Бывший "Сырмаслопром" (Новости Лагодехи)

Вода и дороги (Новости Лагодехи)

Нет Автандила, Автандила - нет

Своенравная и прекрасная

Исповедь слепого шарпея

Пощади меня, глупую, пощади мя, безногую!

Lalfy and Jefree


Посетителей: 1178885
Просмотров: 1460873
Статей в базе: 533
Комментариев: 4092
Человек на сайте: 2







Первые ощущения ( из цикла Моё детство прошло в Лагодехи)

Автор: Александр Лапкин

Добавлено: 26.04.2014

B-Zinchenko-Petr-and-Lapkin-Lagodekhi-1953
 Мой отец Андрей Лапкин (справа) с капитаном Петром Зинченко. Лагодехи, 1953

Мое самое раннее воспоминание о Лагодехи: отец несет  меня по маленькому, шаткому деревянному мостику через какую-то речку или ручей. Мостик не доходит до противоположного берега, он сломан, и отец прыгает на другой берег, поскальзываясь и едва не роняя меня. Пронзительный крик мамы, ослепительно яркий,  на фоне высокого темно – зеленого берега  розовый закат и его почти зеркальное  отражение в воде, отчего у меня кружится голова,  теряется ориентация в пространстве, не за что уцепиться, кажется, что я переворачиваюсь. Мне  становится  страшно, очень страшно...

Мне было тогда, наверное, около двух лет и когда я,  повзрослев, рассказал маме, что помню, как папа чуть не упал со мной в речку, она была очень озадачена. А я часто ставил ее в тупик подобными воспоминаниями, которых в раннем возрасте было, конечно, больше, чем сейчас.  Она всегда, удивляясь, спрашивала, как я могу  помнить то или иное событие, да еще в таких деталях, да еще, если тогда был всего лишь носим на руках? Но у памяти свои причудливые странности и, порой она, словно резцом вырезает в детском сознании такие картины, которые остаются на всю жизнь. Так, до сих пор помнятся отдельные мысли того возраста…

Еще одно  сильное ощущение я получил от вполне невинного действия. На нашем крыльце, на его притолоке,  я как-то обнаружил комок газеты, засунутый в самый угол между досками. Немало подивившись странности чьего – то поступка, я решил, что это непорядок  и начал пытаться своей деревянной «саблей» сбить этот  комок.

Неожиданно  откуда ни  возьмись появились огромные, угрожающе  жужжащие насекомые  и начали  кружить вокруг меня. Сейчас я бы сказал, что это были во всех смыслах «неправильные пчелы». Одна из них, заложив крутой  вираж, ринулась на меня и  «с разбегу», ударив в висок, больно ужалила. То ли от внезапности атаки, то ли от невыносимой (будто кислотой плеснули) боли, я не удержался на ногах и, практически потеряв сознание, свалился со ступенек.   Так я в самом прямом смысле  узнал, что означает  выражение  «расшевелить осиное гнездо». Поскольку то, что я принял за комок газеты, оказалось  осиным гнездом, а если  быть точнее, даже не  ос, а шершней, тварей, которые  жалят больнее ос и пчел  вместе взятых.      

С первых же дней пребывания в Лагодехи мы, конечно, ходили с мамой на рынок. Он  находился возле какой- то горной речки*. На  

G-Alexander-Lapkin-Lagodekhi-1954
 Александр Лапкин. Лагодехи, 1954

прилавках лежали огромные  кучи разноцветных фруктов, овощей, ягод, зелени,  в каких – то чашках, плошках, мешочках были насыпаны разноцветные, как мне казалось, порошки (это были разного вида перцы и приправы).  Вид всего этого великолепия и  невероятные  запахи  пробирали до самой души. Потом я научился их распознавать:  пахучую  кинзу и сельдерей,  запахи и вкус других  трав и приправ. Они на всю жизнь стали для меня олицетворением  понятия кавказского рынка.  Еще долго после нашего переезда в Россию наши родные, домашние помидоры, капуста, морковь и прочие овощи казались мне чахлыми, невзрачными, не говоря уже о том, что хурму, гранаты и персики я увидел в Лагодехи  впервые в жизни. А еще были инжир, айва с ее волшебным ароматом, мушмула, тута, алыча, ткемали… А виноград! Особенно  черная «изабелла» с непередаваемым запахом и вкусом, от которого щипало уголки рта.

Сегодня мне это кажется смешным,  но первое время я боялся граната. Будучи сыном офицера, я много чего слышал, читал, видел в кино о гранатах.  Знал,  что они взрываются, от чего происходит нечто страшное:  взлетает в небо земля, кричат раненые, кто- то бросается на землю, кто- то в панике бежит. Как-то я с родителями сидел на скамейке в центральном сквере и увидел на соседней скамейке человека, который   у меня на глазах начал очищать гранат и бросать куски кожуры  на землю. "А что он будет делать?"-  спросил я маму  - " Гранату есть", - ответила она. Ужас охватил меня. Я  закрыл глаза, сжавшись в ожидании взрыва.  Мама, наверное, увидела перемену во мне, встревожилась, но добиться от меня внятного ответа не смогла. Только дома, придя в себя, я рассказал ей в чем дело.

Сквер, о котором  я упомянул, манил к себе абсолютно колдовским запахом  шиповника (это и сейчас мой самый любимый запах)  и каким-то особым уютом. Может быть, это от того, что он крепко связан в моей памяти с самыми родными мне людьми, мамой и папой, с сестренкой? С мамой мы ходили сюда довольно часто, а когда отец был свободен от службы, мы, чаще всего, по вечерам,  ходили в сквер  вместе, всей нашей семьей. Если не ошибаюсь, то в центре сквера  стоял большой памятник Сталину во весь рост, а  недалеко от сквера, со стороны рынка, располагалась  тележка с газированной водой и разноцветными сиропами в высоких стеклянных цилиндрах. Воду подавали в стеклянных стаканах, ополаскивая их после предыдущего  покупателя под струйкой холодной воды. Ставили стакан дном вверх в специальное гнездо в тележке, поворачивали какой- то краник и, провернув стакан вокруг оси пару секунд, доставали его. Сегодня, в эру одноразовой посуды, такой способ " стерилизации" кажется странным и допотопным, но тогда все это считали нормальным, и, кстати, точно так же  мыли кружки и в пивных, и не только в  Лагодехи, но и в Рязани, в Тбилиси и в Москве. А газировка в  лагодехском  сквере была великолепной. Больше всего мне нравился вишневый  сироп с  родным мне «рязанским» запахом.

B Khudozhnick  dyadya Kolya Lagodekhi 1954
 Художник "дядя Коля"

Вообще же, запахи Лагодехи, как первые ощущения моего сознания,  стали для  меня во многом отправной точкой. Многие воспоминания подталкивались именно запахами.  Уже здесь, в России, я часто ловил себя на том, что когда слышал какой- то знакомый по Лагодехи запах - шиповника, бузины,  цветущих  фруктовых деревьев, пряностей,  трав, запах горной речки в заповеднике, - как воображение рисовало   целые картины моего детского прошлого. Стоило мне порой услышать легчайший оттенок аромата, знакомого по детству, как  я сразу переносился в Лагодехи. Это уж сейчас, по прошествии почти шести десятков лет, могу сказать точно:  мой грузинский,  лагодехский  период для меня, русского мальчика с родины Есенина, был лучшим, одним из счастливейших.

В 1984 году мне удалось побывать в Батуми. Первым делом я побежал на рынок, чтобы окунувшись в мир южных ароматов и запахов,  вновь мысленно вернуться в лагодехское прошлое. И так, пока был  в Батуми, считал едва ли не обязанностью почти каждый день побывать на рынке, «сходить за ностальгией».

В Лагодехи я впервые встретился с буквально «неземной»  красотой, и эта встреча, как позднее выяснилось, значитльно определила мое будущее.

Произошло это так.  Я  уже писал,  что часто приходил  к отцу на службу, сидел в его кабинете и с азартом, хотя и неумело,  малевал на бумаге чернилами, карандашами, которых у отца, как у замполита, было много и разных. 

В части, как и положено, был свой художник. Это был солдат срочной службы, вернее, сержант, так как  часть в Лагодехи тогда была школой сержантов. Художник, если так можно выразиться, - на службе армии и партии. Рисовал он  в основном  так называемую наглядную агитацию: всякого рода плакаты,   лозунги, писал объявления, чертил схемы, оформлял ленинскую комнату. ( Интересно, что этим же пришлось заниматься мне, когда спустя 15 лет, я был призван в армию и «прослужил» там художником). Состоял он в прямом подчинении  у отца. 

G-Semya-Lapkinyh-by-Andrey-Lapkin
Моя мама, сестра Татьяна и я. Портрет работы моего отца Андрея Лапкина

Свободное  художество в армии не поощрялось,  любая картина, любой плакат проходили строгий контроль начальства на предмет идеологического соответствия, а также   возможного нарушения «военной тайны».  Отец познакомил  меня со " своим" художником, когда тот рисовал  на стене  одного из зданий части большой плакат на какую-то военно-служебную тематику. Солдат с кистями в руках представился мне " дядей Колей".

Так вот этот «дядя Коля», сам того не подозревая, коренным образом изменил мое представление о мире. Хотя, я, как и все дети в этом возрасте, рисовал, то есть возил по бумаге карандашами, но никогда не задумывался, как и откуда берутся картинки в книгах. Разумеется, я видел в  книжках и журналах  красивые иллюстрации, но  даже представить себе не мог, как они появляются, чем рисуются, что для этого нужно, да и не интересовался этим, как и любой человек,  занятый другими, далекими от мира искусства, делами. Были  и  более интересные и захватывающие занятия, о которых я еще расскажу в своих воспоминаниях. Тогдашнее мое «творчество» не основывалось на конкретном интересе и «творческих» задач я себе, естественно, не ставил, рисовал себе да рисовал.  Мой отец тоже любил рисовать, иногда даже делал копии с известных картин, особенно любил картины  Саврасова. Помню, он писал в то время - долго, с перерывами -   картину с нашей семейной фотографии. Работа шла у него туго, он вконец запутался и позвал себе на помощь дядю Колю.

В один из дней тот появился  в нашей квартире и принес с собой невиданные мною раньше вещи: масляные краски в тюбиках,  стеклянный пузырек со скипидаром, в запах которого я сразу влюбился, разного размера кисти, палитру. Разложил все это перед собой на табуретке,

lagodekhi pamyatnik stalinu
 Лагодехи 50-ых годов. Памятник Сталину в центральном скверике

придвинул к себе незавершенную картину отца, сосредоточился,  обмозговывая что- то. Потом взял в руки тюбик с краской, один, второй...

И тут началось нечто невиданное!

Во–первых, краски! Блестящие, яркие, - они лежали на палитре  цветными червячками рядышком друг с другом, потом, перемешиваясь, рождали под руками художника новые, еще более яркие цвета, количество которых превосходило всякое представление Во–вторых, на холсте появлялось что-то такое, чего до этого момента еще не было, что существовало до этого только в голове художника. Казалось, что можно все, нужно только взять кисточку и обмакнуть ее в краску, из недр которой, казалось, художник и выуживает наши лица, наши руки, глаза…  Мое душевное потрясение было сродни катаклизму! И еще – возникновение нового ощущения, на уровне каком-то физиологическом,  у художников на этот счет  есть выражение - «вкусно написано». Это, в основном, когда речь идет об удачном колористическом решении. Красивые цветовые сочетания вызывали у меня аналогии, похожие именно на вкусовые, не прямые, но как бы подготавливающие организм к приему того или иного «продукта»... Не знаю, как это описать, это что-то неподвластное моему языку, но у меня буквально «слюнки текли», когда я все это видел.

И возникало подобное чувство не раз. Такое было, когда мне подарили  цветные карандаши в большой черной коробке с изображением балерины. Крышка коробки отгибалась и становилась подставкой, а карандаши лежали в коробке в несколько рядов – ярусов. Если не ошибаюсь, это были карандаши 48 цветов, а, значит, в 4 «этажа». Помню, особо потрясло меня сочетание нескольких розовых карандашей разных оттенков.

Эти ощущения повторялись, когда я читал описания блеска и  сияния, переливов  самоцветов, выбиваемых Серебряным Копытцем  в сказах Бажова, драгоценных камней – в  «Тысяче и одной   ночи ».

С годами мне стало понятно, что очень многое, практически все,  что я  представляю собой сегодня - характер, интересы, умения, отношение к людям,- все, что я умею и чувствую и, как художник, и как человек, - было заложено, начало пробуждаться во мне в Лагодехи. Именно там мне выпало жить в самые восприимчивые годы детства.

Известная книга Корнея Чуковского «От двух до пяти» -  это, в том числе, и обо  мне. В Лагодехи я жил в возрасте именно от двух до пяти (с половиной) лет, и именно там, на грузинской земле, и «проросла» вся будущая моя жизнь.

К моим первым ощущениям относится и  едва ли не первое переживание самой сильной тогда  несправедливости, закономерно перешедшее, пожалуй, и в самую большую обиду.

G-lagodekhi-tupikovaya-ulochka
Лагодехи. Одна из тупиковых улочек. Фото: Петр Згонников

Однажды нас пригласили в гости знакомые. Дом, в котором они жили, стоял в небольшом " аппендиксе", образованном отходящей от улицы, где стояли все остальные дома, тупиковой дорогой. Перед домом зеленела небольшая, уютная лужайка, окруженная со всех сторон садами. Возле калитки дома громоздилась куча песка, на которую я немедленно влез, пока родители с сестрой и друзьями открывали калитку и проходили во двор, где росли кусты алычи, цвели какие – то цветы,  и, отвлекшись разговорами, на какое – то время забыли про меня.

Я был увлечен  возведением песчаной крепости, когда вдруг обнаружил, что за мной наблюдает   невесть  откуда взявшаяся, девчонка, - постарше меня, очень противная. Заложив руки за спину, она  с пренебрежением наблюдала за моей работой.  Мы перебросились какими–то словами, после чего она подошла  и, с наслаждением растоптала все то, что я возвел с такой любовью.    Сделала она это с нескрываемым удовольствием, отчего я, никак не ожидавший такой «подлянки», просто остолбенел и не мог  произнести ни слова, не зная тогда еще, чем можно на это ответить.  Девчонка, торжествуя, показала мне на прощание язык и моментально скрылась  во дворе. Пока я соображал, что делать, меня окликнули, и я вошел в ту же калитку.

Вскоре меня позвали в дом. Нас с сестренкой стали знакомить с присутствующими, и вдруг я увидел ту  самую девчонку. Она оказалась  дочкой хозяев дома! Моя обидчица, по-видимому, никак не ожидала увидеть меня среди  уважаемых гостей и пришла в явное и понятное только мне замешательство. Там, на улице, она наверняка решила, что я просто посторонний мальчишка,  посмевший играть в ее песочнице и теперь, наверное, подумала, что я выдам ее родителям, и те всыплют ей по полной И она  придумала гениальный ход -  заревела благим матом, да так, что все переполошились, перепугались, стали ее успокаивать, и, начав расспрашивать  ее о причине горя, постепенно связали происшедшее со мной, по  каким- то признакам решив,  что ее обидел именно я.  «Уже успел!..» - можно было прочитать на лицах моих  родителей.  На них было жалко смотреть,  виноватыми себя чувствовали они - но не я. Я же не мог вымолвить ни слова от обиды, а если я молчу, думали родители, значит, виновен!.. А  девчонка все ревела и ревела.

В конце концов  все как – то улеглось: она так и не призналась в том, что случилось, я же  оказался «прощеным» за проступок, которого не совершал, но весь день для  меня   был бесповоротно испорчен. Дома  я рассказал родителям, как  все было на самом деле, но они, кажется, так и не поверили мне. Так в один вечер я узнал, что такое несправдливость и обида – сильнейшая, до кома в горле.

Возможно, в моих воспоминаниях слишком много личного и мало собственно Лагодехи, но это не от того, что я люблю «себя в Лагодехи», просто я  вспоминаю  жизнь в этом месте  через «призму» именно  своих впечатлений и ощущений. Я люблю эту землю. Не тот реальный поселок, каким  он был в 50-е годы прошлого века, и не тот городок, каким он является сегодня, и которого я совсем не знаю. Я люблю тот Лагодехи, память о котором сопровождала всю жизнь моих родителей, мою сестру, - до самого их ухода, - тот Лагодехи, что остался жить во мне в виде мыслей, образов, ощущений и чувств. Я люблю тот Лагодехи, что живет во мне… У каждого своя любовь к  клочку земли , с которой начинается вхождение в большой мир.

Моя любовь - такая.

 

Фото: из архива автора

 

Примечания

* На въезде в Лагодехи возле реки Шромисхеви

 

пе

Просмотров: 2246


Правила написания комментариев

Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): Людмила
Дата: 26-04-2014 00:00

Уважаемый Александр! Сайт Петра Згонникова, по- видимому, читают люди одного поколения. Поколения, рожденного в другом государстве и тем уникального. И тем ценны и Ваши воспоминания, и воспоминания Татьяны Романюк. У нас всех есть одно общее- наше советское детство. У нынешнего и будущих поколений детство овеяно другими событиями. Мы же росли в другой цивилизации и ее аура всегда вокруг нас. Все так узнаваемо. Хорошо, что Вы все помните так ярко. Извините, может, не по- теме, но после Вашей фразы - " айва с ее волшебным ароматом..." - захотелось поделиться с Вами простым рецептом - когда будете варить борщ, добавьте к кипящему мясу вместе с кореньями и луковицей плод айвы,- блюдо приобретет удивительный вкус. Прошу прощения у автора сайта за это кулинарное отступление, но очень уж захотелось порадовать Александра еще раз " волшебным ароматом айвы. Спасибо за внимание. Людмила

Удалить

Комментарий добавил(а): Эли, Белгород
Дата: 26-04-2014 00:00

Человеческое счастье лежит в светлых воспоминаниях детства

Удалить

Комментарий добавил(а): Анна
Дата: 27-04-2014 00:00

Людмила немного не права,сайт с удовольствием читают разные поколения,разницу в поколение,и даже в два,как с К.И.Чикваидзе,роднит детство проведенное в Лагодехи и поразительное сходство во многом. Вот и благодаря этому рассказу Александра,у меня всплыли свои воспоминания,связанные с осами.В дестве мы любили забираться на чердак бабушкиного дома,там лежало много старых журналов,которые мы любили разглядывать,да и вообще чердак,наверно любимое место многих детей.Но чердак нравился не только нам,но ещё и осам.Строили они свои гнёзда,как раз на самом входе на чердак,и нашей задачей было,сбить это гнездо длинной палкой,успев при этом убежать и спрятаться в дом,т.к. осы тут же устраивали погоню.За день осы успокаивались,и чердак был наш.

Удалить

Комментарий добавил(а): Владимир
Дата: 29-04-2014 00:00

Петр! В связи с начинающимися изменениями климата как себя чувствует в лагодехских горах знаменитый Пион Млокосевича? Расцвел ли уже?

Удалить

Комментарий добавил(а): Владимиру
Дата: 29-04-2014 00:00

Вот- вот расцветет в Лагодехи, в конце улицы Чкалова, это в 100 метрах от заповедника, во дворе у Щоты Эриашвили. Отслеживаю. В горах холоднее, там пора цветения наступит на 10-15 дней позже.. Петр

Удалить

Комментарий добавил(а): Татьяна
Дата: 30-04-2014 00:00

Как жаль, что у меня не было в детстве такого "дяди Коли".Судьбоносные встречи...

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр из Сибири
Дата: 30-04-2014 00:00

В удивительных местах вы живете! У меня на участке пионы еше и невышли из земли! А в Амурской области таежные пионы, тигровые лилии и ирисы цветут в июле.

Удалить

Комментарий добавил(а): Александр из Рязани
Дата: 01-05-2014 00:00

Всех лагодехцев - с праздником весны и радостными дачными днями! Спасибо за ваши комментарии. Специально для Людмилы: айву купил...

Удалить

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки