Звёздный час капитана Вашакидзе. (Из цикла « Сарыкамыш. Шайтан-капитан Вашакидзе". Часть 1 из 3)

О книге В. П. Никольского "Сарыкамышская операция 12-24 декабря 1914 г." (Из цикла "Сарыкамыш. Генерал Берхман". Часть 5 из 5)

Почти забытые были. Правда о Сарыкамышской операции. (Из цикла "Сарыкамыш. Генерал Берхман". Часть 4 из 5)

Памяти генерала Г. Э. Берхмана. Статья ген. Н. Н. Баратова . (Из цикла "Сарыкамыш. Генерал Берхман"). Часть 3 из 5)

Сарыкамыш: Пора узнать правду. (Из цикла "Сарыкамыш. Генерал Берхман". Часть 2 из 5)

Вторая годовщина Сарыкамышского боя. (Из цикла "Сарыкамыш. Генерал Берхман". Часть 1 из 5)

Об эвкалиптах. 1 декабря 1875 г. (Публикации Л.Ф.Млокосевича)


Посетителей: 1064800
Просмотров: 1302530
Статей в базе: 501
Комментариев: 4007
Человек на сайте: 5







Почти забытые были. Правда о Сарыкамышской операции. (Из цикла "Сарыкамыш. Генерал Берхман". Часть 4 из 5)

Автор: В. М. Федоровский

Добавлено: 28.11.2017

G-general-Berkhman-Georgiy-Eduardovitch
 Генерал Георгий Эдуардович Берхман .

 Неправде – грозной правды глас;

Заслуге – воздаянье;

Покойствие – в последний час;

При гробе – упованье.

                    В.А Жуковский

 

Славные военные традиции, которыми отличались наши кавказские войска, руководили  ими со времени полулегендарной эпохи покорения Кавказа вплоть до революции 1917 года, которая  насильственно смела все вековые устои.  От предков, бившихся с персами, турками и фанатичными мюридами Шамиля, подстрекаемыми помощью, длинная рука которой  уже тогда, тянулась от туманных берегов коварного Альбиона, эти традиции, бережно хранимые, были донесены до времени 1-ой Мировой  войны и блюлись свято всеми частями кавказских войск, где бы они ни были. Особенно ярко  они выявились на кавказском фронте,  где геройский дух кавказской армии проявился в целом ряде блестящих операций, выполненных при необычно тяжелых условиях.

С тех пор прошло уже почти полвека. На жизненную сцену вышли другие поколения. Новое время выдвигает новых людей и им не нужны старые герои, полузабытые были им кажутся легендами. Но наш долг, долг уходящего поколения, передать будущим историкам те сведения о событиях прошлого, которые в правдивом виде должны стать достоянием истории. Эти-то соображения и заставили написать настоящую статью об одной из блестящих операций наших войск в Малой Азии. Недавно в руки автора этой статьи попал архив героя Сарыкамыша генерала-от-инфантерии Георгия Эдуардовича Берхмана,  бывшего командира 1-го Кавказского армейского корпуса и Сарыкамышского отряда во  время операции 12-24 декабря (ст. ст.) 1914 года.

Этот архив, содержащий сотни документов, был прислан мне дочерьми  покойного генерала с просьбой привести его в порядок и передать на хранение в надёжное место (имеется ли только таковое в наш «прогрессивный» век?!).

Пользуясь тем, что было написано самим генералом Берхманом и основано на документальных данных, я постараюсь, по возможности кратко, напомнить о доблестных подвигах наших войск в этой операции.

G-Berkhman-from-Fiodorowski
 Фрагмент статьи В.М. Федоровского

Война с Турцией началась 18-го октября 1914 года. Главнокомандующим кавказским фронтом был назначен старый кавказец  - генерал-адъютант генерал-от-кавалерии граф И.И. Воронцов-Дашков, его помощником – генерал–от–инфантерии Мышлаевский, бывший начальник Генерального Штаба и заслуженный профессор академии генерального штаба; начальником штаба армии – генерал-лейтенант Н. Н. Юденич.

Кавказский фронт, за исключением Батумской области, делился на две части: правая – с операционным направлением на Эрзерум - Александрополь, Кагызман, Карс, Сарыкамыш,  Ольты занимали войска, подчинённые генералу Берхману.

Генерал Г. Э. Берхман, старый кавказец, любимый и почитаемый всеми товарищами и подчинёнными, принадлежал к славной военной семье, служившей на Кавказе в течение трёх поколений. Его прадед был адъютантом Суворова, дед пришёл на Кавказ вместе с генералом Ермоловым и командовал Апшеронским полком, отец был батальонным командиром этого полка и участником завоевания Кавказа и борьбы с Шамилем, командуя впоследствии войсками Дагестанского округа. Сам генерал Г. Э. Берхман, будучи коренным офицером Генерального Штаба, тем, не менее, провел почти всю свою службу на Кавказе и, командуя своим родным Апшеронским полком, отпраздновал вместе с этим славным полком его 200-летний юбилей.

Левая часть фронта – к Персидской границе – была занята войсками генерала Огановского.

Правая группа, силою около 45 батальонов и 20 сотен с артиллерией, распределилась следующим образом: у Сарыкамыша 25 батальонов, в Ольтах 8 батальонов, в Карсе 5 батальонов и в Кагызмане 5 батальонов.  Общее наступление войск, по кавказской традиции,  началось немедленно по объявлении войны. Имея в своём командовании все войска своего района, генерал Берхман лично руководил операцией Сарыкамышского отряда, который с большой энергией пошел вперед и вскоре достиг Кеприкея. Здесь пришлось задержаться, так как положение было осложнено бездорожьем и вопросом о продовольствии. Турки стали быстро накапливаться,  и слабому численностью Сарыкамышскому отряду идти вперед было трудно. Притом Главнокомандующий указал генералу Берхману впредь до особого приказания, в наступление не переходить. Сохраняя за собой захваченную территорию и удерживая свои  позиции, Сарыкамышский отряд в течение ноября находился в упорных боях с сильным противником,  который назойливо атаковал тот или ной участок и иногда переходил в общую атаку на всём фронте. За этот период войска Сарыкамышской группы были усилены двумя пластунскими казачьими бригадами и 6-ю батальонами II-го Туркестанского корпуса.

Главными начальниками войск были: генералы: Баратов, Де Витт, Пржевальский, Гулыга, Чаплыгин и Калин. Ольтинский отряд находился под командой генерала Истомина и также успешно продвинулся в пределы Турции, где, в эту пору, упорно дрался на позициях у селения Ида, прикрывая дорогу на Ольты.  Такое положение сохранялось до начала декабря, когда турки, накопивши большие силы – больше трёх корпусов (IX,  X,  XI), пользуясь крайне пересечённой гористой местностью, предприняли  весьма искусный маневр. Закрывшись в крепкой позиции на фронте войсками Эрзерумской крепости, турки бросили два корпуса на Ольтинское направление против генерала Истомина и успешно потеснили его.  Генерал Истомин, не выяснив, впрочем, вполне сил противника, донёс генералу Берхману о наступлении турок 8-го декабря, и тогда, в помощь ему, была двинута Туркестанская стрелковая бригада, но вследствие  глубокого  снега и крайне пересечённой местности, стрелки не смогли пробиться к селению Ида и к ночи 9-го декабря были принуждены возвратиться обратно. Тогда генерал Берхман решил всеми своими силами атаковать турок на их фронте, впереди селения Кеприкея и, разбив их здесь, бросить часть войск в тыл наступающим на генерала Истомина.

G-plennye-turki
Турецкие военнопленные

10-го декабря в полдень началось общее энергичное наступление, и к ночи обнаружился большой успех, причем один Бакинский полк, взял в плен 900 пленных.  11-го декабря бой разгорелся с новой силой и в эту пору  в ставку генерала Берхмана в селение Меджингерт прибыл помощник Главнокомандующего в сопровождении большой свиты. Именем Главнокомандующего генерал Мышлаевский лично вступил в командование войсками Сарыкамышского отряда, причем объявил свой приказ № 1-й, которым разделил войска на две части: генерал Берхман был назначен командиром 1-го Кавказского  армейского корпуса, часть коего, в соединении с Туркестанцами, образовала Сводный корпус под командой только что прибывшего в свите генерала Юденича.

Генерал Берхман, как старший из всех, был назначен заместителем генерала Мышлаевского, и ему было поручено  продолжать начатый бой, сам же генерал Мышлаевский со свитой уехал в Сарыкамыш, избранный им для своей ставки. Там генерал Мышлаевский узнал, что турки,  оттеснив генерала Истомина на север, большим силами двигаются прямо на Сарыкамыш, где в то время для караульной и этапной службы находились наши тыловые части. Телеграммой от 12-го декабря к генералу Берхману генерал Мышлаевский приказал остановить бой и войскам отойти на свои исходные позиции. Разгадав намерение турок, генерал Берхман немедленно двинул из своего резерва в Сарыкамыш два полка: Кубинский пехотный и Запорожский казачий с артиллерией и начал подготовлять новую, вытекавшую из обстановки,  операцию.

13-го декабря  генерал Мышлаевский возвратился к генералу Берхману и оставался весь день 14-го декабря, причем, непрерывно беседуя по телефону с Сарыкамышем, старался определить положение, которое всё ухудшалось, так как в ночи было выяснено, что пять турецких дивизий (IX-го и X-го корпусов), лично предводимые молодым и энергичным Энвер-пашой, подходят к Сарыкамышу и уже отрезали железную дорогу на Карс.

G-Myshlaevsky-Alr-Zakh
 Мышлаевский Александр Захарьевич, заместитель Главнокомандующего Кавказской армией

15-го декабря, рано утром, генерал Мышлаевский, «озабочиваясь болезнью и трудами Главнокомандующего» (который уже был болен с начала войны и не покидал постели), оставил отряд и окольной дорогой, вместе со своим начальником штаба генералом Болховитиновым, выехал на Кагызман и далее  через Александрополь в Тифлис. Покинув отряд,  генерал Мышлаевский  в собственноручном предписании с пути 16-го декабря за № 51, приказал генералу Берхману принять командование всеми войсками. Таким образом, генерал Берхман по-прежнему стал начальником Сарыкамышского отряда. Ещё до получения этого приказа, в тот же час, когда генерал Мышлаевский оставил Меджингерт, генерал Берхман, ввиду крайнего тяжёлого, даже критического положения отряда  и согласно «Полевого Устава» самочинно вступил в командование и всем начальникам  колонн (генералам:  Юденичу,  Баратову, Де Витт) послал телефонограммы, указав, что генерал Мышлаевский удалился и  что он  – генерал Берхман – вступил в командование Сарыкамышским отрядом,  донеся об этом тогда же Главнокомандующему.

С этой минуты генерал Берхман был единственным, полноправным, законным, властным и ответственным распорядителем судьбы отряда.  Начальником  штаба генерала Берхмана состоял полковник Ласточкин.

Генерал Берхман поставил себе задачей, прикрываясь на фронте самыми необходимыми войсками, все силы двигать на Сарыкамыш.  Во исполнение этого плана для сохранения своей растянутой позиции и для укорочения пути подвозов от Сарыкамыша на фронт, генерал Берхман приказал всем войскам отойти на позиции к Меджингерту, причём образовал три арьергарда: правый – генерала Юденича, средний - генерала Де Витта и левый -  генерала Баратова.

Сарыкамышскую группу наших войск, которая во все последующие дни, с каждым часом, нарастала в силах, генерал Берхман с 15-го декабря, по прибытии туда 1-ой Пластунской бригады, вверил  генералу Пржевальскому.

18-го декабря вечером генерал Берхман со своим штабом прибыл в Сарыкамыш и здесь, в течение пяти суток, руководил всеми колоннами и группами войск и, ведя их к определённой цели, оставался под непрерывным артиллерийским огнём турок. 19-го декабря генерал Берхман создал окончательный  план операции, заключавшийся в том, чтобы, удерживаясь на своих арьергардных позициях, обойти левый фланг турок и бросить им в тыл конницу и пластунов генерала Баратова. В развитие этого плана,  он приказал генералу Юденичу объединить командование первым – его и средним генерала Де Витта арьергардами, генералу Баратову форсированно  и энергично двинуться в обход; коменданту Карской крепости было приказано выслать из состава гарнизона возможные силы, которым двигаться вдоль полотна железной дороги в тыл туркам и на усиление колонны генерала Баратова.  Генералу Пржевальскому было приказано энергично атаковать Бардусский перевал (у Верхнего Сарыкамыша),  где ещё с 12-го декабря шёл непрерывный упорный бой; сюда подошли первые силы турок и их встретили  наши войска под командой полковника Букретова. 20-го декабря Бардусский перевал был взят и в то же время обнаружился успех обходной колонны генерала Баратова.  21-го декабря наше наступление развилось и повело к бегству Энвер-паши, а за ним началось спешное отступление X-го турецкого корпуса.  22-го декабря наше охватывающее неприятеля кольцо ещё более сузилось, и к вечеру IX-ый турецкий корпус в полном составе со своим командиром, пашами, пушками, оружием, обозами и всей материальной частью отдался в плен. В донесениях генерала Берхмана особенно выделялись Бакинский и Дербентский полки, захватившие большие трофеи. Это бригадой командовал тогда полковник Ф. М. Волошин-Петриченко, доблестный командир Кубинского пехотного полка.

Так победоносно была закончена беспримерная по доблести войск операция, проведенная в течение многих дней на высотах гор (7-8000 футов), среди суровой зимы и глубокого снега, при трескучих 30-тиградусных морозах, причём войска часто оставались без пищи из-за невозможности доставить ее бойцам на их позиции. Отряд торжествовал победу. Еще за несколько дней до этой победы Кавказ замер в страхе, уверенный в неизбежной гибели отряда и вслед затем появления турок внутри страны. Это ожидание нашествия врага возбудило в населении Тифлиса ужас, быстро перешедший в полную панику. Все, что только могло, побежало на север, за Кавказский хребет, переполняя поезда и запрудив Военно-Грузинскую дорогу. В этот грозный момент  внимание всей России, да и наших союзников,  было устремлено  в эту роковую точку, где решалась судьба Кавказа и где успех противника мог резко изменить обстановку войны. Эта победа уничтожила первую мощную турецкую  армию и в дальнейшем открыла широкий путь нашему успешному завоеванию всей Турецкой Армении.

voroncov dashkov ivan illarion
Илларион Иванович Воронцов-Дашков, Главнокомандущий Кавказской армией

23-го декабря, ответной телеграммой Главнокомандующего на победный привет отряда, генерал Берхман, без объяснения причин, был отстранён от командования и заменен генералом Юденичем. Правда, по представлению графа Воронцова-Дашкова,  генерал Берхман был награждён высокой, но очередной наградой – святого Александра Невского 1-ой степени с мечами, тогда как его ближайшие сподвижники получили ордена Святого Георгия!

С тех пор Главнокомандующий в своих донесениях никогда и нигде не упоминал имени генерала Берхмана и даже объявил приказ по Кавказской армии, в котором, игнорируя действительного победителя турок, выставил других генералов, которые были его подчинёнными и лишь исполняли его приказания.  Надо указать опять, что граф Воронцов-Дашков был в эту пору настолько болен и немощен, что лично заниматься делом не мог и, таким образом, благодаря каким-то закулисным влияниям, была совершена редкая несправедливость. Об этом генерал Баратов писал в своей статье «Памяти генерала  Г.Э. Берхмана» («Возрождение» от 5 января 1929г. № 1403) следующее: «Легко себе представить, что должен был переживать в глубине своей души генерал Берхман после так неожиданно грянувшего на него удара грома. Зная сердечную доброту и благородство графа И.И. Воронцова-Дашкова, нельзя было допустить мысли, чтобы это решение могло быть принятым без какого-то сильнейшего влияния на него со стороны. С этой минуты начались мучения и терзания генерала Берхмана.  Близко знавшие его и его друзья боялись, что он не вынесет этого удара и или сам покончит с собою или умрёт от разрыва сердца. Но генерал  Берхман, будучи глубоко верующим христианином, нашёл в себе силы остаться жить и добиться справедливости путём особого расследования. Долго все настойчивые просьбы о назначении суда оставались тщетными. И только через полтора года его пламенное стремление восстановить своё имя, наконец, исполнилось.  После самого обстоятельного и всестороннего расследования дела генерала Берхмана, по Высочайшему повелению, бывшим начальником Генерального Штаба генералом Палицыным последовал нижеследующий приказ от 26-го июля 1916 года: «Государь Император, в 21-ый день июля, всемилостивейше  соизволил пожаловать орден Святого

G-Voennaya-byl
Обложка журнала "Военная быль" со статьёй В.М.Федоровского

Великомученика и Победоносца Георгия 4 степени генералу-от-инфантерии Берхману за то, что, состоя начальником Сарыкамышской группы войск и получив весьма трудную и сложную задачу остановить натиск турок на Карском направлении, исполнил эту задачу блестяще, проявив твёрдую решимость, личное мужество, спокойствие, хладнокровие и искусство вождения войск, причём результатом всех  распоряжений и мероприятий генерал-от-инфантерии Берхмана была обеспечена полная победа под городом Сарыкамышем».

Этот Приказ, наконец, пресёк безобразную интригу, благодаря которой, имя генерала Берхмана, действительного победителя турок под Сарыкамышем, на полтора года после этой победы, было изъято из официальных реляций. Его имя никогда и нигде не упоминалось в связи с этой операцией и было как-бы стёрто со страниц истории. На его место был выдвинут генерал Юденич, блестящий полководец и герой последующих операций на Кавказском фронте но, в рассматриваемой операции, бывший лишь подчинённым генерала Берхмана.

После Высочайшего Приказа генерал Берхман принял корпус на Румынском фронте, которым доблестно и прокомандовал вплоть до революции.

Этот Высочайший Приказ поставил имя генерала Берхмана на подобающее ему место. Последовавшие крупные военные события и надвинувшаяся революция как-то заслонили этот факт и, уже в эмиграции, некоторые военные писатели всё ещё продолжали подставлять имена других лиц на место настоящего победителя под Сарыкамышем генерала Г.Э. Берхмана.

 

Источник: В.М.Федоровский. Почти забытые были (Правда о Сарыкамышской операции). - Военная быль. Издание обще-кадетского объединения под редакцией А. А. Геринга.  – Париж, 1963. № 58. С. 2-5.

 

Николай Ретин, исследователь биографии генерала Георгий Берхмана

Статью Федоровского В.М. «Почти забытые были (Правда о Сарыкамышской операции)» Военная быль. Издание обще-кадетского объединения под редакцией А. А. Геринга.–Париж, 1963. № 58. С. 2-5 нашел на (https://archive.org/search.php?query=creator%3A%22Obshche-kadetskoe+obedinenie+%28Paris%2C+France%29%22).

Недавно статья была опубликована в книге «Гроза 1914. Великая война в воспоминаниях очевидцев» Автор-составитель О.Г.Гончаренко. М.2014. С.172-177. 


Просмотров: 191


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки