Что с сайтом?

Сайт приостанавливает работу

Учитель Сахарова. Новые факты из биографии Людвига Млокосевича ("Из цикла "Учёный-паразитолог Николай Сахаров", ч. 1 из 3)

Награды лагодехским садоводам

Болотины. Лагодехский очаг

Авантюра Энвер-паши (Из цикла "Сарыкамыш. Турки". Ч. 3 из 3)

Русский плен генерала Ихсан-паши (Из цикла "Сарыкамыш. Турки". Ч. 2 из 3)


Посетителей: 1140142
Просмотров: 1415367
Статей в базе: 522
Комментариев: 4055
Человек на сайте: 3







Русский плен генерала Ихсан-паши (Из цикла "Сарыкамыш. Турки". Ч. 2 из 3)

Автор: Альфина Сибгатуллина

Добавлено: 19.01.2018

G Ihsan pasha
 Ихсан-паша, генерал,командир 9-го турецкого корпуса, пленённый капитаном Вашакидзе под Сарыкамышем

Прошло более 90 лет после так называемой Сарыкамышской операции, которая имела переломное значение на Кавказском фронте Первой мировой войны. Зимой 1914-1915 гг.  Российская армия разгромила турок, которые пытались завладеть Сарыкамышем (ныне Турция, вилайет Карс) - конечной железнодорожной станцией в тылу основной группировки Кавказской армии, откуда открывался путь в Грузию. Сражение за Сарыкамыш шло с переменным успехом. Обе стороны несли тяжёлые потери. В начале января 1915 года в результате контрнаступления русских,  был окружён и уничтожен турецкий 9-ый армейский корпус, в плен попали более ста османских офицеров во главе самого командира 9-го корпуса генерала Исхан-паши и более двух тысяч аскеров. Из сорганизованной 90 000 армии первоначальной силы, по официальным подсчетам, вернулось только 12 000 человек. Все остальные были убиты, захвачены в плен, погибли от голода или на снежных биваках без палаток замёрзли. Между возвратившимися солдатами скоро развился сыпной тиф, унёсший ещё многочисленные жертвы.

Эти данные малоизвестны турецким читателям,  большая часть которых  склонна считать, что при Сарыкамышской операции солдаты османской армии скорее всего замёрзли и в плен почти не попали. Между тем, по телеграммам Петербургского Телеграфного Агентства (ПТА)  видно, что за время с 1 декабря 1914 г. по 20 января 1915 г. в Тифлис проследовало пленных турок: офицеров – 326, из которых 60% штабные офицеры и 14 220 солдат. В результате самой Сарыкамышской операции были захвачены, помимо Исхан-паши, его штаб, все командиры дивизий, их заместители и начальники штабов 17, 18 и 29 пехотных дивизий 9 корпуса в составе 106 турецких офицеров и нескольких сот солдат, 30 орудий, 20 пулеметов, много боеприпасов,

G-boy-pod-Sarykamyshem
 Бой под Сарыкамышем

вьючные транспорты, лагерь и прочее имущество. Самым заметным лицом среди турецких военнопленных в этот период был, разумеется, сам генерал Исхан-паша – командир 9 корпуса армии. Как известно, генерал впоследствии убежал из плена и потом, после возвращения на родину, в 1919 г. написал свои воспоминания о плене.

В российских газетах 1914-1915 гг. сохранилось довольно много информации о его пленении, перемещении по России и  отправлении в Сибирь. Здесь мы хотим привести наиболее интересные факты, которые отражались в газетах того периода.

В телеграмме от 14 января сообщаются имена других офицеров, которые были рядом с генералом: «Во время Сарыкамышской операции нашими войсками взяты в плен: командир 9-го турецкого корпуса генерал-майор Исхан-паша, начальник штаба 9-го корпуса генерального штаба подполковник Сейд-бей Гусейн-паша, начальник штаба 10-го корпуса генерального штаба  майор Лютфи-бей, начальники всех трех дивизий 9-го корпуса, 170-ой дивизии генерального штаба полковник Тахир бей, вступивший в командование дивизией вместо раненого полковника Амираза бея, 28-й дивизии генерального штаба полковник Эдхем-бей, 29-го генерального штаба полковник Ариф-бей – все трое вместе со своими штабами. Кроме того взяты в плен офицеры штаба третьей турецкой армии генерального штаба третьей турецкой армии генерального штаба майоры: Нусух-бей, Измаил Хаки-бей, капитаны Ахмет Хилми-бей, Юсуф-бей и несколько десятков штабных офицеров, занимавших должности не ниже командира полка». Все они были доставлены в Тифлис. Пребывание сюда турецких офицеров 9-го корпуса продолжалось в течение всего января 1915 г.: «Доставлены в Тифлис раненые турки (около 600 ч-к)  из которых 15 офицеров и  1 мулла. Все они – участники боев под Сарыкамышем и принадлежат к составу захваченного 9-го корпуса. Среди пленных офицеров 3 капитана, 1 майор, 2 подполковника, остальные поручики. Обращает на себя внимание раненый сын арабского принца из Триполи - Гелипп Эфенди, поручик. Отца зовут Исмаиль. Все почти офицеры владеют французским языком. Кроме полковника Шески бея Салих оглы и двух капитанов, - все офицеры – молодые люди».

G-Taras-Vashakidze
 Капитан Вашакидзе

Со ссылкой на ПТА газета «Отклики Кавказа» пишет: «При взятии в плен под Сарыкамышем командира 9-го корпуса Исхан Паши при нем была найдена ведомость с перечислением полков и батальонов, уцелевших из состава 5 корпусов к концу Сарыкамышских боев и с указанием численного их состава. Эта ведомость устанавливает, что к концу Сарыкамышской операции 9-ый корпус фактически перестал существовать, т.к. во всех трех дивизиях осталось  900 боеспособных нижних чинов.

Читаем первые сообщения в прессе о самой личности генерала  Исхан-паши, они довольно лестные: «Исхан-паша. На новый год, вместе с партией пленных турок,  взятых нашими войсками  в плен в бою под Сарыкамышом,  через Ростов-на-Дону был провезен командир 9-го турецкого корпуса генерал Исхан-паша. В вагоне вместе с генералом, находились некоторые из чинов его штаба, разделивших участь своего командира. Всего в партии пленных, провезённых  с Исханом пашой, насчитывается 107 офицеров и 1200 нижних чинов. Пленные турецкие солдаты представляют собой крайне печальное зрелище. Худые, истомлённые лица, грязные лохмотья вместо одежды, тупое равнодушное выражение почти у всех свидетельствуют о печальном состоянии турецкой армии. Немногим более выгодное впечатление производят турецкие офицеры… И среди них тем более резко выделяется полная достоинства фигура Исхан-паши. Пленный турецкий генерал производит впечатление прежде всего высоко интеллигентного человека. По словам администрации поезда, генерал прекрасно владеет французским языком. Носит генеральскую тужурку, сверх которого одета простая походная шинель, не имеющей на себе никаких признаков, отличительных генерала от любого солдата». Казанская газета сообщает о перемещении Исхан-паши и его товарищей в направлении в Сибирь: «14 января через Екатеринбург были перепровождены две больших партий

G-tur-plennye
 Турецкие пленные

пленных турок, арабов, австрийцев и германцев. Первая партия состояла из 890 человек, другая из 800. В одном из поездов оказался и весь генеральный штаб 9-го турецкого корпуса во главе с самим командиром корпуса Исхан Пашой, его адъютантом и 100 офицерами других частей турецкой армии. Все офицерство размещено в вагонах второго класса, Исхан-паша, на вид весьма скромный старик, все время находится в кругу своих ближайших соратников, подполковника Шериф бея и капитанов Мемет бея и Зыя бея.

Пленники, видимо, чувствуют себя довольно спокойно, и вступают в разговор, выражая свое сожаление, что не могут свободно объясняться по-русски. Сам Исхан-паша совершенно не владеет русским языком. Шериф-бей, беседуя с публикой, рассказал о своём пленении. Всё им передаваемое сходится с сообщёнными в агентских телеграммах».

Имеются сведения об  Исхан-паше и в татарских газетах, которые выходили в это время на арабской графике. Пленил турецких пашей командир 14-й роты 154 п. Дербентского полка капитан Вашакидзе. В его рапорте изложено следующее: «В полку 1 час 5 мн. дня с вверенной мне 14-й ротой, по получении от

G-Tifis-vokzal
 Тифлис, вокзал. Путь пленного Ихсан-паши в Сибирь начинался отсюда... 

ближайшего своего начальника приказание, перешел без промедления в атаку на передовой опорный пункт турок – скалистую высоту с тремя соснами, где у них стояло 2 пулемета с прикрытием. Я их сбил и проследовал до тех пор, пока мы не захватили на опушке леса. Не ожидая подхода соседних рот, я переменил направление под прямым углом, быстростремительно двинулся туда, где у неприятеля находился бивак, что было мною лично выяснено на разведке в ночь с 21 –го на 22-е декабря. Бивак находился на седловине и ската высоты Турнагель, покрытых лесом. Атаковал эту высоту, рота строем захватила 4 орудия и 4 пулемета. При дальнейшем движении мне удалось прорвать линию обороны и выхватить из глубины расположения неприятеля весь высший командный состав; удачными действиями своей роты я захватил в плен командира 9 корпуса Исхана-пашу со штабом, трех начальников дивизий 19-й, 28-й и 29-й – тоже со штабами, 107 штаб и обер-офицеров, более 2000 аскеров, медицинский персонал, лагерь, еще 4 орудия, кроме вышеуказанных, снаряды и патроны. Прождав на биваке противника полутора-два часа времени, не дождавшись подхода соседних частей и рот, и находя небезопасным далее оставлять пленных мною пашей и др. воинских чинов, я решил с гор спуститься и представить их в штаб Сарыкамышского отряда лично генералу от инфантерии Берхману, при этом 3 взвода с двумя офицерами я оставил на позиции». В дальнейшем капитан Вашакидзе описывает перепитии доставления пленных к генералу Берхману. Все встречавшиеся его начальствующие лица, по его словам, пытались отобрать

 G-Baku-vokzal
 ...пролегал через Баку

завидную добычу и доставить ее лично дальше, но капитан Вашакидзе показал большую изворотливость. Пленные паши и офицеры были им привезены к генералу Пржевальскому, принявшему их у своего домика. Расспросив пашей, он перепроводил их дальше к генералу Берхману, куда их и привел капитан Вашакидзе, лично доложивший генералу обстоятельства пленения. Данный факт, изложенный самим Вашакидзе, дальше в прессе отразился в довольно искажённой форме, на что очень болезненно реагировал в своих воспоминаниях Исхан-паша. Например, одна из газетных статей: «Пленение Исхан-паши» (от нашего корреспондента с кавказского фронта). Один из нижних чинов, находящийся в лазарете на излечении, рассказал мне, как был захвачен в плен командир 9 турецкого корпуса Исхан-паша с тремя начальниками дивизий и со всем штабом. «Батальон, в который входила наша рота, преследовал разбитого неприятеля. Наша рота находилась впереди. Мы шли весь день до сумерек. Когда стемнело, вдруг натыкаемся на турецкий отряд с пулеметами. Одна наша полуроты дружным натиском перебила турок, а пулеметы сбросили в ущелье. После этого ротный скомандовал остановиться. Но турки хитры. Нужно было убедиться всё ли здесь спокойно. Сам ротный, я и еще несколько охотников отправились на разведку. И едва поднялись на грибень, видим, вдалеке множество огней. Не иначе, как турецкий штаб. Мы тотчас вернулись к своей роте и дозорным было отдано приказание не стрелять. Наш ротный всю ночь не спал и все о чем-то совещался с прапорщиками. Наконец, решено было на свету взять обходом вражеский лагерь. Мы произвели точную разведку и узнали, что в турецком лагере находится три генерала, много офицеров и духовный мулла. Чуть свет рассыпалась наша рота повзводно и цепью охватили хребет. Мы не стреляли, чтобы не показать, что нас мало. Вот подошли к ставке шагов на 25. Ротный крикнул: «За мной, ребята!», а на татарском кричит туркам: «Сдавайтесь! Кладите ружья, а не то всех перестреляем!» Кто-то из турок выстрелил наудачу, но остальные кинулись опрометью из ставки. Мы тотчас дали по ним залп. Они остановились и закричали: «сдаёмся!» Их мулла в сопровождении двух офицеров подошел к ротному и просит: не надо, не надо стрелять. За муллой подошел и генерал их с заявлением, что сдаётся. Повели мы пленных, а сами думаем, их человек 300, все вооружены, а нас мало. Как заметят они, что других войск кругом нет, перебьют нас. Когда стали выходить из ущелья, обрадовались: на перевале стоит наша артиллерия. Она подошла в ночь. Мы давай махать башлыками, чтобы наша же артиллерия не расстреляла нас. Наши узнали. На другой стороне перевала к нам присоединилось три батальона. Здесь, внутри расположения наших войск, пленному генералу объявили, что весь его штаб захвачен одною ротой. Он ударил себя в лоб и долго что-то говорил с гневом. Я разобрал лишь слова «шайтан-шайтан». Как оказалось, им нечем было кормить лошадей, и потому они остановились».

B Rostov-na-Donu
 ... через Ростов-на-Дону

Далее события можно восстанавливать по воспоминаниям самого Исхан Паши. После разговора с главнокомандующим Русской Кавказской армии турецкий генерал и его соратники были заточены в одну из грязных и тёмных комнат казармы. Во-первых, неожиданное пленение, во-вторых, усталость за 14 дней беспрерывных боёв сказались, турецкий генерал себя чувствовал очень плохо. К тому же, он обморозил пальцы обеих ног: в то время морозы стояли жесточайшие, термометр опускался ниже 30-35 градусов; генерала мучил бронхит.

После распределительного пункта в Тифлисе маршрут Исхан Паши пролёг через Баку до Ростова, оттуда - Пенза – Уфа - Челябинск.  Через 25 суток они прибыли в Камышлов. Далее на санях в течение 3 дней пленные добирались до Ирбита – ярмарочного городка Пермской области, по дороге ночевали в разных русских деревнях. В Ирбите их устроили в гостинице, где они смогли привести себя в порядок и отдохнуть. Здесь им начинают выдавать жалованье, полагающее высшим чинам – 170 рублей в месяц. Генерал начинает составлять план побега, благо, у него была возможность свободно выходить в город. Покупает гражданскую одежду: пальто и шапку, ищет в мусульманских магазинах человека, который согласился бы быть проводником при побеге из России.

В феврале месяце каждого года в Ирбите организовывалась ярмарка, куда съезжались купцы и торговцы со всей России. Потому в любом уголке города можно было встретить мусульманского купца. Он знакомится с ними, ходит к ним в гости, расспрашивает о возможностях побега, но везде получает неутешительные ответы. Однажды он входит в магазин молодого  мусульманина по фамилии Султанов, который тоже приехал в Ирбит на ярмарку. В разговоре с ним Исхан-паша ощущает сочувствие к турецким пленным.

G-Penza-vokzal
 ... через Пензу

Когда он обращается с просьбой об организации его побега, Султанов тоже не верит этому плану, считая побег невозможным. Но всё же он приводит генерала к хозяину книжного магазина, который был выходцем из казанских татар. 35-летний Шахвели продавал школьные учебники и мусульманскую литературу. На просьбу о помощи, молодой татарин отвечает: «Я только эти слова и ожидал от  мусульманского турецкого паши». Этот человек решается помочь генералу, обещает собрать необходимую сумму денег. Но через 5 дней свободный выход в город генерала прекращается. Сообщается, что турецкие пленные офицеры будут отправлены в Сибирь в город Иркутск, а немецкие и австрийские пленные останутся в европейской части России. В день отправления в Сибирь, генерал был тяжело болен и не мог подняться с постели, в результате он отстает от своих спутников, его помещают в госпиталь. Это был винный склад, переделанный  в госпиталь специально для военнопленных. Здесь он встречает 5 турецких пленных, заболевших тифом.  Их посещают богатые  татарские купцы, один из которых дарит Исхан паше золотую табакерку с алмазом, где была надпись «На память Исхану Паше, оказавшему честь России». Госпиталь охранялся солдатами, и пленным не разрешалось выходить в город. В госпитале генерал пробыл 25 дней. В один из вечеров ему удается скрытно выйти из госпиталя, он находит магазин татарина

G-Cheljabinsk
 ... Челябинск

Шахвели. Но, к его огорчению, тот еще не успел собрать обещанную сумму. Разочарованный Паша возвращается обратно в госпиталь. Когда почти полностью выздоровел, улучив момент, Паша еще раз сходил к Шахвели и взял у него 600 рублей, собранных от богатых мусульман города. Эти деньги ему очень сильно понадобились впоследствии. Также татарин дарит ему толстый плед, чтобы избежать  сибирских морозов, и дает адрес уважаемого человека, к которому он может обратиться за помощью в Сибири. В конце февраля генерала и еще двоих выздоровевших от тифа турков отправляют в Томск. Там их помещают в тюрьму, где уже находились немецкие и австрийские пленные. Он случайно узнает, что турецкие пленные в количестве 20 человек, в основном больные, находятся в другом конце длинного барака. Паша, навестив их, остается в унынии, их состояние было удручающим,  дарит им 100 рублей из тех денег, которые ему дали татары, вместе с немецким бароном раздаёт чистое белье. Паша и здесь находит возможность выходить в город и ищет того человека, чей адрес ему дали в Ирбите. Также знакомится с татарами, бывает у них в гостях. Но

G-yarmarka-Irbit
 Ирбитская ярмарка. Здесь Ихсан-паша познакомился с мусульманским купцом Султановым
G-Irbit
... и Ирбит

путешествие по Сибири продолжается, они на поезде приезжают в Иркутск и далее следуют до города Чита. Это уже было начало марта 1915 года. Сначала устраивают генерала вместе со спутниками в лагере для военнопленных. Через два дня отпускают на квартиру, где офицеры живут под постоянным конвоем. Даже дают прислугу из турецких пленных солдат. Здесь у генерала полностью созревает план побега. Он изучает местность, достает  карту Сибири и Манчжурии, ищет проводника, который смог бы ему и его товарищу Фетхи бею помочь перейти границу России. Проходит месяц март. В Чите проживало около трехсот татарских семей, существовала соборная мечеть. Турки ходят по пятницам в мечеть, Паша близко общается с имамом этой мечети. Наконец, в середине мая приходит весть, что нашёлся человек, который согласился провести их через границу Манчжурии.

День побега назначается 23 мая 1915 г., который совпал с христианским праздником  и в этот день русские гуляли. Исхан-паша и Фетхи-бей  получают иранские паспорта на имя Табризли Джафер и Али Экбер, меняют внешний вид. Проводник, которого Паша называет «Баба» (отец), дорогу знал хорошо, они 12

G-Chita-mechet
 Чита. Мечеть. Здесь Ихсан-паша получает сочувствие  и поддержку имама
G-Chita
 Чита

часов ехали на поезде, потом сошли и пошли параллельно железной дороге. Путь до Манчжурии был долог и опасен. Они попадают и в руки бурят, которые принимают незнакомцев за тех, кто ворует их скотину, и в руки русского патруля, который видит  в них немецких шпионов. Только благодаря опытному и хитрому проводнику-татарину, они благополучно выходят из самых разных сложных ситуаций. Проводник даже после того, как  выполнил все условия договора, т.е. доставил до указанного места, не может их оставить одних, сопровождает  до тех пор, пока сам не убедится, что турецкие офицеры в безопасности. Вечером 4 июня они пребывают в Харбин. Оттуда добираются до Пекина, но при изучении дальнейшего маршрута выясняется, что в период обострения военных действий и сильного контроля английских войск всех судов в Индийском океане, небезопасно ехать в Турцию. Поэтому составляется очень сложный маршрут: из Шанхая через Японию доплыть до Америки, там добраться до Нью-Йорка, после через Швецию и Норвегию, Данию и Германию добраться до Стамбула.

G-Kharbin
 Харбин. Отсюда, морским путём, началось возвращение Ихсана-паши в Турцию

Хотя в своих воспоминаниях Исхан-паша не дает никаких конкретных фамилий организаторов его побега, но историкам

G-Ihsan-pasha--kniga
 Книга воспоминаний Ихсана-паши о русском плене 

Иркутска стало известно, что в 1912 году там был создан подпольный  татаро-турецкий комитет. «Члены комитета вели активную антирусскую пропаганду, собирали разведсведения о положении в Иркутском военном округе и перевозках по Транссибу. После начала войны они собрали среди мусульман Иркутска и переправили в Турцию 147 тыс. рублей. В январе 1915 г. комитет организовал побег из Читы в Китай Исхана-паши, пленного командира 9 корпуса турецкой армии. Контрразведке удалось внедрить в состав комитета 4-х секретных агентов, с помощью которых и было установлено, чем же именно комитет занимался. В январе 1915 г. по приказу начальника Иркутского жандармского управления Балабина всёего руководство было арестовано». Профессор Акдес Нимет Курат  сообщает, что после побега генерала российской жандармерией были арестованы купец Шафигуллин и его близкие. Таким образом, Исхан-паша совершил побег из Сибири благодаря помощи казанских татар.

О побеге в российской печати не сообщается, по крайней мере мы не увидели никакой информации об этом в печати 1915 г.

После возвращения на родину Исхан-паша находился на различных постах военной и гражданской службы в Стамбуле.  Попытки вернуться  на действительную военную службу успехом не увенчались. Во время оккупации Стамбула силами Антанты организовывал поставку в Анатолию оружия и боеприпасов. Позже был депутатом из Стамбула в Национальном Собрании Турции. В 1925 г. был  назначен губернатором г. Измира.

 

ÖZET

RUSYA GAZETELERİNDE İSHAN PAŞA HAKKINDA BAZI BELGELER

Prof. Dr. Elfina Sibgatullina, Rusya Bilimler Akademisi Şarkıyat Enstitüsü / Moskova-RUSYA

Bu makalede Sarıkamış savaşında Ruslara esir düşen 9. Kolordu komutanı İshan Paşa hakkında Rus basınında 1914-1915.yıllarda çıkmış yazılar ele alınıyor.  Onlarda tümgeneralin esir düşme vak’ası ve  Sibirya yolculuğu esnasındaki durumu, sürgün yeri Çita’dan fırarı ve Kazan Tatarlarının ona yardım etmeleri hakkında yeni belgeler veriliyor. Anahtar Kelimeler: İshan Paşa, Rusya, Sarıkamış, Kazan Tatar.

 

Статья опубликована с согласия автора.

Источник публикации:  Альфина Сибгатуллина. Некоторые сведения об Исхан-паше в российской периодической печати

 

                                                                                                                        ОБ АВТОРЕ 

Prof.-Alfina-Sibgatullina
Проф. Альфина Сибгатуллина

Сибгатуллина Альфина Тагировна  -   Родилась в Татарстане. Окончила филологический факультет Елабужского государственного педагогического института, доктор филологических наук (2000), профессор (2002), ведущий научный сотрудник Института Востоковедения Российской  академии наук.

Основные направления исследований – тюркология, история литератур тюркоязычных народов, взаимосвязи народов Османской и Российской империй, суфизм. В монографии «Контакты тюрок-мусульман Российской и Османской империй на рубеже XIX-XX вв.» (М.: Институт Востоковедения РАН, 2010) проф. Сибгатуллиной были рассмотрены такие аспекты, как история паломничества российских мусульман,  посещение России османскими интеллигентами, состояние османских военнопленных периода Первой мировой войны в России, посильная помощь им со стороны казанских татар. Ряд работ   посвящён пребыванию в русском плену и побегу из него генералу Ихсан-паши, пленённому капитаном Вашакидзе. Владеет турецким языком,  публикуется на нем в турецких научных изданиях,

В 2016 году опубликовала в  турецком журнале "Turan" (№ 29) совместную с Н.Ф. Ретиным статью "Генералы Сарыкамышской битвы: Г. Берхман и Ихсан-паша".


                                          --------------------------------------------------------

 


                                                К портрету генерала Ихсан-паши

 

От ведущего сайта. Турецкий генерал Ихсан-паша в сражении с русскими под Сарыкамышем потерял практически весь свой корпус, оказался в плену, и все эти беды, вся боль, весь позор - по вине одного человека, руководителя Сарыкамышской группы русских войск, генерала Берхмана (служил командиром Лорийского полка в Лагодехи, 1893-1898 гг). В фигуре  генерала Берхмана у Ихсан-паши персонифицировалось всё зло его личной и общенациональной катастрофы под Сарыкамышем. Но ничего, кроме безграничного сострадания к бывшему врагу, не возникло в сердце Ихсан-паши, когда он узнал, в каком бедственном положении находится бежавший с семьёй из России Берхман.

13 ноября 1920 года генерал с женой и дочерью Ириной отплыл на итальянском пароходе из Ялты в Константинополь. На корабле его  ограбили, и в Турции, чтобы выжить,  генералу пришлось продать свои ордена.

В Константинополе Ихсан-паша разыскал генерала Берхмана, об их встрече рассказала в своих воспоминаниях Ирина, дочь Берхмана: 

«Каким-то образом разыскал нас Исхан-паша (так в оригинале: "Исхан" вместо "Ихсан". - Н.Р.) и пригласил папу приехать к нему. Папа взял меня с собой как переводчицу. Очень трогательна была эта встреча бывших врагов. Поистине встреча двух рыцарей, которых уж и тогда мало оставалось в мире.

- Генерал,- сказал папе Исхан-паша, - я ведь милостыню просил, когда уходил из России во время революции через Сибирь, а вернувшись в Турцию, был предан суду за сдачу в плен. Верьте мне, что я вполне понимаю и Ваше личное горе, и вашу всеобщую беду, и сочувствую всем вам всей душой.

Папе было горько слушать эту речь. Потом он мне сказал: « Ведь я ему жизнь разбил, отнял у него честь».

Исхан-паша предложил устроить меня учительницей модных танцев к дочерям и племянницам Султана. К несчастью, я и понятия не имела ни о танго, ни о фокстротах, ни о чарльстонах. Тогда Исхан-паша устроил мне место преподавательницы французского языка к дочерям его родственника, одного из министров, Ассафа Паши. Я ездила на эти уроки два раза в неделю и после уроков меня всегда кормили вкусным сытным завтраком. Мои девочки-ученицы были очень славные, и уж до чего Ассаф-паша и его жена были добры и ласковы со мной! Даже военные, турецкие генералы и полковники, которых я встречала в их доме, оказывали мне много внимания.  Но я знала, что в учительницы я никак не годилась, что эти уроки были поручены мне только благодаря желанию Исхана Паши и из жалости к нашей обездоленности. Я была им всем благодарна, но мне было стыдно и тяжко. Всё же заработок у меня, хоть и маленький был, и он позволил нам уйти из общежития и нанять комнату в доме одной гречанки".

P. S. Николай Фёдорович Ретин, прочитав  "К портрету Ихсан-паши", напомнил, что в некрологе генерала Баратова к сороковинам Берхмана приводится любопытная деталь. Когда пленённый Ихсан-паша был доставлен в штаб к генералу Берхману, тот приласил его и некоторых турецких офицеров на чай:  "Командир турецкого корпуса со своими ближайшими сотрудниками пил чай в гостях у генерала Берхмана в Сарыкамыше...". 

"Это вполне человеческое отношение к поверженному противнику,  - комментирует Николай Ретин, - возможно,   нашло отклик в сердце Ихсан-паши, когда он в Константинополе разыскивал и помогал Берхману".

 


Просмотров: 551


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): Джентльмен
Дата: 19-01-2018 11:25

Мусульманин, турецкий генерал Ихсан-паша - настоящий джентльмен! Вспоминается другой мусульманин, воин, защитник Ислама - джентльмен с Большой буквы САЛАХАДДИН, направивший еду, фрукты, воду, врача своему заклятому врагу, умирающему крестоносцу Ричарду Львиному Сердцу!

Удалить

Комментарий добавил(а): Он самый
Дата: 20-01-2018 08:44

Саладин!!! Грозный Исламский лидер, Саладин, султан Египта был уважаем своими врагами и боготворим своими стронниками (Джон Джей Робинсон. Темницы, Огонь и Мечи. Рыцари Храма в крестовых походах. Стр.133. Издательская Группа «Эт Сетера». Москва,2004).

Удалить

Комментарий добавил(а): авара
Дата: 24-01-2018 16:12

Паата Нозадзе писал что 04-01-2018 Как хорошо что закончилась русско-турецкая война. А теперь будем изучать жизнь пленных турков в России, и их влияние на идеи пантуркизма в Российской империи и после ее распада Некоторые деятели продолжают развитие этих идей до сих пор.

Удалить

Комментарий добавил(а): Николай Ретин
Дата: 24-01-2018 17:35

Если Первую мировую войну почему-то именуют русско-турецкой войной, то наверно все-таки какой-то смысл в этой теме был, есть и, похоже, будет.

Удалить

Комментарий добавил(а): Бете Рамазан
Дата: 31-01-2018 21:19

Я прошу прощения, может быть я не в тему, но это может быть интересно читателям и ведущему данного сайта, тем более, на сайте есть раздел, касающийся соседей Лагодехи «Джаро-Белоканы». Раз речь зашла о джентльменах, хотелось бы напомнить об одном современном джентльмене из Закаталы (Чар-Талах, Джаро-Белоканы, Закатальский округ, Закатальский район современного Азербайджана). Речь идет о живущем в Германии всемирно известном ученом, математике, удостоенного Премии Гумбольдта (1990) и почетных грантов от Японского общества поддержки научных исследований (JSPS, 2005) и фонда Отто Монстед (Otto Monsted, 2008), профессоре исследовательского центра им. Гельмгольца (Мюнхен), главном редакторе журнала International Journal of Biomathematics and Biostatistics, входящий в редколлегии многих ведущих международных журналов и серий, включая Mathematical Methods in the Applied Sciences (Великобритания), Glasgow Journal of Mathematics (Великобритания), Journal of Nonautonomous and Stochastic Dynamical Systems (Испания), Advances in Mathematical Sciences and Applications (Япония), Journal of Coupled Systems and Multiscale Dynamics (Канада) и другие МЕСУДЕ ЭФЕНДИЕВЕ. Он не стал членом Баварской Академии наук лишь из-за того, что у него азербайджанское гражданство, а не немецкое. Он всегда подчеркивает, что является гражданином Азербайджана. Гражданство Германии предлагалось ему неоднократно. В порядке исключения ему была предоставлена возможность получить немецкое гражданство в сжатые сроки, но этого он не захотел, предпочитая оставаться гражданином Азербайджана. Вот что Месуд Эфендиев говорит по данному поводу: «Когда мне было предложено стать гражданином Германии, я ответил немецким властям, что у Германии и без того очень много известных ученых в мире, много лауреатов Нобелевской премии. Наличие еще одного, без ложной скромности, известного ученого в процентном соотношении ничего не изменило бы. В Азербайджане же предстоит сделать еще очень многое в науке, нужно двигать ее вперед, и любое подобного рода достижение идет в копилку нашей родины, нашей страны. Свой выбор я сделал давным-давно, и он однозначный. Я гражданин Азербайджана, и все мои научные успехи идут в копилку Азербайджана. Тем не менее, я благодарен Германии, ставшей для меня второй родиной. Здесь созданы все условия для того, чтобы работать и продвигать науку». Вот такой вот современный джигит, адалов (так называли абреков в Джаро-Белоканах), джентльмен из Закаталы/Джаро-Белокан!!! Просто Закаталец!!! Р.S. Современная история и герои заслуживают такого же внимания и уважения, как и история, и герои прошлого. С уважением, Не познав того, что было, не поймешь того, что есть.

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки