На летние каникулы

Ведомость о церкви Лелиано-Хашатианской в селе Лелиани. 1913 год (История Лагодехи по церковным документам)

Сны и яви Сергея Жадана

Шато "Кирамала"

Ведомость о церкви Святого Георгия в селе Кахи, 1912 год (История Лагодехи по церковным документам)

Первый фотограф Лагодехи

С выжженными глазами... (Из цикла "Стихи Сергея Жадана в переводах Лачина"". Стих 3)


Посетителей: 1359533
Просмотров: 1647845
Статей в базе: 570
Комментариев: 4325
Человек на сайте: 2







Ещё раз о пластунах

Автор: Пётр Згонников

Добавлено: 28.08.2010

Возвращалась  как-то из Закатал в Лагодехи команда егерей Тифлисского полка...

« Путешествия с оказиями были одним из весьма неприятных условий нашей кавказской жизни. Тянуться целый  день с беспрестанными остановками, делая от  двадцати до двадцати пяти верст,  под палящим зноем, в  густых  тучах пыли, без возможности сделать несколько шагов  в сторону - наводило тоску невыносимую. Уехать же вперед или отстать от  оказии было самым безрассудным риском, за  который, на моей памяти, пришлось многим  жестоко поплатиться. Местность во всем крае*  как будто самою природой приспособлена к характеру воинственного  населения, умевшего довести хищнический способ борьбы с нами до высокой степени искусства. Малейшая, вовсе незаметная балочка, несколько одиноко торчащих кустиков или крупного бурьяну, крутой поворот  дороги, куча крупных  камней и т. п., уже были совершенно достаточны: этим смелым, ловким горцам, чтобы залечь, съежившись змеей или распластавшись до земли тигром, и внезапно  броситься на жертву, ничего не подозревающую. В одно мгновение ока совершалось кровавое дело, и тигры исчезали, как бы провалившись сквозь землю. Приведу пример: однажды из Закатал в  Лагодехи следовала команда Тифлисских егерей, человек в сорок, под начальством офицера (кажется, прапорщик Волоцкой). На совершенно ровной, открытой местности, которую можно было обнять глазом на несколько верст  кругом, люди  двигались в совершенном порядке, офицер пешком, не более 10—15 шагов  впереди. Вдруг  раздается стон, офицер падает,  передние солдаты подбегают и находят  его плавающим в  крови, проколотым  кинжалом  в  живот. Бросились кругом  по густой траве, шарили целый час - никакого следа, никакого признака присутствия человека!.. Так и ушли, унеся несчастного молодого человека на ружьях».

Это из книги « Двадцать пять лет на Кавказе, 1842-1867 гг». Автор  Зиссерман, Арнольд Львович,  бытописатель  Кавказской войны, участник многих военных операций. Преданный русской идее человек, а заметьте, как  он  оценивает неприятеля! Какие находит для него эпитеты!  Враг у  Зиссермана  ловкий, смелый, с умом и пластикой змеи,  с хитростью и сноровкой тигра, скорый на расправу и ловкий в заметании следов. В сегодняшнем ожесточенном мире  Зиссермана за такую осанну в адрес врага  могли бы запросто обозвать врагом  народа (грузинского, русского, американского)

Умы недалекие имеют в арсенале творчества две краски – черную и белую. По их неопровержимой логике врага надо: не любить, ненавидеть,  унижать, оскорблять  и высмеивать.  И на войне, и в жизни. Нужно обладать немалым мужеством, чтобы сказать себе, что  он, - ненавистный, жаждущий твоей крови враг, - равен тебе, а в чем- то и выше.  И не только признать этот неприятный для самолюбия факт, но и найти смелость сделать его публичным.   Не всякий на это способен. Чаще, по известным в психологии механизмам, лелеют своё  Я,  искажая и подстраивая внешний мир в угоду внутреннему покою.  Только сильные натурой  люди  (и народы)  не страшатся отзываться о себе критично, а о других – хорошо.

RuboFA-KtoKogo1905-B
             Кто кого.  Худ. Франц Рубо, 1905

У русских  19-го века это было. Лучшие   писатели  - Лев Толстой, Михаил Лермонтов – отдавали должное врагу  в своих поэмах и повестях, военные летописцы – Николай Дубровин, Арнольд Зиссерман,  Василий Потто, Ростислав Фадеев –  в очерках и хрониках,  генералы  -   в рапортах, солдаты – в устных историях.   «Я топтал снега Кавказа, я дрался с сынами его... как искусно умеют они сражаться, как геройски решаются умирать»  (А. Марлинский).

А что горец, как он переваривал удачи русских?  Горец демонстрировал ту же крепость натуры и  трезвость ума, что и русские. Не успокаивал себя ложной  мыслью, не ласкал придумками о ничтожестве  иль трусости гяура.  «Знали все горы, Богатый и бедный, Знали бесстрашную удаль Слепцова… Знали и мы, чеченцы, соседи его, И любили врага своего».  Слепцов Николай Павлович -  завоеватель Чечни и Дагестана,  заклятый враг горцев, но  это не мешает чеченцам  называть русского генерала  « могучим львом», а  славу его, «высокую и светлую», сравнивать с вершинами Казбека.

Что было делать русским  с таким противником?  Как взять, как обойти? Враг умён, хитер, гибок, благороден и  искусен…  Подобен ящерице, змее, барсу, тигру.   Враг-невидимка. Его нет нигде  и он есть везде.

Классические каноны ведения войны на Кавказе не годились. Это не Наполеон  с вычерченными на поле прямоугольниками своих войск и с таким же прямолинейным европейским мышлением. Да,  Буонапарте  можно легко заманить  в горящую  Москву, а горца так просто не проведёшь.

С первых лет противостояния русские хорошо прочувствовали нестандартность Кавказской войны.  Регулярной армии, приученной воевать по уставу, маршировать по плацу и стрелять по команде «пли» горцы оказались не по зубам. Ушли годы, десятки лет, чтобы это осознать. И принять правильное решение: чтобы победить  противника, надо  уподобиться ему. Против горца есть один приём – горец.

У России такими горцами были   пластуны.   Зеркальное отражение горца генуинного,  его  копия, русский клон «черкеса».   Два сына одной матери-природы, две ветки древа вольнолюбия:  горец русский  и горец горский.  От внешней похожести  (бешметы, черкески,  чувяки,  газыри, папахи и кинжалы) -  до образа мыслей  и способа действий. Схожие моральные принципы, схожий быт, схожая судьба.

Если бы пластунов не было, их бы следовало придумать.

Я не преувеличиваю роли кубанских пластунов в русской победе на Кавказе.   Не пластуны выиграли войну. Выиграли стратеги, полководцы, армия.   Но без пластунов эта  самая затяжная в истории России война затянулась бы ещё на  неопределенное время.

 

          Примечания автора сайта

*   Под краем имеются в виду Джаро-Белоканы

** В Лагодехи находилась  штаб-квартира Тифлисского егерского полка. Описываемые события происходили до 1856 года, поскольку  в 1856 году полк уже был переименован стал называться гренадерским

 

Просмотров: 2720


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки