Куколки и бабочки Насти Родионовой. Критические заметки

Куколка. Рассказ Насти Родионовой (Из цикла "Настя", ч. 2 из 2)

Скоро будет Настин день (Из цикла "Настя", ч. 1 из 2)

Срочная новость: Началось проектирование тропы по кронам деревьев в Лагодехском заповеднике

Вкус Лагодехи

Заметки о периодических явлениях природы в окрестностях уроч. Лагодехи (Сигнахского уезда, Тифлисской губ.)

Биография Людвига Млокосевича. Статья из Польского Биографического Словаря


Посетителей: 1209842
Просмотров: 1496647
Статей в базе: 539
Комментариев: 4196
Человек на сайте: 3







Кузнечики

Автор: Пётр Згонников

Добавлено: 10.01.2017

                                        

Така золота, що нема зупину.
Така буйна – нема вороття.
В останніх коників*, що завтра загинуть.
Вчуся ставленню до життя**

                         Осiнь. Леонид Киселёв, 1968

 

G kuznechiki
Кузнечик

В полутьме,  не глядя, снимаю с вешалки  ветровку. Краешком сознания отмечаю  нелепость: на отвороте  - прищепка. Зачем она? Кто  её  поставил? Я этого не делал…  Прищепка вдруг оживает и прыгает на стену. 

Включаю свет. Со стены на меня  возмущенно смотрит кузнечик, едва сдерживаясь, чтобы не наговорить  резкостей.  Снизу, от батареи,  идут потоки теплого воздуха. «Ах, вот оно в чём дело, - греется…».  Кузнечик  прыгает на пол  и прячется за  батарею. Беру фонарик – а там их с футбольную команду, поводят усиками: «Чего надо?..».

Кузнечики заявили  о себе в середине октября. Как-то обнаружил, что они ордой облепили южную стену дома. В  погожие дни солнце нагревало её, и кузнечики, уцепившись лапками за неровности,  часами нежились в тающем тепле  уходящего лета.   С сумерками, когда с  гор начинало веять зябким ветерком,  кузнечики  покидали  солярий и куда-то исчезали.   

В ноябре   вершины гор забелило первым снегом, и ночи крепко посвежели.  Я к этому времени стал   протапливать комнату,  и мои кузнецы быстро учуяли, какое благо для них человеческое жильё.  К вечеру они становились в плотный дозор возле входной двери и,  стоило ей приоткрыться, стремительно врывались в комнату.    Я обрадовался   неожиданным  гостям. Они  не рвались к столу, не горланили песен, не пытались занять моё место – рассаживались на потолке и стенах и благодарно взирали на суетящегося внизу хозяина.

Утром кузнечики   собирались возле двери и нетерпеливо поглядывали в мою сторону, давая знать, что им пора    на залитую солнцем стену. А вечерами снова просились в дом.

Так мы и жили, пока не пришли декабрьские холода.  Слетела с деревьев листва, обнажились стволы и ветви. Седела по утрам трава,  блестели  хрупкими зеркалами робкого льда лужицы.

В один из дней  кузнечики исчезли. Дом опустел. Голые стены, голый потолок. И никто не просится  в  мой  дом. Праздник закончился, мои друзья  покинули меня, не изъяснившись о причинах неожиданного бегства.   

Созрело молодое вино, и в его лёгком хмелю мир перестал казаться мрачным. Я понемногу приходил в себя.  Память наполнялась новыми впечатлениями,   они мало-помалу затушёвывали ноющую  пустоту. Пока  рука не дёрнулась в испуге  от  зашевелившейся прищепки.

Компанию  из семи  кузнечиков я нашёл  между батареей и стеной.  Большую часть суток  они сидели  там  и только к обеду, когда  солнце заглядывало в окошко,   выползали  из укрытия, чтобы усесться на оконное стекло.  

Наружу кузнечики не рвались.  Я встревожился – они ведь умрут с голоду!   Нарвал зелёной травы, разложил  на подоконнике,  сбрызнул водой.  Возгордился своей сообразительностью: будут они есть мои травинки, запивать  капельками воды и думать,  что вернулось к ним счастье, -  летним лужочком и прозрачной росой.

Ели  неохотно, будто чрез силу. Сидели часами, не шевелясь,  и тоскливо смотрели, как сбрасывает широкие лапти листьев тутовник.  Через пару дней  мои друзья  пропали. Совсем.  Я в отчаянии бросился их разыскивать.  Их  не было нигде. С трудом нашёл  двоих за комодом, в  тёмном углу, где не было ни  тепла,   ни воды.  Я осторожно поднёс руку. Кузнечик  ответил вялым движением   и снова  замер.

Можно было подойти к урчащему в углу старенькому компьютеру и спросить у него.  Но что-то меня останавливало.    Лучше жить в неведении, говорил я себе,   и покоиться  мыслью, что они просто спят. Весной пригреет солнце,   они оживут и забарабанят лапками в стёкла.  Я вскинусь, рванусь, очумелый,  к окнам,  распахну их настежь  и буду смотреть, как мои кузнечики с  гиком  скачут в свои вечные луга.

Осенью они  вернутся. Они вернутся и увидят меня - стоящим возле раскрытой двери.

----------------------------------------

*Коник – кузнечик (укр.)  

** Цитируется по статье  Соломона Воложина «Критическая статья « Честность перебежчика Леонида Киселёва», НЛ, 17 июля 2016 г. 

Печатается по: http://newlit.ru/~zgonnikov/5753.html

Фото: с сайта animalreaderr.ru

Просмотров: 1319


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): Людмила
Дата: 11-01-2017 21:22

    Нежная и романтичная, трогательная зарисовка в духе Вениамина Блаженного : - "Я увидел себя в этом робком котёнке Заслонившемся лапкой озябшей от стужи..."

Удалить

Комментарий добавил(а): Татьяна Романюк
Дата: 13-01-2017 20:42

Петр, спасибо за чудесную миниатюру. Дыхание перехватывает, когда без суеты созерцаешь Божьи творения. Особенно самые маленькие, беззащитные. Как все в них доведено до совершенства, как гармонично, как целесообразно… И, всматриваясь в их «бытие», мы умиляемся и удивляемся разнообразию форм жизни, с нашей соприкасающихся. И льнут они к нам, и ищут защиты, и размягчают наше сердце одним своим присутствием. В сборнике «Сны о Грузии» есть стихи Анны Каландадзе, в переводе Беллы Ахмадулиной-«Чиамария»(Божья коровка): «Чиамария,чиамария, отшумел этот дождик сполна.Ты такая смешная и маленькая. Чиамария, где ты спала?...» В 80-х моя подруга и мать моего крестника- Наталья Горленко написала музыку на эти стихи. При желании, можно найти в Инете ссылку на ее исполнение.

Удалить

Комментарий добавил(а): Григорий
Дата: 14-01-2017 19:06

Счастье иметь такой дом:-):-):-)

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки