Русский плен генерала Ихсан-паши (Из цикла "Сарыкамыш. Турки". Ч. 2 из 3)

Ихсан-паша и его солдаты в Тифлисе (Из цикла "Сарыкамыш. Турки". Ч. 1 из 3)

В ночь Cвятого Рождества

Что там на часах?

Дело о Святом Георгии капитана Вашакидзе (Из цикла "Сарыкамыш. Шайтан-капитан Вашакидзе", ч. 3 из 3)

"Как я пленил генерала Ихсан-пашу": Доклад капитана Вашакидзе полковнику Эсадзе. (Из цикла "Сарыкамыш." Шайтан-капитан Вашакидзе")

Звёздный час капитана Вашакидзе. (Из цикла «Сарыкамыш. Шайтан-капитан Вашакидзе". Часть 1 из 3)


Посетителей: 1091187
Просмотров: 1335757
Статей в базе: 508
Комментариев: 4028
Человек на сайте: 4







О Кавказском тетереве, открытом Млокосевичем

Автор: Николай Динник

Добавлено: 04.10.2015

Открытие Млокосевичем кавказского тетерева вызвало бурную реакцию в научном  мире.  Десятки зоологов  посещали прежде Кавказ, изучили, казалось бы,  всех птиц, да вышло, -  не всех: кавказского тетерева, что привлек  внимание Млокосевича и обитает, как позже выяснилось, едва ли не в каждом уголке Кавказа, они-то и  не приметили. Как только стало известно о находке Млокосевича, ученые на Кавказ отправились снова  - изучать тетерева, считавшегося  до того  обычным полевым.

Публикуемая сегодня  статья известного путешественника, исследователя природы Кавказа, зоолога, географа и геолога Николая Яковлевича Динника (1847-1900) из Ставрополя, вызвала мой интерес прежде всего тем, что автор, делясь своими наблюдениями за кавказским тетеревом,  сравнивает  их с наблюдениями Млокосевича.  Известный труд последнего  стал таким образом своего рода классикой, эталоном в изучении тетерева.  Кроме того, статья дает пищу для понимания личности самого Млокосевича и этому аспекту я намерен посвятить следующую публикацию, которой завершу  триптих о кавказском тетереве.

А коль я  заговорил о ближайших планах, то проговорюсь еще более. Настала  пора переосмыслить концепцию сайта -  привнести что-то новое не в ущерб существующему. Если вкратце, это будет что-то вроде "Лагодехи плюс". Буду думать, это приведет ко временному перерыву в публикациях. О чем обязательно сообщу.

                                                         Петр Згонников 

 

                                         

                           Н. Динник. Кавказский тетерев (Tetrao Mlokosyewitzii Tacz.)

G-Dinnik-Nik-Yakovl
 Николай Яковлевич Динник 

В 1880 году  мною была помещена в журнале «Природа и Охота» небольшая заметка о кавказском горном тетереве. Она была результатом сравнительно очень кратковременных наблюдений над этою птицею: с тех пор мне несколько раз пришлось встречать ее летом во время моих поездок по горам и таким образом пополнить прежние наблюдения и отчасти изменить свой взгляд на некоторые особенности образа этой птицы.

Во время последних путешествий по Кавказу я убедился, что горный тетерев живет почти повсеместно, где только есть высокие горы.  Прежде мне казалось, что в Кубанской области он распространен мало (тогда он попадался мне только в верховьях Лабы и Урупа), теперь же я пришел к обратному заключению. В Карачае, в верховьях Марухи, Большого Зеленчука, Большой и Малой Лабы, Белой – тетерев живет повсеместно. То же можно сказать про горы Терской Области (верховья Малки, Баксана, Черека, Уруха и т.д.). Несколько раз я встречал его в Кутаисской губернии, в верховьях Риона, а другие наблюдатели находили в Дагестане (Самсонов), в Черноморском округе (Марграфт), в Сванетии (Радде) и т.д. Из всего этого можно вывести заключение, что по склонам главного Кавказского хребта и его ближайших отрогов горный тетерев встречается всюду. Путешествуя по Тифлисской и Кутаисской губерниям и расспрашивая о нем местных охотников, я убедился, что и там он встречается почти во всех горах. По рассказам военных, участвовавших в последней Турецкой компании, тетерев находится около Батума и в Армении (Млокосевич).  Таким образом, область распространения его довольно обширна, хотя, конечно, меньше, чем у других видов этого семейства. Карачаевцы называют его агач, таук, т.е. лесная курица; то же название он носит у татарских племен, живущих к востоку от Эльбруса (урусбиевцы, чегемцы и т.д.); осетины обыкновенно называют его просто курицей – корк, сванеты – катан.

Что касается лично меня, то я встречал горного тетерева чаше всего в верховьях Урупа, Лабы и ее притока Закана. Но эта местность  есть настоящее охотничье Эльдорадо. Здесь, на пространстве верст полутораста в длину и верст 60 в ширину, нет ни одного аула, ни одного села или даже хутора. Только летом являются сюда пастухи (по преимуществу абазинцы) со своим стадами, а остальные времена года эта полоса совершенно безлюдна. Дремучие хвойные леса (есть, впрочем,  и лиственные) покрывают здесь дно и склоны ущелий и в них скрывается такое множество зверей, как вероятно нигде в Европе. Над лесами располагаются  превосходные альпийские луга и пастбища, которые главным образом и служат местопребыванием горного тетерева. Здесь я убивал в день по нескольку штук тетеревов, не охотясь за ними, а просто разъезжая по горам верхом. По словам Млокосевича, самцы попадаются чаще самок, я же всегда наблюдал обратное.

В 1883 году я видел несколько раз горного тетерева на высоте от 7500 до 8000 футов, а одного убил на высоте 5500 футов, около горы Беден (между Лабой и Урупом). Ниже этой высоты он мне ни разу не попадался. Недалеко от Лагодех (Тифл. губ.) Млокосевич находил горных тетеревов на 8700 футах, а одиночных самцов даже среди среди снегов на высоте 10000 футов. По моим наблюдениям, тетерев избегает самых высоких альпийских пастбищ без сомнения потому, что там трава настолько мелка и приземиста, что он не может скрываться в ней; чаще всего он попадается на высоте приблизительно 7000 футов над уровнем моря. На такой высоте я встречал целые выводки их.

Большого внимания заслуживает  по-моему  следующее обстоятельство.  От весьма многих,  как русских, так и туземцев, я слышал, что в прежние времена горные тетерева водились около Майкопа, Лабинской, по Зеленчуку до самого впадения его в Кубань, даже около Ставрополя, т.е. в местах, расположенных на высоте от одного до двух тысяч футов, и притом таких, которые скорее должно считать равнинами, чем гористыми местностями.  Покойному К. Ф. Кесслеру  говорили в Георгиевске, что и там прежде водились тетерева. Подобные рассказы мне приходилось слышать от такого большого числа лиц, что сомневаться в верности едва ли основательно. С другой стороны,  трудно объяснить каким образом та птица теперь превратилась исключительно в альпийскую. Приписать это преследованию трудно, так как фазаны, да и другие птицы, водящиеся в названных местностях и подвергающиеся меньшему преследованию,  уцелели и продолжают жить в прежних угодьях. Да наконец не везде на Кавказе так много охотников, чтобы они могли окончательно оттеснить тетерева в высокие горны полосы. Для объяснения же рассказов старожилов о тетеревах, живших на плоскости, можно предположить, что здесь водился прежде обыкновенный полевой тетерев (Tetrao tetrix L.), но и в этом случае трудно объяснить такое быстрое и совершенное истребление его. Об местах, излюбленных горным тетеревом, я уже говорил в прежней моей заметке; теперь еще раз скажу, что альпийские луга, расположенные в верхней границе лесов, составляют настоящее его местопребывание; если же в этих местах есть разбросанные там и сям березовые деревца и кустики, то горного тетерева тут можно  встретить наверно. Часто он попадается вблизи зарослей рододендрона. В сплошном крупном лесу я не вспугивал его ни разу, а на полянах, окруженных со всех сторон лесом, очень редко.

Большую часть жизни этот тетерев проводит на земле. Когда его вспугнет человек или собака, то он, пролетев несколько десятков шагов, садится по большей части снова в траву; если же по близости находятся деревца, то усаживаются и на них, причем сидит иногда замечательно крепко. Однажды горный тетерев вылетел из-под ног моей лошади и уселся на одной из двух небольших березок, находившихся от нас шагах в 60. Березки стояли на таком крутом косогоре, что я прежде чем дойти до них, упал раз пять. Приблизившись к ним шагов на 20, я старался разглядеть тетерева, но напрасно. Тогда я спустился ниже деревьев, рассчитывая, что тетерев, увидя меня, поднимется и полетит вниз, по склону ущелья и все-таки не отделается от моего выстрела.  Я обошел березы почти со всех сторон, а тетерев все не поднимался; я уже начал думать не слетел ли он раньше, незамеченный мною, а потому решил подойти под самые деревья. Здесь у корня березы, я упал еще два раза, но тетерев все не поднимался. Наконец я увидел его, прижавшимся к одной ветви.  Когда я поднял ружье, то дуло его было всего в шагах в двух от птицы. Я потянул за спуск, курок щелкнул, но выстрела не последовало; тетерев все продолжал сидеть. Я снова взвел курок и прицелился, раздался выстрел и тетерев упал, страшно разбитый дробью. Это была старая самка. Другого тетерева я вспугнул в верховьях Закана. Он отлетел шагов 15 от меня, уселся на ветку березы и тут же был убит. Привожу этих два случая с тем, чтобы показать, насколько горный тетерев птица смирная.

G-Tetrao-Mokosiewitschi
Кавказский тетерв Млокосевича

Питается горный тетерев, как его родичи, преимущественно растительной пищей. В зобу его Млокосевич находил Triticem repens, цветки Ranunculus и Taraxacum, а я почти всегда – семена Plygonum bistoria, вместе с целыми листьями и плодами других альпийских растений. Кроме того, в зобу и желудке почти всех убитых мною экземпляров попадались насекомые, преимущественно жесткокрылые. У молодых насекомыя попадаются так же часто, как у взрослых; у одного цыпленка я нашел целую, довольно большую жужжелицу (Carabus), а Млокосевич в зобу самца – до 20 штук перепончатокрылых насекомых. Так как Кавказ изобилует ягодами гораздо меньше чем север, то без сомнения они не могут представлять для кавказского тетерева в летнее время настолько исключительной пищи, как для северных видов того же семейства. Никто не упоминает о кварцевых зернышках, которые глотает горный тетерев, я же находил их в желудке каждый раз. Они всегда состояли из белого (молочного) кварца и имел величину немногим более конопляного зерна.

Если вспугнуть тетерева,  то он летит по большей части под гору и в этом случае, несмотря на короткие крылья, полет его оказывается довольно быстрым. Самка взлетает иногда молча, иногда нет. В последнем случае голос ея нежный, тихий писк. Самец часто производит особенный свист своими крыльями. Взлетает горный тетерев иногда весьма неохотно. Мне несколько раз приходилось видеть его в то время, когда он, шагах в 8 или 10, пробирался по траве впереди меня. Нужно было побежать за ним за ним и крикнуть, чтобы заставить его подняться. Один из моих спутников довольно долго гонялся с палкой за тетеревом и едва не убил его.

О размножении кавказского тетерева известно очень мало. Нордман ещо в 40-х годах слышал в Гурии бормотание, напоминающее бормотание обыкновенного тетерева. Млокосевич говорит, что в конце Мая наткнулся на целое стадо самцов, вероятно, ухаживающих за самкой, которую он же  видел здесь. Очевидно,  это было токовище. Я несколько раз спрашивал у горцев, не слышали ли они весной или в начале лета особенного крика самца и не замечали ли чего-нибудь необыкновенного в его поведении; но почти всегда получал неопределенные ответы. Только один карачаевец сказал мне, что перед началом лета тетерев кричит «ровно олень осенью».

Само собой разумеется, что Кавказский тетерев, так похожий на косача, должен и токовать подобно ему. Если же лица, которых приходилось расспрашивать, не слышали токования, то, вероятно, потому, что на высоте 7 или 8 тысяч футов в Мае редко кто бывает, так как здесь, в это время, леса, их опушки и дороги завалены сугробами снега. Таким образом,  о токовании кавказского тетерева мы не знаем ничего определенного.

Почти то же можно сказать о относительно гнезд этой птицы. О них упоминает Млокосевич, которому удалось найти гнездо под выступом скалы; оно было неглубоко и слегка выстлано сухой травой. В гнезде находилась 10 яиц. От абазинских пастухов, проводящих все лето в области альпийских пастбищ, я также слышал, что горный тетерев кладет до десяти яиц, но самому мне гнездо его не приходилось находить. Что же касается выводков, то я встречал их много раз и охотился за ними. Чаще всего они состояли из 6 или 7 цыплят.

Относительно времени появления на свет птенцов я могу сообщить некоторые данные. Несколько лет тому назад я встретил 8  Июля цыплят неспособных еще летать и ростом значительно меньше перепелки. Без сомнения, им было не более 3-5 дней. 12-го Июля мне попался другой выводок; здесь птенцы были уже с перепелку и только могли порхать, с трудом перелетая пространство от 5  до 10 шагов. Двух из них я поймал руками. В минувшем году я встретил 13-14 Июля тетеревят гораздо большаго роста, именно с куропатку. Они летали довольно порядочно, но сидели так крепко, что собака могла иногда схватывать их, и попадались мне как около опушки леса, так и на довольно порядочном расстоянии от него, на альпийских пастбищах. Приведенные данныя показывают, что птенцы горнаго тетерева выклевываются из яиц в начале Июля и в конце Июня. На последний срок указывают птенцы, достигнувшие роста куропатки к 13-14 числу Июля. Оперение птенцов более или менее серое с черноватыми пятнами на спинке; вообще оно очень напоминает оперение самки. В Июле никакого различия в цвете петушков и курочек незаметно; черные перья первых появляются, вероятно, только осенью.  

Если охотник или собака приблизятся к выводку, то самка старается отвести их от своих цыплят. С этой целью она иногда бежит перед охотником по траве и при этом так высоко поднимает голову, что не заметить ее трудно; или же старается отвлечь человека и собаку, притворяясь неспособной летать, иногда же быстро поднимается и, пролетев шагов 80, садится на выдающийся из травы камень и смотрит оттуда, какая участь готовится ее семейству. Такую штуку проделала со мною самка на горе Дженту, недалеко от Лабы.

B-Mikhail-Golubev-Rododendron
Заросли рододендрона - любимое место обитания               кавказского тетерева Млокосевича.               Фото: Михаил Голубев

Ни от кого из горцев я не слышал, чтобы горный тетерев на зиму оставлял горы и перебирался на равнины. Кавказский зоолог Г.И. Радде находил на Лакмальде в Сванетии, на высоте 7700 ф. силки для ловли тетеревов, оставшиеся от зимы. Это, конечно, показывает, что горный тетерев зимует приблизительно в тех же местах, где и живет.

Охотятся на Кавказе за горными тетеревами очень мало и на это есть свои причины. Во-первых,  охота за ними трудна до крайности: приходится целый день карабкаться с одной горы на другую по склонам, крутизна которых бывает иногда не менее 40 или 45 градусов – и к концу дня, что называется, быть без ног; кроме того, если упасть на таком склоне и не удержаться за траву или какой-нибудь другой предмет, то можно, пожалуй, прокатиться кубарем с полверсты, если не более, и изломать не только  ружье, но и собственные руки,  ноги или ребра. Часто случается, что поднявшийся тетерев перелетает глубокую балку  шириною сажень в 60 или 70 и садится снова; будь ровная местность, до него можно было бы дойти минуты в 3 или 4, а тут приходится или делать обход в несколько верст или спускаться в страшную пропасть и потом снова взбираться на верх. При этом придется раз двадцать остановиться, чтобы  перевести дух  пропотеть лучше, чем в любой бане. В прошедшее лето случилось раза два, что убитый мною тетерев падал под гору. Моя собака находила его, но не подавала,  и я сам должен был отправляться за ним. В обоих случаях мне приходилось раз пять останавливаться и отдыхать, пока я выбирался по гладкой  скользкой траве к тому месту, откуда я стрелял. Даже оставляя в стороне все, сейчас сказанное, какой охотник станет гоняться за тетеревами, если рядом с ними попадается другая, гораздо более ценная дичь. В самом деле, на больших горах, покрытых лесами и пастбищами, всегда водится много оленей кабанов, медведей, серн, рысей и иногда даже туров. Спрашивается, какой раззчет ходить туда за тетеревами? Вот поэтому горцы-охотники не обращают на них никакого внимания,  а русский только при случае. Об охоте же с чучелами или на токах  в северном Кавказе нет  помину. Вероятно, тоже и на южном; там, впрочем, ловят иногда тетеревов силками.

                                                                                                Ставрополь,  Н.Динник

 

Источник: Природа и охота, М, 1884, кн. III, стр. 15-20  

Фото:  с помощью Yandex

Просмотров: 1431


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): Нюта
Дата: 06-10-2015 00:00

С тех пор в Лагодехи никаких новых видов фауны не открывали? Вот в Перу, например, только в 2014 году учёные открыли 1751( тысяча семьсот пятьдесят один)!!! новый вид не известных ранее науке животных.

Удалить

Комментарий добавил(а): Валерий
Дата: 09-10-2015 00:00

Будем искать...

Удалить

Комментарий добавил(а): Нюта
Дата: 10-10-2015 00:00

Валерий! В мире насчитывается более двадцати тысяч видов пчел!!! Велика вероятность, что в особенном климате Лагодехи есть и свой, эндемичный вид, но разве возможно его вычислить?

Удалить

Комментарий добавил(а): любознательнй
Дата: 11-10-2015 00:00

Если вы интересуетесь природой и фауной Лагодех. Скажите что за птичка маленькая черная но орет как буйвол. Встречал я ее в детсве в лесу у Алазани, а название забыл.

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки