Новости Лагодехи. Вода и дороги

Нет Автандила, Автандила - нет

Своенравная и прекрасная

Исповедь слепого шарпея

Пощади меня, глупую, пощади мя, безногую!

Lalfy and Jefree

Вышла книга "Галевин. Роман в тринадцати любовных признаниях"


Посетителей: 1176758
Просмотров: 1458937
Статей в базе: 532
Комментариев: 4091
Человек на сайте: 3







Асфальт как лагодехская ценность

Автор: Пётр Згонников

Добавлено: 12.07.2010

 

Picture-1633-B

Укладка асфальта на улице Млокосевича

До развала Союза в Лагодехи заасфальтировали   почти все улицы. За исключением  Пушкинской  и  Третьей Калиновской – не успели.

Штурм Останкино  положил конец прошлому, похоронил страну, на мертвом теле которой, как грибы после дождя, выросли государства новые.   Новую Грузию  лихорадило все 20 независимых лет -  не до асфальта, быть бы  живу.

Последние годы  жизнь стала налаживаться,  и о Пушкинской, которую переименовали в улицу  Асатиани,  наконец вспомнили.   Итак, в августе прошлого года на  улицу пригнали тяжелую технику, улицу подровняли где нужно, засыпали щебнем, утрамбовали и выстелили асфальтом. В одно время с Пушкинской  заасфальтировали  улицу Млокосевича.   А на  Третью Калиновскую  денег хватило только на щебень, асфальта там так и нет.

Те, кто  живет в Москве, Афинах,  Питере или Тбилиси,  асфальта не замечают. В больших городах он данность. Как небо, облако, подземка и городской шум. Там  асфальт может быть плохим или хорошим, но не быть – не может.    Совсем другое дело  Лагодехи. Мы, лагодехцы,  долго просидели без этого блага, чтобы относиться к нему как к банальному  атрибуту современной жизни.  На моей родине   асфальт был и остаётся ценностью. Признаком цивилизации, показателем  статусности, демаркационной линией, разделяющей  город и  село.                                                                                                                   В 1962 году, когда посёлок городского типа Лагодехи  получил официальное право

AS-5

 Такими были  лагодехские улицы до того,

 как пришёл асфальт. Улица Батумская, 1974.

Из архива Анны Семьянской (Сергиев Посад)

называться городом, мои земляки, в особенности мы, подростки, жили в ожидании волшебного превращения нашего посёлка в город. И главным показателем, что мы уже город, а не село, должен был стать асфальт, которого тогда в Лагодехи было ничтожно мало.  Асфальт лежал  лишь в центре, на маленьком пятачке,  занятом  райкомом партии,  райисполкомом, гостиницей и кинотеатрам. Пятачок олицетворял  «Олимп» местной элиты, местом, где сосредоточилась   районная партийная и советская власть, и асфальт там полагался – коммунистическая власть, в меру возможностей, заботилась с своем внешнем виде.

В полусотне метров от «олимпа» асфальтовое покрытие обрывалось, переходя в каменистые  улицы. Мой город стоит на гигантском наносном  основании из камня,  гальки и песка. За миллионы лет сели вынесли из Лагодехского ущелья несметные количества тонн и кубов  твердых пород, на которых и устроился  Лагодехи.  Улицы той поры представляли собой «пересеченную местность»: с колдобинами,  буграми, выступающими из земли валунами. Езда по ним,  в особенности на телегах и  арбах, как правило, безрессорных,  превращалась в нелегкое испытание.  Картину  дополняли  прорытые  по  обочинам  канавы, по которым текла вода из горной речки.  В ливни  канавы переполнялись, и водный  поток устремлялся на проезжую часть, размывая до неузнаваемости. По этой причине   лагодехские улицы до «эпохи асфальта» более походили на русла пересохших  рек, нежели на  улицы в их обычном понимании.    

Picture-1686-B

Новый асфальт на улице Млокосевича

Асфальт пришёл в  Лагодехи   через год-два после получения им статуса города. Начали с центральных улиц, постепенно   продвигаясь к окраинам местечка.  Небольшой экскаватор с узким ковшом  вырывал с обеих сторон улиц, на  месте старых канав,  полуметровой глубины  траншеи. Траншеи бетонировали, - дно, стены, - получались достаточно глубокие и аккуратные  арыки.  Назначение их осталось таким, каким оно было у канав, - полив огородов.  Проложив арыки, переходили к следующему, самому главному этапу работ - к укладке асфальта.

До улицы  26 комиссаров, где жила наша семья,  очередь подошла в 1967 году. Устройством арыков занимались трое рабочих, лагодехский  интернационал: двое русских, один грузин.  Преисполненные собственной значимости они приходили на работу к 10-11 часам утра и сразу брались перекусывать. В ожидании, когда  «контора» привезет песок и цемент.  Контора в тот день могла вообще ничего не привезти и тогда рабочие, промаявшись несколько часов, уходили.

Хозяева домов, возле которых производились работы,  привечали рабочих как могли. Выносили им еду,  вино,  иногда приглашали в дом, чтобы угостились по-людски, не на улице. Из благодарности за ту красоту, что они сделают. И не без крестьянского прагматичного умысла: чтобы работу сделали добротно, как добротно привыкли делать всё, за что брались, русские мужики в Лагодехах .  Рабочие пили прохладное вино,  заедали сыром с зеленью,  хрустели куриным крылышком (вино-зелень-сыр-курочка –  дежурная еда тех времен в любом лагодехском доме)  и давали слово, что сделают все на совесть.

И, удивительно, что сделали. Арыки стоят уже более полувека – не разрушились, не рассыпались, не потрескались…

Асфальт на моей улице укладывали те же рабочие. Здесь борьба за качество со стороны хозяев достигла наивысшей точки накала. Все знали,  что асфальт воруют.  Прораб, рабочие, при полном невмешательств со стороны «конторы»,  безбожно воровали асфальт для левых работ. Методика отличалась предельной простотой: уменьшали толщину асфальтового покрытия.  Хозяева, тревожась, что на прилегающей к их участкам территории улицы положат тонкий слой, старались  с удвоенной  энергией. Кормили-поили, совали в карманы прорабу десятки и четвертаки.  За качество. За отдельную же плату можно было заасфальтировать дорожку, соединявшую проезжую, заасфальтированную часть улицы со двором.  Иные, посостоятельнее,  асфальтировали себе внутренние дворы. Такую роскошь могли позволить себе единицы,  хозяева, способные выложить за несколько десятков квадратных метров деньги в размере одно-двухмесячной зарплаты. Прораб и рабочие ради таких  безумных  денег  шли на всякие хитрости, лишь бы съэкономить асфальт.

Picture-1689-B

Улица Асатини (бывшая Пушкинская)

В результате асфальта для улицы 26 комиссаров не хватило. Покрыли всю улицу одним слоем, а второй  довели лишь до переулка, соединяющего улицу 26 комиссаров с улицей Первого мая.   Почти 50 лет, до новых грузинских времен, моя улица так и простояла с недоуложенным асфальтом. Своеобразным памятником эпохе, в которой каждый откуда-то тянул, что-то имел, и не было это уж очень зазорным, напротив, «умение вертеться» считалось  признаком ловкого ума и вызывало что-то похожее на уважение.

Как ни воровали, а  городок все же  заасфальтировали. И он преобразился:  к природным достоинствам добавились чистые,  гладкие  улицы и аккуратные  арыки  с весело журчащей в них водой. Возле заборов жители посадили цветы, высадили  вишневые и черешневыми деревья,  хурму, от прежних времен остались липы и живые изгороди.

В те годы  через  Лагодехи пролегало несколько туристических маршрутов. Икарусы и ЛАЗы каждый день привозили в лагодехскую турбазу несколько групп туристов. В вечернее время небольшие  компании туристов,   преимущественно россияне и украинцы, гуляли по улице 26 комиссаров.  С  удивлением и с заметной  завистью смотрели они на по сторонам.   Такой красоты и достатка, в каких жили тогда в Лагодехи люди, они на своих родинах не знали.

А потом, как известно, благополучной жизни пришел конец. Конец пришел, а асфальт остался.

Так же, как  осталась и эта незамысловая история.

 

Фото: Валерий Огиашвили  

 

 

Просмотров: 2442


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки