Константин Ираклиевич Чикваидзе

Людвиг Млокосевич: От Лагодеха до Ленкорани (Из заметок натуралиста, ч. 2 из 5)

Людвиг Млокосевич: От Воронежа до Лагодех. (Из заметок натуралиста, ч. 1 из 5)

Несколько гостиниц и одно казино. (Новости Лагодехи)

Когда писатель - бог...

Каин нашего времени. О рассказе Насти Родионовой "Куколка"


Посетителей: 1248294
Просмотров: 1535617
Статей в базе: 543
Комментариев: 4239
Человек на сайте: 1







Людвиг Млокосевич: От Воронежа до Лагодех. (Из заметок натуралиста, ч. 1 из 5)

Автор: Людвиг Млокосевич

Добавлено: 17.10.2018

                                                                                Предисловие

В 1876 году польский журнал “Wedrowiec” опубликовал обширный материал «Из заметок натуралиста», рассказ Людвига Млокосевича о его возвращении из воронежской ссылки в Лагодехи (1-ая часть),  о длительной, длившейся около года, экпедиции по Юго-Восточному Закавказью, предпринятому им с кандидатом Московского университета Кашкиным (2-ая, 3-ья и 4-ая части) и о его самостоятельном путешествии в Имеретию (5-ая часть).  

Воспоминания Людвига Млокосевича  записал Людвик Дембовски.

Ксерокопию статьи по моей просьбе мне любезно предоставила Польская Академия Наук.

Перевод с польского на русский сделан профессором Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина Александром Гуторовым.     

                                                                                                                                                                                                                                     Пётр Згонников 

 

Людвиг Млокосевич: От Воронежа до Лагодех (Из заметок натуралиста, ч. 1 из 5) 

 

Аннотация:

1. От Воронежа до Тифлиса. Приключения в степях. Крестовая гора. Селения молоканов. Царские колодцы. Лагодехи.

 

B-L.Mlokosevich1831-1909
Людвиг Млокосевич, автор "Из заметок натуралиста" (1876)

Поездка через степи южной России характеризуется однообразием, местность здесь слабо заселена. Эту дорогу я преодолевал в начале 1860-го года, пустившись из Воронежа через Георгиевск к Владикавказу*, находящегося от исходного места приблизительно в 200-х верстах. Преодоление этого двухсотвёрстного пути чрезвычайно затруднительно в силу непривычной своей монотонности, однообразия...

Хотя эти и недостаточно заселённые степные места весьма привлекательны для их поселенцев, строго следящих за своей огромной и будто даже бесконечной территорией в интересах собственной выгоды, вид покрытых травами бесконечных равнин становится изнурительно скучным. К тому же время от времени наталкиваешься на обширные поселения жителей весьма зажиточных, имеющих по 200 голов всякого скота и более… В домах этих поселенцев ощущается достаток.

Степные селения обычно большие по размеру и занимают немалое пространство, редко здесь встретишь одинокое жилище, как оазис в пустыне. Воду тут можно найти только в сельских колодцах. В общем, такое путешествие напоминает мне мои морские странствия. Волнующиеся от дуновения ветра травы наводят на мысль о волнении волн на поверхности моря. Ничем не заслоняемый кругозор позволяет взору свободно проникать в дальние пространства.

Обычно тут простирается лишь одна дорога для проезжих. Сбившись с неё, можно легко заблудиться.

Во время своего пребывания в степи два раза нарывался на такого рода неожиданности. В первый раз пёс избавил меня от хлопот, выехал на настоящую дорогу, благодаря четвероногому проводнику. Как правило, животный инстинкт в таких случаях превосходит ориентации человека, утомлённого однообразием увиденного. Не всегда однако можно полагаться на этот инстинкт. Доказательством чему следующий случай.

G-Voronezh
Воронеж

Между селом Птичником и Ставрополем (проехав шесть миль степями и не наткнувшись ни на единое строение) я ощутил как бы последствия утомления, как и мой возница. Очнувшись ото сна около полуночи, напрасно я пытался высмотреть луну с левой стороны дороги. Луна нагло и неожиданно оказалась справа! 

Бужу своего возницу окриком: «Смотри, пожар!».

А тем временем из освещённого пространства мнимого пожара появляется кончик месяца. Удивлённый таким неожиданным явлением, смотрю на дорогу – широкая, значит, главная (большак).  

В первые минуты не мог себе объяснить, что же произошло – как мог всходить месяц не с левой, а с правой стороны? Остановили коня и стали ожидать кого-нибудь из проезжающих из расположенного неподалёку селенья. Уже начало светать, когда наконец вдалеке послышалось скрипение едущей арбы. В таких случаях на слух можно полагаться больше, чем на зрение. И вот при напряжённом внимании стала слышна какая-то песенная мелодия, наиболее желанная в этот момент для меня, поскольку она свидетельствовала о приближении обоза чумаков.

G-Stavropol
 Ставрополь

Вскоре эти люди объяснили к моему недоумению, что дорога ведет к селению, которое мы вчера вечером покинули. Очевидно, удовольствие от доброго пастбища повлекло нашего коня, не чувствующего вожжей кучера, с дороги в какую-нибудь ложбинку. Пришлось во второй раз преодолевать тот самый путь, на который потратили половину ночи.

Продаваемые тут за бесценок арбузы (по полкопейки за штуку) были едва ли не единственным развлечением в этих степях. Один такой овощ может удовлетворить жажду двух путешественников. Кроме того, голодный может удовлетвориться видом перелетающих с места на место стай куропаток и время от времени срывающихся при нашем появлении дроф.

От Владикавказа дорога приобретала совсем другой характер. Разнообразие заменило прежнее единообразие. Торжественно поднимались вершины зелёных гор, украшенных разнообразными цветами. Высокие горы были самых причудливых форм, шумные потоки и ручьи образовывали водопады, чистейшие роднички были тут как бы натыканы на каждом шагу, что очень контрастировало прежней монотонности. Такая смена пейзажа радует взор. Несколько выше растительность постепенно пропадала: всё больше оголённые скалы торчали над пропастями, разбросанными в спешном беспорядке.

G-Georgievsk
 Георгиевск

Среди этих диких бездн человеком, прибывшим к хребту, отделяющим Европу от Азии, овладевает беспокойство; любопытство уступает место боязни неожиданного спуска снежных лавин.

При встрече с прохожими путешествующие спрашивают обычно: можно ли безопасно преодолеть Крестовую гору – наибольшую возвышенность на Военно-Грузинской дороге, связующей Европу с Азией. Снежные завалы становятся тут нередко причиной печальных случаев. Обычно каждый опрошенный дает разный ответ по поводу «пересечения» горы и часто не без преувеличения. Преодолев эту единственную опасную часть пути, прибывший сюда видит, что дорога вскоре приобретает весьма привлекательный характер, становится как бы более весёлой, разнообразной, температура постепенно повышается по мере приближения к Тифлису.

G-Vladikavkaz
 Владикавказ

Тут все свидетельствует об иной, в сравнении с привычной нам, обстановке. Села, жители, домашние животные, среди которых буйволы, верблюды, а также совершенно отличающаяся от обычных разновидность коз придают особый вид этой местности.

От Тифлиса до места моего пребывания, Лагодех, 113 верст, дорога ведет через довольно открытую равнину и вплоть до реки Алазань (впадающей в Куру) имеет характер, напоминающий степные окрестности. На этой дороге в 35 километрах от Тифлиса расположилась немецкая колония «Мариенфельд», достаточно хорошо застроенная и богатая. Ее жители происходят из Виртембергии. Они так хорошо сохранили свои обычаи, что, находясь среди них, чувствуешь себя в какой-то немецкой стране.

Дальше следует два молоканских поселения, тоже достаточно богатых. Первое – «Сартачалы»** образовалось 25 лет назад переселенцами уже при моей памяти и вскоре из состояния убожества поднялось до уровня полного достатка. Жилые дома большие, просторные, хотя и не соответствуют особенностям местного климата, построены целиком на российский  манер.

Второе из них, «Можары», образовалось тут лет тринадцать назад, и его жители не могут пожаловаться на превратности судьбы. 

G-Tiflis
Тифлис

Кроме того, поблизости от дороги лежит несколько грузинских селений, среди них и Царские колодцы*** - штаб-квартира драгунского полка, с посёлком, населённым демобилизованными солдатами из разных полков, между которыми встречаются евреи, немцы, а также несколько моих земляков.

Селение это лежит в полосе ширазских (персидских) гор. Отсюда к Лагодехам, лежащим у главного горного хребта, расстояние около 50 вёрст. Между тем последняя горная гряда разделяется живописной долиной реки Алазани. Правый ее берег – степной, отделяющий Грузию от лезгинской земли или Лезгистана, лежащего на более лесистом левом берегу, покрытом буйной растительностью.

Производство вина – главное занятие грузин, живущих вдоль Алазани. Здешнее вино приятно на вкус и, кроме случаев чрезмерного употребления, не приводит ни к каким неприятным последствиям.

У лезгин процветает шелководство. Большую часть шёлка вывозят отсюда в Европу – нередко во Францию, остальная продукция поставляется в Москву.

Закаталы и Нуха продают шёлка на четыре миллиона рублей. Кроме того, выращивание риса тут также важнейший источник дохода.  

 

Продолжение: Млокосевич: От Лагодех до Баку. (Из заметок натуралиста, ч. 2 из 5).

Просмотров: 210


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): Валерия, Харьков
Дата: 17-10-2018 20:37

Очень интересно, познавательно. История истинная, невыдуманная - это дорогого стоит.

Удалить

Комментарий добавил(а): Анатолий Иванович
Дата: 20-10-2018 09:58

«...рассказ Людвига Млокосевича о его возвращении из воронежской ссылки в Лагодехи...». За что сослали Л.Млокосевича в Воронеж?

Удалить

Комментарий добавил(а): Анатолию Ивановичу
Дата: 20-10-2018 22:15

Обстоятельства и причина ссылки Л. Млокосевича в Воронеж следующие: " В 1863 году Млокосевич возвратился в Россию. Совершенно неожиданно, безо всяких объяснений, на границе его арестовали, конфисковали собранные в Персии коллекции семян, плоды и гербарии, взяли под стражу и препроводили в Тифлис. Отсюда, после короткого следствия, выслали под тайный надзор полиции в Воронежскую губернию. В анонимном доносе, поступившем на имя высокого начальства, Млокосевич обвинялся в тайных связях «с возмутившимися жителями Закатальского округа». ( Из моей статьи " Попечитель лагодехского леса", журнал " Вокруг света", 1990, No. 6) Пётр Згонников

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки